Расширенный поиск

Обзор антипиратского законодательства Российской Федерации: Часть 10 – Заключение

Анализ поправок, внесённых в законодательство РФ в целях защиты авторских и смежных прав в интернете за последние четыре года, показал, что соответствующие изменения были направлены на регламентацию судебных и административных процедур по ограничению доступа к сайтам, на которых нарушаются исключительные права правообладателей. При этом «антипиратские» поправки на первый взгляд претендовали на сбалансированность, т.к. затрагивали права и обязанности как правообладателей, так и информационных посредников (владельцев сайтов, провайдеров хостинга, операторов связи и иных субъектов): было введено понятие «информационный посредник» и закреплены условия освобождения данного субъекта от имущественной ответственности за нарушение исключительных прав на объекты авторских и (или) смежных прав (ст. 1253.1 ГК РФ), а также был регламентирован порядок внесудебного разрешения споров о нарушении прав правообладателей в интернете (ст. 15.7 закона «Об информации»).

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Обзор антипиратского законодательства Российской Федерации – Введение
Часть 2: «Антипиратское» законодательство Российской Федерации (хронология)
Часть 3: Правовой статус субъектов и судебный процесс
Часть 4: Судебная и административная процедура защиты интеллектуальных прав в интернете
Часть 5: Судебная практика: статистика и кейсы
Часть 6: Правовая позиция информационных посредников в делах о защите авторских и (или) смежных прав в интернете
Часть 7: Общие особенности «антипиратской» судебной практики
Часть 8: Изменения рыночных показателей контент-рынка
Часть 9: Вечная блокировка сайтов и новые каналы распространения
Часть 10: Заключение

Однако большую силу и широту применения получили только новации, адресованные правообладателям, в то время как внесудебный порядок разрешения соответствующих споров практически не используется правообладателями для пресечения нарушений принадлежащих им исключительных прав, поскольку не является обязательным, а положения об освобождении информационных посредников от ответственности за нарушение исключительных прав на объекты авторских и смежных прав применяются Московским городским судом таким образом, что информационные посредники в лице провайдеров хостинга и владельцев сайтов всё же несут эту ответственность (первые обременяются обязанностями, которые невыполнимы, и обязаны оплачивать судебные издержки, как проигравшая сторона, а вторые должны выплачивать правообладателям крупные компенсации за контент, размещаемый пользователями). При этом наличие механизма взаимодействия владельца сайта с правообладателем (форма обратной связи) и своевременное удаление спорного контента в сроки, установленные действующим законодательством РФ, не трактуются Московским городским судом ни как основание для отказа в удовлетворении требований правообладателей, ни как смягчающее обстоятельство, освобождающее ответчика от дополнительных обязанностей и расходов.

Таким образом, «антипиратские» поправки в первую очередь имеют процессуальный и административный характер. При неизменности прав и обязанностей правообладателей создание «антипиратского механизма», состоящего из судебной и административной процедур, включило в него информационных посредников путём введения для последних дополнительных обязанностей, направленных на пресечение нарушений исключительных прав в интернете, которые ранее были им несвойственны.

Анализ судебной практики Московского городского суда по делам о защите авторских и смежных прав в интернете привёл нас к выводу о том, что они имеют псевдо-состязательный характер. Около 90% судебных дел о защите авторских и смежных прав в интернете проходит без привлечения владельца сайта, поскольку требования предъявляются к провайдеру хостинга сайта, который не несёт ответственности за содержание сайта (при этом суд никак не мотивирует отказ от привлечения владельца сайта к участию в деле и от запроса идентифицирующей информации у регистраторов доменных имён, а лишь ссылается на отсутствие информации о нём).

Анализ судебной практики также показал, что по рассматриваемой категории дел явка и участие ответчиков в судебном разбирательстве находится на достаточно низком уровне, что объясняется их иностранным происхождением. Меньше четверти решений выносятся Московским городским судом при участии ответчиков. При этом участие ответчиков в судебном разбирательстве о защите авторских и смежных прав в интернете и их аргументы против удовлетворения требований правообладателей никак не влияют на исход дела: почти все иски правообладателей удовлетворяются Московским городским судом без оглядки на позицию их оппонентов. Несмотря на возражения и аргументы ответчиков, при вынесении решения суд учитывает лишь два обстоятельства: доказанность принадлежности прав на контент истцу (правообладателю) и установление факта нарушения таких прав на сайте, игнорируя иные существенные обстоятельства дела.

В рамках настоящего исследования было выявлено два судебных процесса, обстоятельства которого были рассмотрены одновременно в Арбитражном суде г. Москвы и в Московском городском суде (дела YouTube.com и Bookmate.com). Сравнение решений по данным делам показали диаметральную противоположность подходов арбитражного суда и Московского городского суда к одним и тем же обстоятельствам: судьи Арбитражного суда г. Москвы учитывали те обстоятельства, которые судьи Московского городского суда игнорируют (пользовательский характер контента, положения пользовательского соглашения сайтов, факт удаления контента до начала судебного разбирательства и т.п.). В результате, по аналогичным обстоятельствам дела были вынесены противоречащие друг другу решения: Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении требований правообладателей, а Московский городской суд их удовлетворил. Подобный параллелизм и различия в оценке одних и тех же обстоятельств дела двумя разными судами может свидетельствовать об отсутствии единообразия судебной практики и об априорной склонности Московского городского суда вставать на сторону правообладателей, не придавая значения правовой позиции и аргументам провайдеров хостинга и владельцев сайта.

К тому же, начиная с 1 июня 2016 г., когда вступили в силу поправки в АПК РФ, сделавшие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора обязательным условием принятия арбитражным судом искового заявления к производству по любому предмету (за исключением некоторых категорий дел, к которым дела о защите исключительных прав на объекты ИС не относятся), арбитражное и гражданское судопроизводство по делам о защите авторских и смежных прав в интернете обрело ещё больше различий. По сравнению с правилами рассмотрения соответствующих дел в соответствии с АПК РФ, судебная процедура Московского городского суда по правилам ГПК РФ представляется более простой и быстрой для истцов.

Самостоятельной проблемой «антипиратских» процессов является формулировка требований, предъявляемых к провайдерам хостинга. Анализ правовой позиции ответчиков по данной категории дел, а также результаты опроса провайдеров хостинга демонстрируют, что обязанность «прекратить создание технических условий для использования произведения на сайте» вызывает недоумение у ответчиков и является невыполнимой. Причиной этому служит отсутствие в действующем законодательстве РФ указания на подобный способ защиты исключительных прав, а также нежелание Московского городского суда разъяснять порядок исполнения данной обязанности. Неопределённость в этом вопросе, а именно отсутствие разъяснений, какой именно набор действий должен совершить провайдер хостинга, приводит к невозможности исполнить решение Московского городского суда. По мнению провайдеров хостинга, используемая правообладателями и Московским городским судом формулировка применяется для давления на провайдеров хостинга, направленного на понуждение последних к отказу от своих клиентов.

Порочной практикой в Московском городском суде также стало удовлетворение требований правообладателей в отношении лиц, которые не являются провайдерами хостинга рассматриваемого в судебном заседании сайта (либо провайдер хостинга поменялся в ходе судебного процесса, либо ответчик вообще не оказывает услуг хостинга). Фактически личность ответчика и его связь с блокируемым сайтом не имеет правового значения для Московского городского суда, и правообладатели имеют возможность подавать исковые заявления произвольно против любого провайдера хостинга или облачных услуг, даже несмотря на то, что они могут не иметь никакого отношения к предоставлению серверных мощностей для физического размещения интернет-сайта.

В сфере ограничения доступа к сайтам на постоянной основе были выявлены следующие специфические проблемы: дублирование решений Московского городского суда по одним и тем же сайтам, а также невозможность отменить бессрочную блокировку даже по инициативе правообладателя.

Вышеизложенные закономерности привели к низкому проценту попыток обжалования судебных актов Московского городского суда. Примерно половина ответчиков, имевших возможность участвовать в рассмотрении «антипиратских» дел в Московском городском суде, подавали апелляционные жалобы на судебные акты Московского городского суда, а до кассационной инстанции доходили единицы. Однако ни одно решение Московского городского суда по делам о защите авторских и смежных прав в интернете не было отменено в результате обжалования. В целом, указанные системные проблемы «антипиратской» судебной практики фактически  породили бесправность информационных посредников в спорах о защите авторских и смежных прав и к нивелированию значимости внесудебных механизмов пресечения нарушений исключительных прав правообладателей в интернете, которые добровольно применялись владельцами сайтов до введения «антипиратских» поправок (на фоне сложившейся судебной практики смысл в применении таких механизмов пропал).

При этом доступные данные об измерениях рыночных показателей российского рынка цифрового контента, а также результаты опросов интернет-экспертов и интернет-пользователей, изученные в рамках настоящего исследования, не содержат свидетельств о прямой корреляции развития рынка легального цифрового контента с действием «антипиратских» поправок и активностью правообладателей в Московском городском суде. Развитие рынка легального цифрового контента зависит от большого количества факторов, которые различны для разных типов контента. Например, изученные данные о развитии рынка цифрового контента и сформулированные на их основе рекомендации исследователей свидетельствуют о том, что «антипиратские» поправки представляют наименьший интерес для игроков рынка игр, наибольший – для рынка цифровых книг, а главным фактором развития рынков аудио- и видео-контента названо развитие платформ дистрибуции контента (расширение каталогов контента и мультиплатформенность). Эти выводы частично соотносятся с количественными данными о судебной практике, собранными в рамках настоящего исследования: обладатели прав на компьютерные и онлайн-игры редко обращаются в Московский городской суд за защитой исключительных прав в интернете в то время, как обладатели прав на литературные произведения являются одними из самых активных истцов в Московском городском суде (самым плодовитым на иски правообладателем является ООО «Издательство «Экзамен»). Вместе с тем, большая часть рекомендаций по развитию рынка цифрового контента, сформулированных исследователями, затрагивает механизмы распространения контента, улучшение онлайн-сервисов и рекламу.

В ходе исследования также было обнаружено несоответствие заявляемых целей «антипиратских» поправок и судебной практики тем мерам, которые применяются для их достижения. Решения об ограничении доступа к сайтам принимаются Московским городским судом как меры пресечения нарушений исключительных прав правообладателей в будущем, однако фактически ограничение доступа к сайтам к этому не приводит, поскольку подобные меры порождают ограничения лишь для интернет-пользователей, которые лишаются доступа к сайтам, но не приводят к удалению противоправной информации либо пресечению нарушения. Целям пресечения нарушений исключительных прав на объекты авторских и смежных прав соответствует внесудебный порядок разрешения соответствующих споров, направленный на оперативное удаление противоправного контента, в то время как ограничение доступа к сайтам приводит к совершенно иным результатам, в том числе к уходу сайта в серую или черную зону сети.

По данным РосКомСвободы[1], в связи с исполнение решений и определений судов в настоящее время ограничивается доступ к 3 932 сайтам. При этом, учитывая архитектуру услуг хостинга многих провайдеров с расположением на одном IP-адресе сотен и даже тысяч различных веб-сервисов, еще порядка 97% сайтов (41 013) блокируются неправомерно только за то, что разделяют один и тот же IP-адрес с правонарушителем.

Изучение реакции владельцев тех сайтов, которые были заблокированы на постоянной основе, показал, что меры, принятые на основании решений Московского городского суда, не привели к достижению заявленных правообладателями целей. Применение «антипиратских» механизмов защиты авторских и смежных прав в интернете заставило владельцев таких сайтов полностью отказаться от внесудебного взаимодействия с российскими правообладателями. При этом на функционировании сайтов и их наполнении бессрочная блокировка практически не сказалась. За счёт популяризации инструментов восстановления доступа, создания «зеркал» и использования возможностей сетей TOR и I2P, а также ботов в мессенджере Telegram, развития технологий DHT, онлайн-сервисы, заблокированные на территории РФ бессрочно, продолжили своё стабильное функционирование и при этом избавились от необходимости сотрудничать с правообладателями и предоставлять им доступ к механизмам удаления с сайтов принадлежащего им контента. Пользователи также продолжают использовать торренты, стриминговые ресурсы и социальные сети для неавторизованного копирования и распространения контента.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что «антипиратские» поправки не соответствуют целям пресечения нарушений авторских и смежных прав в интернете и никак не способствуют их достижению, порождают правовой нигилизм, создают правовую неопределённость и фактическую бесправность для информационных посредников в спорах о защите авторских и смежных прав в интернете, а также уничтожают мотивацию добросовестных владельцев сайтов к сотрудничеству с правообладателями, при этом никак не снижают уровень цифрового пиратства.

В связи с этим рекомендуется следующее:

  1. внести в действующее законодательство РФ поправки, предусматривающие возможность применения дополнительных мер защиты авторских и смежных прав в виде ограничения доступа к сайтам только в отношении произведений, добровольно зарегистрированных в публичных (открытых) реестрах с указанием правообладателя и условий распространения произведения;
  2. внести в действующее законодательство поправки, предусматривающие обязательный претензионный порядок для правообладателей, намеренных обратиться в Московский городской суд за защитой своих прав (т.е. сделать порядок, изложенный в ст. 15.7 закона «Об информации», обязательным, а не факультативным), по аналогии с обязательным претензионным порядком, действующем для арбитражных дел при подаче исковых заявлений о защите исключительных прав, в соответствии с ч. 5 ст. 4 АПК РФ;
  3. внести в действующее законодательство поправки, предусматривающие прекращения производства по делу о защите авторских и смежных прав в интернете в случае удаления спорного контента в предусмотренные законодательством сроки (как в рамкам внесудебного разрешения спора, так и на этапе предварительных обеспечительных мер);
  4. отменить положения ч. 3 ст. 26 ГПК РФ и ст. 15.6 закона «Об информации» о возможности ограничения доступа к сайту на постоянной основе;
  5. предусмотреть запрет на возложение на информационных посредников в лице провайдеров хостинга ответственности в виде судебных издержек в случае их привлечения по делам о защите авторских и смежных прав в интернете в качестве ответчиков;
  6. сформулировать разъяснения на уровне Пленума Верховного суда РФ о порядке рассмотрения дел о защите авторских и смежных прав в интернете, в которых указать на необходимость учитывать положения пользовательского соглашения сайта и потенциальное нарушение прав и интересов третьих лиц в результате ограничения доступа к сайту;
  7. сформулировать разъяснения на уровне Пленума Верховного суда РФ о необходимости привлечения к участию в делах о защите авторских и смежных прав в интернете владельцев сайтов, которые могут быть идентифицированы посредством обращения к регистратору соответствующего домена и базе данных WHOIS;
  8. сформулировать разъяснения на уровне Пленума Верховного суда РФ о необходимости проведения осмотра сайта в рамках судебного слушания по делу в целях установления факта правонарушения и значимых обстоятельств дел, с обязательной проверкой содержания файлов (информации), которая заявляется правообладателем в качестве нарушающей его права, на этапе принятия предварительных обеспечительных мер;
  9. составить закрытый список однозначно и точно сформулированных требований, которые могли бы предъявляться ответчикам по соответствующим делам (в частности, внести в п. 4 ст. 1253.1 ГК РФ поправки, ограничивающие такие требования до следующих: удаление информации, нарушающей исключительные права, либо ограничение доступа к ней на территории РФ);
  10. увеличить сроки реагирования на внесудебные претензии правообладателей, предусмотренные ст. 15.7 закона «Об информации», и на уведомления Роскомнадзора, направляемые в порядке ст. 15.2 закона «Об информации», до 5 рабочих дней;
  11. предусмотреть запрет на вынесение дублирующих судебных актов в отношении сайтов, которые ранее уже были внесены в Единый реестр нарушителей авторских и (или) смежных прав на основании судебного акта Московского городского суда;
  12. заменить политику блокировок и запретов на инструменты саморегуляции отрасли (по аналогии DMCA).

 

[1] https://reestr.rublacklist.net/visual

Об авторе

Саркис Дарбинян

Адвокат, советник РАЕН по отделению проблем права, со-основатель РосКомСвободы, управляющий партнер Центра цифровых прав, член попечительского совета Фонда Поддержки Интернет, правовой консультант рейтингового агентства DigRate. Автор множества научных работ и публикаций в сфере регулированию Интернета и оборота цифровых активов. Имеет значительный судебный опыт по защите прав пользователей и владельцев веб-сервисов.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели