Расширенный поиск

В России собираются законодательно запретить игру Pokemon GO, увлечение которой охватило весь мир. О необходимости выпустить отдельный законопроект, посвященный японской игре, рассказал первый зампред комитета Совета Федерации по обороне Франц Клинцевич.

Чиновник увидел в игре большую угрозу.

«Ощущение, что дьявол пришел через этот механизм и пытается просто развалить нас изнутри духовно. Но я понимаю, что это сферу контролировать сегодня крайне тяжело. Создается впечатление, что это навязано извне людьми, которые точно понимают, что пройдет год-второй и последствия будут необратимы», — прокомментировал Клинцевич появление Pokemon Go.

При этом, чтобы доказать губительное влияние нового интернет-явления, сенатор готов опробовать покемонов, как говорится «на себе».

«Я не собирался этого делать, но в силу того, как идет обсуждение, не исключаю, что мне придется установить игру, чтобы просто хотя бы быть компетентным, как это делается и что это собой представляет. Наверное, я буду в этом плане экспериментировать, чтобы можно было предметно разговаривать», — сообщил он.

Отметим, что речь идет о законодательном запрете игры. Примечательно, что Франц Клинцевич неравнодушен к покемонам с момента выхода Pokemon GO. Сенатор первым призвал запретить ловить покемонов в церквях. Затем, спустя несколько дней заговорил о законодательном запрете игры.

Позиция российского чиновника совпадает со стратегией, которая выработалась у регулирующих госорганов России ко всем технологическим новшествам. Первая реакция российской власти – запретить или ограничить технологию или программу, которая может считаться массовой.

Почему это происходит Digital.Report спросил у руководителя отдела правового консалтинга ParkMedia Consulting Николая Дмитрика.

«На самом деле, когда запрет — это первая реакция регулятора, возникает вопрос о состоянии регулятора. Примерно так же, как если мать сразу начинает кричать на ребенка, а муж — бить жену по лицу. Такая неадекватная реакция — признак стресса, причем, если эта реакция постоянная — стресса, зашедшего очень далеко и превратившегося в невроз или психическое расстройство. Регулятор, находящийся в рабочем состоянии, каждое новое явление должен рассматривать с той точки зрения, какая выгода может быть из него для государства, и придавать явлению нужное направление, но никак не запрещать его.

Регулятор «в футляре» думает лишь над тем, как бы чего не вышло, в результате чего оргАнчик в его голове может издавать только «Разорю» и «Не потерплю». Любой запрет — убыток государству, крайнее, дорогостоящее и невыгодное средство регулирования. Когда оно становится первой реакцией на все — это признак того, что пора в отпуск. Вон Греф отдохнул и теперь не хочет ничего запрещать», — сказал он.

Николай Дмитрик подчеркнул, что уже рассматривал причины подобной реакции властей на инновации в своем блоге.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели