Расширенный поиск

Российские эксперты увидели в скандальном «законе Яровой» почву для злоупотребления среди работников спецслужб. Они полагают, что закон необходимо проверить на «коррупционную составляющую», которая может использоваться правоохранительными органами, как средство давления на бизнес и отдельных лиц.

Такого мнения, в частности, придерживается сооснователь Forensic Solutions Алексей Фролов. 

«Комитет Ирины Яровой предлагает рассмотреть введение новых ограничений для лиц, причастных к террористической и экстремистской деятельности, касательно запрета выезда за рубеж лицам, имеющим предостережении от органов ФСБ и прокуратуры, также будут ужесточены наказания за преступления экстремистской направленности.

Если поправки будут приняты, то при наличии информации о причастности лица к терроризму или экстремизму, органы по официальному предостережению смогут легко запретить выезд из РФ любому лицу, который в той или иной степени причастен к деянию. Главный вопрос, что органы смогут квалифицировать в виде «содействия экстремистской деятельности». Можно ли будет таким образом привлечь к ответственности арендодателя, у которого арендатор хранит в помещении листовки экстремистской направленности или собственника домена, у которого на сайте опубликована статья с незаконными призывами?

Данный законопроект необходимо проверить на коррупционную составляющую, поскольку запрет выезда может быть использован правоохранительными органами как инструмент давления на бизнес или отдельных лиц.

С другой стороны, законопроект позволит предотвратить вступление граждан РФ с радикальными взглядами в террористические и экстремистские организации, поскольку угроза терроризма на данном историческом этапе более реальна, чем кажется многим. Спецслужбы регулярно задерживают на территории РФ лиц, состоящих в запрещенных организациях, тем самым предотвращая множество преступлений против населения РФ.

Также пул изменений, предложенных комитетом, обяжет отечественных сотовых операторов хранить все данные о переписках, телефонных переговорах, соединениях операторов, а также о передаче аудио- и видеоматериалов между абонентами в течение трех лет. Сейчас операторы хранят данные телефонных переговоров в течение полугода, смс-сообщения в течение трех лет, а также данные о телефонных соединениях, о базовых станциях, на которых регистрируется абонент», – отметил он.

В свою очередь Дмитрий Мариничев, интернет-омбудсмен, член федерального политсовета «Партии Роста», как и многие эксперты, уверен, что законодательные решения Яровой будет сложно реализовать на практике.

«Если говорить о поправках, которые касаются операторов связи, то их будет довольно сложно реализовать. Создать инфраструктуру, которая будет собирать, архивировать и хранить всю эту информацию целых три года, технически достаточно сложно. На сегодняшний день в России нет оборудования, способного собирать и сохранять объемы данных на больших скоростях . Никто в мире ранее этим не занимался в таком масштабе.

Сама инфраструктура, ее стоимость, стоимость владения ею настолько высоки, что неминуемо потащат за собой рост тарифов на связь, рост тарифов на телекоммуникационные услуги. Для того, чтобы создать инфраструктуру такого класса и реализовать ее, требуется, по крайней мере, два-три года», – сказал Мариничев.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели