Расширенный поиск

Второго октября пользователи в Узбекистане вновь получили доступ к сервисам VoIP. Более двух месяцев голосовая связь через Skype, Whatsapp, Telegram, Viber и др. была для них закрыта через всех провайдеров. Теперь, когда услуги популярных приложений разблокированы, по-прежнему остается непонятным, почему их отключали.

Официальная версия перебоев с этими программами, которые наблюдались с конца июля, звучала так: «профилактические работы на сети партнеров» национального оператора связи «Узбектелеком». Эта государственная компания является монополистом на предоставление доступа к внешнему трафику. Все розничные провайдеры, включая мобильных операторов, закупают трафик у «Узбектелекома», однако компания в своих формулировках подчеркнуто дистанцировалась от ответственности за «профилактику». Что за партнеры имелись в виду и в чем заключались работы, не уточнялось. На соответствующий запрос, отправленный DR в государственный Центр развития и внедрения компьютерных и информационных технологий  UZINFOCOM, ответа получено не было.

Изначально ожидалось, что профилактика завершится в начале августа, позже сообщалось о конце августа, а потом окончание работ перенесли на конец сентября. Во всех случаях, СМИ узнавали о новых сроках от частных интернет-провайдеров, не от «Узбектелеком». В беседе с корреспондентом сайта Фергана.ру анонимный источник в национальном операторе связизаявлял о том, что «профилактика, направленная именно на узбекский интернет-поток, идет со стороны Skype», что не только сомнительно, но и никак не объясняет блокировки других подобных сервисов.

Узбекистан является одной из наиболее репрессивных стран в мире в вопросах интернет-свобод, а разрабатываемая властями стратегия развития национальной информационно-коммуникационной сферы призвана обеспечить «сохранение культурной идентичности нации в условиях глобализации и создать основу для ее безопасного развития». Анонимный собеседник узбекской версии Радио «Свобода» заявлял, что «профилактику» могла инициировать Службой национальной безопасности (СНБ), основная силовая структура страны.

Узбекский журналист Сергей Наумов сомневается в такой интерпретации событий. В беседе с Digitial.Report он сказал: «Не думаю, чтобы настолько много времени понадобилось бы спецслужбам, чтобы, скажем, устанавливать спецоборудование для перехвата Skype-трафика. Если бы происходило что-то подобное, все сделали бы тихо и без огласки».

С другой стороны, некоторые комментаторы склонны видеть в ситуации с блокировкой сервисов в экономической плоскости. Проблемы у пользователей возникали только при общении посредством голосовой и видеосвязи — голос и изображение собеседника шли с помехами и пропадали через несколько секунд после соединения. При этом текстовые сообщения в тех же приложениях проходили без затруднений. Причиной блокировки могли послужить финансовые проблемы у национального оператора, который нес убытки из-за того, что его абоненты предпочитали более дешевое соединение через интернет, чем через телефонные каналы. Однако, приложения — пусть и с опозданием — но заработали снова, а значит, эта версия тоже маловероятна.

Точно такие же проблемы пользователи в Узбекистане испытывали год назад, в октябре 2014 года. Ранее, в январе прошлого года, в стране имели место судебные процессы, на которых обвиняемым в попытках свержения конституционного строя инкриминировались контакты с оппозиционными группами, действующими за пределами Узбекистана, через социальные сети и Skype. В апреле, 28 активистов оппозиционного движения были задержаны накануне виртуального собрания, которое должно было состояться посредством Skype, сообщается в отчете Freedom House.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели