Расширенный поиск

Россия превращается в настоящую кузницу ИТ-кадров. На недавнем заседании РУССОФТ обсуждалась программа по увеличению количества специалистов для ИТ. Частные компании готовы сами инвестировать в образование, хотя и просят государство увеличить объемы подготовки. По разным данным в России не хватает почти полмиллиона специалистов в области ИТ. Мы спросили у экспертов, зачем стране столько программистов, не станет ли Россия кузницей кадров для американских компаний.

Борис Назаров, руководитель проектов Luxoft Training

Рынок ИТ-специалистов можно условно разделить на две большие части: это ядра технологического развития — большие технологические проекты (условные «русский Гугл», «Эппл», «Оракл» и т.п.) и ситуативная автоматизация отдельных предприятий, бизнес-направлений.

С первым направлением в России пока всё не очень здорово, так как создание таких сложных проектов предполагает значительные инвестиции, которые просто невозможны в текущей экономической обстановке и при текущих политических рисках. Да, конечно, продуктовые компании у нас есть, и они достаточно успешно работают, но рынок таких ИТ-специалистов в обозримом будущем скорее всего не будет сильно изменяться. Основной упор здесь должен быть – и есть — на интеграции с ВУЗами для подготовки молодых специалистов и на постоянном процессе повышения квалификации (как говорила одна Чёрная Королева: «… приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на одном месте»).

Второе направление у нас активно развивается, и, в ближайшем будущем грамотных ИТ- специалистов всё так же не будет хватать. Ситуация, возможно парадоксальная, но далеко не новая — каждый год из ВУЗов выпускаются тысячи новых специалистов, работает министерство, издаются новые законы и принимаются стандарты профессионального соответствия, но … никогда такого не было, и вот опять…

Многие компании, отчаявшись, начинают готовить разработчиков самостоятельно. Входные требования для этого достаточно очевидные и не сильно сложные – желателен общий курс информатики (или, на бюрократическом языке — «ИКТ»), общий аналитический склад ума и способность к абстракции. В общем, обычные требования для грамотного специалиста в любой области. По нашему опыту, при наличии желания и настойчивости обучающегося, это может занять в районе 3-4 календарных месяцев до уровня «младший разработчик», которого можно включать в существующие проекты. Стоимость самого обучения не такая высокая – 100-200 т.р. начеловека, но необходимо ещё учесть зарплату (или «стипендию») данного сотрудника во время обучения, производительность в первые месяцы после обучения. И, конечно, наличие более или менее долгосрочного проекта с хорошо поставленным процессом, в котором такой свежеиспечённый программист соберёт свои грабли, заматереет, но не сломает ничего критичного.

Другой вопрос, а насколько нужно «превращать» хорошего специалиста именно в программистов? Всё-таки, это — отдельное направление. Более правильно обучать собственных бизнес-специалистов сопутствующим ИТ-специальностям и включать в команды разработки, делать из них аналитиков (или даже владельцев продукта), тестировщиков, специалистов по данным и т.п. Такое начальное обучение уже более быстрое, более дешёвое (вполне можно уложиться в стоимость 50-100 т.р.), да и реальная отдача от них наступит намного раньше.

Анна Водолазская, директор по маркетингу Академии АйТи  

— Каждая отрасль так или иначе живет в условиях цифровой экономики и подвержена цифровой эволюции. Простой пример — здравоохранение. Здесь специалисты по информационным технологиям оказывают поддержку персоналу непосредственно в медицинских учреждениях. Другие работают в организациях, которые не предоставляют прямой медицинской помощи, но имеют к ней прямой отношение, таких как: страховые компании, поставщики программного обеспечения. ИТ-специалисты здравоохранения создают, внедряют и поддерживают системы, которые собирают, обрабатывают и хранят данные. Эти специалисты должны хорошо понимать информационные и технологические системы, включая программирование и структуры данных, хранения данных. Конфиденциальность и безопасность персональных данных, когда они хранятся и передаются, также находятся на вершине списка приоритетов.

Нужно понимать, что рынок ИТ-специалистов — это не только программисты в чистом виде. Помимо разработчиков требуются администраторы систем, сетей и баз, архитекторы и аналитики систем и данных, специалисты по обеспечению безопасности, и самое важное: руководители проектов, продуктов, руководители ИТ-служб и департаментов, руководители по цифровой трансформации – менеджеры на стыке внедрения и управления инновациями. 

Большим спросом пользуются новые профессионалы высшего звена, такие как директора по цифровой трансформации, информационным технологиям, руководители по информационной безопасности. Рынок испытывает острый дефицит таких кадров. О насыщении говорить слишком и слишком преждевременно. 

Развивающиеся компании все больше инвестирует в интеллектуальные цифровые технологии, чтобы оставаться конкурентоспособными на рынке. Бизнесы, заинтересованные в технологическом прорыве, развивают корпоративные университеты, повышают квалификацию персонала в ведущих учебных центрах. Инвестиции в обучение персонала становятся постоянными составными бюджета там, где есть понимание о том, что мы живем в информационной среде, времени айтишников, администраторов, безопасников и других. Это время инвестиций в обучение и «мозги». И бизнесы, которые это ставят в приоритеты, становятся лидерами.   

Конечно, проблема миграции ИТ-персонала, так называемое «перекрёстное опыление» существует. Но от этого не застрахована не одна отрасль. Здесь вопрос лежит в плоскости подходов к управлению и мотивации персонала. Так называемые «плюшки и кофе-машины» больше не работают. Выигрывают компании с сильной корпоративной культурой, там, где специалисты видят возможности для обучения и самореализации, чувствуют сопричастность к общему делу, вкладу в прогресс и новые технологии. Соответственно, работодатели должны уделять серьезное внимание повышению квалификации и переобучению. 

Рост спроса на специалистов в области информационных технологий будет оставаться сильным в течение следующего десятилетия. И будет иметь более высокий показатель, чем в среднем по всем рабочим местам, поскольку организации все больше автоматизируют процессы, добавляют более сложное программное и аппаратное обеспечение в свои информационные системы. В том числе растущая популярность облачных технологий изменит спрос на специалистов по облачным решениям. 

Безопасность остается во главе угла. Поскольку компании хранят все больше данных на серверах, злоумышленники будут находить больше уязвимостей и способов нарушений функционирования информационных систем. Для борьбы с непрерывными кибератаками потребуется больше специалистов в области информационной безопасности. 

Технологические достижения проникли практически во все аспекты повседневности. Базы данных теперь могут хранить ошеломляющие объемы информации, связь более мгновенная, смартфоны не только позволяют людям разговаривать, домашние системы безопасности могут контролироваться удаленно. Весь это растущий поток технологий требует все большего числа подготовленных специалистов для поддержки, управления и развития.   

Вот почему российский рынок ИТ-специалистов далеко не насыщен и будет все более развиваться. 

Дмитрий Чинарев, HR-директор Ivideon

Уход опытного специалиста из команды — настоящая катастрофа для IT-компании. У нас технологически сложный продукт со своей спецификой, для работы над которым требуется определенный пул знаний. Нельзя просто взять любого junior-разработчика и быстро погрузить его в проектные задачи.

С учетом объёма времени, отведённого на подбор и последующее обучение, необходимое даже опытному специалисту, итоговые потери компании от замены сотрудника  senior-уровня могут достигать 10 его окладов. Нивелировать потери помогает проактивная забота о персонале — создавая условия, в которых каждый разработчик может комфортно чувствовать себя на рабочем месте и проявлять активность, мы удерживаем текучку ценных кадров на околонулевом уровне.

Иногда мы можем рисковать при найме и брать «нестандартных» кандидатов. Как правило, это ребята, которые не подходят по нескольким формальным критериям, но с потенциалом или ярко выраженными сильными сторонами. Таким образом мы находим настоящие «неогранённые алмазы», из которых в дальнейшем появляются «бриллианты», искрящиеся талантами. 

Но иногда и мы ошибаемся — в среднем на испытательном сроке отсеиваем 25 % соискателей.

Иван Труфанов, основатель сервиса доставки Broniboy.

Точно оценить емкость рынка ИТ-специалистов сложно, но он активно растет последние 10 лет и этот тренд сохранится.

Запрос формируется как компаниями, работающими в России, которые фокусируются на развитии своих технологий, так и международными компаниями – сейчас Российские программисты неприлично дешевые, если вы зарабатываете деньги за рубежом, поэтому многим выгодно держать разработку в России.

При этом стоит не забывать про то, что существующие институты высшего и профессионального образования не способны выпускать готовых к работе специалистов. В лучшем случае вчерашний выпускник имел опыт самостоятельного изучения тех или иных технологий и может претендовать на должность junior-специалиста.

Это все приводит к тому, что если компания хочет построить у себя сильное ИТ направление – она будет или вынуждена «перекупать» опытных специалистов на рынке, как это делает, например, Сбербанк. Но это может стоить очень дорого, или выращивать самостоятельно. Обучение и подготовка в диджитале — долгий и трудоемкий процесс, который сложно оценить в деньгах. С одной стороны — нужны ресурсы на внешние обучающие программы, с другой – необходимо построить внутри процесс обмена опытом между сотрудниками, что тоже непросто и требует расхода внутренних ресурсов.

Если говорить про переобучение специалистов из других сфер – это точно возможно, но инициатива должна исходить от самого сотрудника, в первую очередь. У меня был успешный опыт подобных превращений – например, несколько лет назад ко мне на собеседование пришел таксист, который получил специальность инженера в строительстве, не нашел работы и устроился в такси, но потом «надоело крутить баранку». Сейчас он руководит отделом разработки в одной из крупных компаний.


Об авторе

Александр Николайчук

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в "Белорусской деловой газете", информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели