Расширенный поиск

В России обсуждается техническая возможность введения своеобразного «фейсконтроля» интернет-пользователей. Инициатива, которая сейчас активно обсуждается в профильных ведомствах, позволит не допускать в интернет определенный круг лиц. О необходимости снизить анонимность в сети и принять дополнительные меры по отслеживанию возможных угроз российское Министерство внутренних дел говорит уже второй год.

Ожидается, что «фейсконтроль» будет реализован на программной и аппаратной основе. Однако пока точных данных о том, как будет происходить фильтрация самих пользователей нет. В то же время отдельные российские эксперты не против введения подобной системы.

Как сказал Digital.Report соучредитель и управляющий партнер Preply Кирилл Бигай, «если фейсконтроль считается нормой даже в ночном клубе, почему добропорядочные обитатели интернета и, тем более, дети, должны терпеть общество открытых преступников?»

«Вспоминается недавний опыт использования интернета на борту самолета: всего несколько десятков евро и можно в течение длительного перелета наслаждаться всеми привычными информационными сервисами. Разве только голосовые принудительно отключают, очевидно, чтобы пассажиры не мешали друг другу разговорами, или просто для снижения нагрузки на канал связи. Но вот когда мы пролетали над территорией Китая, интернет неожиданно отключился, и ведь не просто так. Например, в правилах пользования услугой Lufthansa FlyNet есть неприметная сноска, и там прямо сказано, что интернет работает на всей протяженности дальнемагистральных маршрутов за исключением сегментов над КНР.

Причина становится очевидной, если вспомнить про гигантские объемы «серого» рынка VPN-доступа в Поднебесной. В Китае блокируются множество известных зарубежных сервисов, иногда просто резко ограничивается скорость доступа к нежелательному контенту. Закономерно, что такая модель противостояния государства и новых технологий не является совершенной и подвергается резкой критике. Причем как извне, так и внутри самой страны.

Но в свободном интернете, напрочь лишенном цензуры или ограничений свобод пользователей, есть другая крайность. Низкопробный контент, сомнительные чаты, игры на деньги – это еще меньшие из зол. Сколько-нибудь продвинутые пользователи наверняка слышали про слово из трех букв TOR, некоторые, возможно даже не понаслышке знают, что за ним скрывается. Всего несколько нехитрых манипуляций для входа в темный сегмент паутины, и на расстоянии нескольких кликов находятся и детская порнография, и предложения приобрести наркотики, и даже паспорта различных стран.

Возможно, на заре становления интернета отсутствие регуляторной политики считалось нормой. Но с момента появления WWW и начала повсеместного распространения интернета скоро пройдет 30 лет, очевидно, давно настало время кардинально пересмотреть подходы к безопасности в Сети. Существование многомиллионного «черного» бизнеса, о котором знают все без исключения специалисты, точно нельзя считать нормой и оправдывать свободой слова.

Другой вопрос, какое найти решение существующей проблемы? В свое время генерал-майор полиции Алексей Мошков, возглавляющий Бюро специальных технических мероприятий МВД России, озвучивал предложение снизить анонимность в интернете, но инициатива не нашла поддержки даже внутри ведомства. Можно только предположить, сколько протестов она бы вызвала в гражданском обществе. Скорее всего, поиском некоторого компромиссного или первичного решения должны заниматься наднациональные институты, чтобы установить единые правила игры», – сказал Бигай.

В свою очередь директор по продажам SkyDNS Марат Хазиев считает, что фейсконтроль в сети – крайняя мера.

«Лично я не хочу встречать в сети людей, которых про себя активно и с особым злорадством называю “мудаками”. Но это совсем не значит, что эти люди какие-то особо испорченные. Просто они не совпадают со мной в чем-то, что для меня важно.

Если ввести в действие фейсконтроль в интернете, то эдак и до проблем со входом в трамваи недалеко. Действительно, давайте не пускать в трамваи людей подозрительно плохо одетых и вообще смахивающих на бомжей. Но ведь трамвай это общественный транспорт и если “бомж” из моего примера в силах оплатить проезд и не пристает к пассажирам ведя себя аккуратно, то наверное ему можно в трамвай? А вот если меня этот “бомж” смущает, то я просто буду ездить на Убере или на своей машине, только и делов. А не превращать вход в трамвай в зону фейсконтроля. Также и в интернете.

Там можно быть всем. Но! Каждый должен уметь фильтровать информацию, потребляемую в интернете, так, чтобы не сталкиваться тем или теми, кто данному конкретному интернет-пользователю несимпатичен. Мы создаем и поставляем систему контент фильтрации. У меня она тоже стоит. В итоге я, при всем своем желании, не смогу увидеть того, что решил не видеть в интернете.

Да, у меня есть друзья в Фейсбуке, но ненужные новости моих фейсбучных друзей я просто не вижу. Я решил, что эти их новости для меня не важны, вот и все. Надо не ограничивать допуск, надо ограничивать потребляемый человеком контент».

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели