Страны Центральной Азии могут выиграть от транзита интернет-трафика, но это потребует от них приверженности принципам открытого доступа.

Всемирный банк запустит крупный инфраструктурный проект Digital CASA в Центральной Азии, нацеленный на диверсификацию каналов трансграничного интернет-трафика и создание в регионе коммуникационного хаба. В проекте пока планируют участие Таджикистан, Кыргызстан, Афганистан и Пакистан.

Digital.Report побеседовал с руководителями команды программы Digital CASA из Всемирного банка — Ражендра Сингхом (Rajendra Singh) и Хуаном Навас-Сабатером (Juan Navas-Sabater).

Digital.Report: Проект ставит задачу улучшение пропускной способности трансграничных интернет-каналов. В нем также подчеркивается необходимость связать между собой регионы Центральной и Южной Азии. Почему вы считаете это важным? В настоящее время центральноазиатские страны получают внешний трафик, главным образом, через Россию. Связана ли ваша инициатива с желанием вывести регион из-под влияния северного соседа, или это часть стратегии вовлечения Центральной Азии в стабилизацию Афганистана? Или вы видите его чисто как проект развития?

Digital CASA: Программа Digital CASA созвучна с миссией Всемирного Банка по искоренению бедности и содействия всеобщему процветанию (см. концепцию shared prosperity). Недавно презентованный Доклад о мировом развитии за 2016 под названием «Цифровые дивиденды» (см. World Development Report 2016 “Digital Dividends”) проводит прямые связи между доступностью широкополосного интернета, экономическим ростом и трудоустройством населения. Например, доступ к высокоскоростному интернету помогает включению местных фирм в мировую экономику, расширяя торговый потенциал, повышая производительность капитала и увеличивая конкуренцию на рынке. Он также дает новые возможности для отдельных домохозяйств, создавая рабочие места на основе интернета и трансформируя предоставление государственных услуг.

Многие страны Центральной и Южной Азии (Central Asia and South Asia — CASA), особенно те, которые не имеют выхода к морю, сильно зависят от отдельных соседей при подключении к международным каналам, что ведет к завышенным ценам как на оптовый интернет, так и на уровне потребительской розницы. Кроме того, это отсрочивает адаптацию и применение технологий широкополосного доступа (ШПД) и сдерживает общий социально-экономический рост.

Главной целью программы Digital CASA будет привнесение надежных и доступных по цене интернет-услуг в страны обоих регионов путем улучшения международного соединения, а также увеличения оптико-волоконных каналов на местном уровне, особенно в сельских и удаленных районах. Эти комбинированные усилия помогут развить общественные блага в масштабе региона через создание очень взаимосвязанной региональной инфраструктуры ШПД, совместное развертывание технологий и передачу опыта по развитию электронных услуг и контента, а также институциональное развитие в интересах устойчивости региона и интеграции стран внутри него.

Говоря об альтернативных каналах трансграничной передачи данных, какие именно шаги вы планируете предпринять в этом направлении?

Сейчас, совместно с Международной финансовой корпорацией (IFC), ведется работа над предварительным исследованием технико-экономической целесообразности, чтобы определить необходимые действия в плане предложения ресурсов. На данный момент, пока никаких конкретных шагов не определено.

Мы ожидаем, что Digital CASA будет включать развертывание множественных наземных каналов международного оптико-волоконного соединения и интегрированных сетей. Они создадут эффект economies of scale («экономия масштаба», снижающая издержки по мере увеличения объемов) и построят целостную систему бесперебойного подключения к международному интернету в регионе. Такой подход к межконтинентальному трафику Европа-Азия более выгоден по сравнению с развитием подводной инфраструктуры интернет-кабелей. Digital CASA также будет нацелена на поиск синергетических решений, которые позволят экономить издержки и время на кросс-секторальном совместном использовании инфраструктуры. Например, речь может идти о прокладке существующих и будущих оптико-волоконных сетей вдоль линий электропередачи, трубопроводов, автомобильных и железных дорог и т.п.

Программа подразумевает, что интернет-трафик активизируется между странами-участницами, имея в виду не только транзитный трафик на пути к международным каналам. Почему вы думаете, что это произойдет? Страны региона имеют меньше общего, чем может казаться из-за рубежа, и многие интеграционные попытки проваливались в прошлом.

Digital CASA будет содействовать тем интеграционным инициативам, которые есть сейчас — например, через механизмы Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества (Central Asia Regional Economic Cooperation, CAREC), Экономической и социальной комиссии для Азии и Тихого океана (UNESCAP/ЭСКАТО) и инициативах Всемирного банка в данном регионе. Комплекс мероприятий в рамках Digital CASA поможет интеграции через создание цифрового фундамента для трансграничного обмена информацией, товарами и услугами.

Как Таджикистан, так и Кыргызстан уже долгие годы работают над развитием электронного правительства — к сожалению, без видимых успехов из-за недостатка средств. Объясните, пожалуйста, почему в описании программы присутствует компонент поддержки таких инициатив. Планируется ли в ее рамках содействие развитию решений в области электронного правительства в отдельных странах, или речь идет о некой региональной инициативе по этому направлению?

Страновые проекты в рамках программы Digital CASA будут иметь различные компоненты — включая и электронное правительство. Это будет зависеть от того, какие сферы будут определены как приоритетные в этих странах, а также от наличия средств для каждой конкретной страны. Следует отметить, что использование средств, выделяемых на регион через Международную ассоциацию развития (фонд Всемирного банка для беднейших стран — прим. Digital.Report) будет ограничено только теми финансовыми интервенциями, которые будут иметь сопутствующий эффект, выходящий за рамки одной страны, и направлены на создание общественных благ в масштабе региона.

Это же относится и к инфраструктурным инвестициям на стороне предложения и финансированию проектов на стороне спроса — в том числе, к инициативам в сфере электронного правительства. Что касается именно этого направления: хотя большинство мероприятий по программе Digital CASA, скорее всего, будут фокусироваться на национальных инициативах электронного правительства, мы также надеемся, что может быть реализован и ряд совместных региональных проектов.

Низкая скорость и высокая цена интернета — факторы, которые приводятся в описании Digital CASA как аргументы в пользу участия в нем Кыргызстана и Таджикистана. Они также очень актуальны и для Узбекистана, который не участвует в этой программе. Входит ли в ваши планы вовлечь его в программу, учитывая приверженность узбекских властей к развитию электронного правительства и растущие инвестиции в инфраструктуру?

Структура Digital CASA будет зонтичной — она объединит серию проектов, что позволит обеспечить гибкость в принятии различных новых участников в программу. Другие страны региона, включая Узбекистан, смогут присоединиться к ней в любое время, если они будут заинтересованы и готовы к этому.

В описании программы также говорится, что она может помочь региону стать транзитным хабом между Европой и Азией. Как видится ситуация с европейской или дальневосточной точки зрения — есть ли какие-то расчеты, показывающие насколько они могут выиграть от «включения» Центральной Азии в глобальные цифровые магистрали?

Операторы по всему миру всегда ищут способы снижения рисков при передаче данных, включая те, которые сегодня представлены концентрацией транзитных подводных кабелей, соединяющих Европу и Азию, и их прохождением через несколько уязвимых точек — например, Малаккский пролив, Красное море, Сицилийский (Тунисский) пролив и другие. Эти операторы, вероятно, будут готовы перенаправить большие объемы транзитного трафика через транс-азиатскую наземную оптико-волоконную магистраль, которая может оказаться весьма рентабельной, быстрой и надежной. Кроме того, крупные рынки получат выгоду от дополнения межконтинентальных каналов большой, разнонаправленной транзитной сетью и увеличив свои связи с растущими рынками, которые будут стимулированы программой Digital CASA.

Объясните, что имеется в виду под «хабом», помимо того, что в регионе потенциально может появиться точка стыка между двумя высокоразвитыми интернет-рынками. Есть ли примеры возникновения таких «хабов» после похожих ваших проектов в Африке и Карибском регионе?

Выгодно используя стратегическое географическое положение, Digital CASA создаст возможности для развития регионального хаба между Европой и Азией для маршрутизации интернет-трафика, который создаст потенциал извлечения прибыли (от налогов и транзитных пошлин) для участвующих в программе государств, который будет значительно выше, чем если бы они пытались это делать поодиночке.

Похожие наши программы в Западной и Восточной Африке, в Карибском и Тихоокеанском бассейнах улучшили глобальную и местную передачу данных через развертывание новых подводных кабелей и наземной магистральной инфраструктуры. Однако Digital CASA станет первой региональной программой, которая сможет применить опыт прежних инициатив к созданию транзитного хаба в странах, не имеющих выхода к морю, в целях развития надежного и доступного по цене межрегионального интернет-трафика.

Концепция регионального хаба идет дальше простого технического решения для улучшения соединения, поскольку она также позволит создавать в регионе новые бизнесы, не существовавшие прежде — например, дата-центры, аутсорсинг услуг в сфере ИКТ и другие.

Нынешние тенденции в регулировании интернета в Центральной Азии показывают растущее стремление властей к централизации и контролю магистральной инфраструктуры.

Например, в Таджикистане принято решение о создании Единого коммутационного центра, который станет единственными воротами для всех местных провайдеров к международным каналам. Казахстан, который также рассматривает возможность присоединения к программе Digital CASA, внедряется государственный сертификат безопасности, посредством которого все операторы должны пропускать зашифрованный интернет-трафик.

Вы же хотите предложить региональное решение для правительств, которые склонны фрагментировать интернет, исходя из национальных интересов. Вы считаете, что сможете преодолеть эту тенденцию? Есть ли у правительств стран региона политическая воля к гармонизации и либерализации национальных практик в сфере телекоммуникаций?

Участие в Digital CASA потребует от правительств приверженности принципам «открытого доступа» для обеспечения сильной конкурентной среды в отрасли. В рамках программы правительствам и регуляторам будет предоставлена помощь для создания необходимых условий, которые позволят реализовать намеченное. Выработка политик и регуляторных рамок, способных привлечь инвестиции из частного сектора и реализовать межсекторальное взаимодействие, будет включать принципы открытого доступа и полную либерализацию подключения к местным и международным каналам.

Share

Об авторе

Адиль Нурмаков

Кандидат политических наук, преподаватель Департамента медиа и коммуникаций в Университете КИМЭП (Алматы, Казахстан). Исследовательские интересы: новые медиа, интернет, гражданское общество, демократизация.

Напишите комментарий

Перейти к верхней панели