Расширенный поиск

Мы – завоеватели. Эпоха великих географических открытий длится уже шесть веков. Появилась каравелла – люди открыли Новый Свет. Появились ледоколы – открыта Арктика и Антарктика. Самолет – и все воздушное пространство наше. Ракета – вот он, открытый космос. Интернет – создано новое киберпространство. Компьютеры… компьютеры открыли людям других людей.

Новые территории означают новые претензии. То, что раньше было неведомо или недоступно, вдруг стало ресурсом, товаром.

Человечество знает два основных подхода к чему-то новому: приватизировать (то есть разделить на всех или отдать кому-то одному) либо запретить. Делили Новый Свет (по Тордесильясскому договору), Африку (на Берлинской конференции 1884 года), Арктику и открытое море (Конвенцию по морскому праву 1982 года). Запретили для всех Антарктику и (во многом) открытый космос. Безъядерные зоны – еще один пример всеобщего запрета.

Интернет и личность – как быть с ними? До середины 1990-х годов можно было сказать, что любое вмешательство в киберпространство и частную жизнь было под запретом. Интернет был фактически не урегулирован национальными законодательствами (которые просто не знали, что с ним делать), неприкосновенность же информации о частной жизни была защищена статьей 12 Всеобщей декларации прав человека. А потом… потом были Директива 95/46/ЕС о персональных данных, Будапештская конвенция о борьбе с киберпреступностью, Великий китайский файервол, блокировки и прочая, и прочая. И персональные данные теперь можно использовать (с согласия или даже без него, но в интересах оператора), и интернет теперь получается регулировать на национальном уровне.

Нельзя сказать, что Интернет уже разделен. Нельзя сказать, что информация о частной жизни уже стала ресурсом. Но тенденция, как говорят, очевидна: слишком велика ценность ресурса, слишком интересен рынок, чтобы сохранять запрет для всех и не допускать приватизации.

Отдельно взятый пример СССР показывает, что недопущение права частной собственности на значимые ресурсы приводит к бесхозяйному отношению к ним. Рональд Коуз и, позднее, Ричард Познер обосновали необходимость установления прав собственности как условие эффективности использования любого актива. Если что-то тебе не принадлежит, ты не заинтересован это беречь и вкладывать в это деньги.

Наверное, пора задуматься над этим. Возможно, мы начнем бережнее относиться к тому, что наше, а не “народное”.

Об авторе

Николай Дмитрик

Кандидат юридических наук, руководитель отдела правового консалтинга ParkMedia Consulting. В 2006-2012 гг. сотрудник Правового департамента Министерства связи и массовых коммуникаций РФ. Принимал участие в разработке законодательства в сфере персональных данных, электронной подписи, электронных государственных услуг, доступа к информации. Автор более 40 научных работ в области ИКТ-регулирования.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели