Расширенный поиск

Информационные кампании и интернет-активизм

Онлайн-активисты борются с азербайджанским правительством за контроль над освещением событий в стране. Если ранее интернет находился в руках государства и доступ к нему даже для официальных СМИ был ограничен, то сегодня каждый гражданин Азербайджана, обладающий интернет-подключением, имеет доступ к информации, может создавать онлайн-контент и размещать его в режиме реального времени на онлайн-платформе.

Через новые каналы организуются политические дебаты и реализуются популярные формы обсуждений, делая информацию доступной как для граждан Азербайджана, так и для политических лидеров.  Инструменты Web 2.0. придали новую сущность политической мобилизации и популярным протестам.

Азербайджанская культура политического онлайн-активизма предшествовала Арабской Весне, которая пронеслась по Ближнему Востоку и Северной Африке в 2011 году. Аресты блогеров-диссидентов Эмина Милли и Аднана Хаджизадеха в 2009 году за размещение на YouTube сатирического видео часто рассматриваются как критический момент: активисты отмечают, что после него государство осознало угрозу, которой может стать онлайн-пространство для его авторитета. К 2011 году, когда лидеры, долгое время обладавшие властью в Тунисе и Египте, оказались свергнутыми, в Азербайджане уже появились политически мотивированные и искушенные в работе виртуального пространства интернет-пользователи, восприимчивые к инструментам и техникам, используемым активистами по всему миру.

Арабская Весна продемонстрировала, что политическая активность и социальные сети составляют мощную комбинацию, способную провоцировать реальные политические изменения.  Это было основой для становления в Азербайджане класса сетевых граждан. Азербайджанские активисты организовали собственную Бакинскую Весну в 2011 году, требуя демократической реформы и уважения к человеческим правам. Изначально задуманная как исключительно онлайн-мероприятие, участники которого могли сообщать о своей поддержке, поставив ‘Like’ (что уже было для Азербайджана достаточно смелым политическим шагом),  акция трансформировалась в живой протест, назначенный на 11 марта 2011 года. В ответ на Бакинскую Весну последовали аресты. Один из главных организаторов, выпускник Гарварда Бахтияр Хайджиев, связал свой арест со своей деятельностью в Facebook. Хайджиев был лишь одним из первых. В целом количество задержанных участников в протестах, организованных через социальные сети, насчитывало сотни.

С учетом этого опыта азербайджанские активисты продолжили использовать инструменты Web 2.0 для выражения социальных и политических претензий. В начале 2013 года в Баку посредством Facebook были организованы протесты – они стали реакцией на смерть призывника Джейхана Губадова, который, очевидно, погиб от ранений, полученных во время жестокого конфликта, связанного с «дедовщиной».  Страница в сети Facebook, Əsgər Ölumlərinə SON” («Остановите гибель солдат»), призывала присоединиться к протесту, назначенному на 12 января. В течение нескольких дней “like” на странице поставили более 17 тысяч пользователей, и около 3000 приняли участие в акции протеста. После участия в мероприятии от 22 активистов потребовали заплатить штраф в размере зарплаты за 1-2 месяца.  В Facebook была запущена кампания под названием «5 qepik», с целью помочь активистам выплатить штрафы; суть кампании заключалась в том, чтобы каждый «донор» пожертвовал всего пять центов. Однако уже через пять дней удалось собрать более 10 тысяч долларов, при количестве участников, равном 2000 человек – этого было достаточно, чтобы погасить штрафы в полном объеме и продемонстрировать солидарность.

Несколько раз правительство предпринимало попытки подавить недовольства, ограничив доступ к сети интернет. Так, например, государственные структуры потребовали закрытия интернет-кафе во время протестов в Исмаилли в 2013 году до  тех пор, пока волнения не утихли. Также, в соответствии с отчетами от 12 августа 2013 года, власти Нахичевана распорядились закрыть интернет-кафе за шесть недель до президентских выборов в 2013 году. Критики утверждают, что члены правительства были озабочены повышением активности в соцсетях и возможными в связи с этим протестами перед выборами.

Другим способом ограничения онлайг-активизма является ограничение свободного потока информации, блокируя доступ к веб-ресурсам. В дни, предшествовавшие протестам 12 января 2013 года, в связи с гибелью Джейхана Губадова, несколько веб-сайтов, критикующих правительство, включая azadliq.az, azadliq.org, musavat.com, qafqazinfo.az, сообщили об успешно совершенных на них DDoS-атаках. И «Azadliq», и Йени Мусават уверены, что за этими DDoS-атаками стоит правительство.

В 2011 году периодически блокировались веб-сайты, принадлежащие оппозиционным СМИ и гражданам-диссидентам, такие, как  Azadliq Radiosu, азербайжанский сайт Radio Free Europe/Радио Свобода (RFL/RE). Интервью на месте происшествия подтверждают, что целью блокировки был не только весь сайт, но и конкретный контент, например, различные YouTube-видео. Зарубежным компаниям, таким, как  BBC, Voice of America и RFL/RE, было запрещено вещать на национальных частотах с 2009 года.

В преддверии президентских выборов в октябре 2013 года зарубежные вещательные компании сообщили о новых попытках заблокировать их контент посредством создания помех для работы спутника. В соответствии с пресс-релизом RFL/RE, «данное вмешательство обладает многими характеристиками намеренного вмешательства. Оно происходит только во время программ на азербайджанском языке. Мешающий сигнал не содержит никакого контента и имеет целью лишь нарушить вещание других программ.  При переключении программ RFE/RL переходит на другие каналы и спутники,  мешающий сигнал также переключается».

Волнения, организованные с помощью соцсетей, не ограничиваются масштабами столицы. В 2012 году возникли протесты на Губе – толчком для них стало YouTube-видео, в котором государственный служащий назвал местных жителей «предателями-крохоборами». Несмотря на то, что это видео, снятое на телефон, было запрещено на телестанциях, контролируемых правительством, оно тут же получило широкое распространение на YouTube. Государственные служащие пытались найти в интернет-кафе лиц, размещавших видео и комментарии в социальных сетях, что привело к аресту двух высокопоставленных сотрудников телекомпании в Хайяле и одного собственника интернет-кафе.

С законодательной точки зрения, онлайн-контент относится к СМИ. Весь создаваемый пользователями контент, от блогов до постов в сети Facebook, может стать объектом более жестких и многогранных законов о СМИ. Это сужает пространство для политической онлайн-активности и ограничивает свободу слова и самовыражения в виртуальном пространстве.  Наблюдается закономерность усиления контроля над цифровым пространством и параллельного ужесточения законодательства в офлайне.

Читать далее: Часть 6: Информационная безопасность и защита информации

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели