Расширенный поиск

Информационная приватность

Уступая только соседнему Туркменистану, Узбекистан был назван одной из наиболее репрессивных стран СНГ по отношению к интернет-пользователям (International Partnership for Human Rights, “Central Asia: Censorship and Control of the Internet and Other New Media,” November 2011, p. 2). В 2012 году Узбекистан оставался по данным «Репортеров без границ» одним из «Врагов интернета».  Даже до появления опасений, что Арабская Весна может  распространиться на Центральную Азию, в Узбекистане уже действовал режим всепроникающей онлайн-фильтрации и мониторинга. Увидев, как инструменты Web 2.0 опосредованно повлияли на политическую ситуацию в Арабском мире, режим Каримова перешел к усилению и дальнейшему развитию технических средств и регламентирования фильтрации, слежения и цензурирования интернета.

С 2005 года СНБ взяла на себя контроль многочисленных государственных учреждений, ответственных за мониторинг онлайн-контента и отслеживание выражений недовольства политической ситуацией. Используемые для фильтрации веб-ресурсов технические инструменты впервые тестировались в научно-образовательной сети UzSCINET до внедрения коммерческими провайдерами. В 2006 году Постановлением президента было санкционировано использование технологии системы оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ), в том числе в целях предотвращения терроризма, сепаратизма и экстремизма.

Чтобы получить лицензию, поставщики должны установить оборудование, поддерживающее систему СОРМ. Все интернет-провайдеры и мобильные операторы должны содействовать службам безопасности в перехвате связи и доступе к данным. Интернет-провайдерам грозят штрафы или отзыв лицензии в случае, если они не обеспечат установку электронных устройств перехвата информации. С 2010 года в укрепление контроля над узбекским киберпространством, как пользователями, так и сетями, были инвестированы существенные ресурсы.

Ограничения и вмешательство властей в жизнь простых граждан Узбекистана — обычное явление, как в онлайн-пространстве, так и в реальной жизни. В 20-ю годовщину независимости Республики Узбекистан и Конституции независимого Узбекистана в 2011 году власти предприняли меры агрессивной фильтрации, на несколько дней заблокировав более 50 крупнейших веб-сайтов, в том числе The New York Times, Reuters, Bloomberg, Lenta.ru, поисковую систему Google и Reporters Without Borders.

Режим Каримова обставлен сетью множества надежных комитетов и агентств для контроля цензуры интернета, надзора и мониторинга. В августе 2011 года деятельность Центра мониторинга в сфере массовых коммуникаций при УзАСИ была поддержана образованием экспертной комиссии в сфере информации и массовых коммуникаций, как часть реакции режима на события Арабской Весны. Новая комиссия, состоящая исключительно из госслужащих, была создана для анализа и интерпретации материалов, представляемых Центром мониторинга в сфере массовых коммуникаций. В сентябре 2012 года новое положение об Информационно-аналитическом департаменте Кабинета министров Республики Узбекистан наделило департамент еще большими полномочиями по контролю информации в интернете.

В новом положении указывается, что департамент будет систематически проводить мониторинг национального информационного пространства и деятельности средств массовой информации, «включая современные информационно-коммуникационные технологии, спутниковые системы, сеть Интернет, другие электронные средства доставки и распространения информации, а также печатную продукцию». Утвержденное положение передает ответственность за мониторинг и цензуру телекоммуникаций трем структурам: информационно-аналитическому департаменту Кабинета министров, информационно-аналитическому отделу аппарата президента и Центру мониторинга в сфере массовых коммуникаций при УзАСИ.

В утвержденном положении прямо говорится о полномочиях по эффективному блокированию веб-сайтов и иностранных информационных ресурсов, при том, что местное телекоммуникационное пространство будет подчиняться «общим требованиям». По сообщению источника из УзАСИ, причина существования органов с пересекающимся функционалом в области цензуры и мониторинга заключается в стремлении добиться, чтобы «сито для отсеивания информации было как можно мельче», а аналитики правительства и президента действовали в тени широкой общественности.

Одним из самых простых методов отследить фактическое местоположение интернет-пользователей является использование регистрации и сбора личных данных. При оформлении подключения к мобильному интернету абонент должен представить удостоверение личности, то есть паспорт, чтобы получить активную SIM-карту. Многие государственные веб-сайты запрашивают создания учетной записи и информации для входа в систему, таким образом, требуя обязательного предоставления личной информации, а в некоторых случаях также обязательным становится наличие номера мобильного телефона, зарегистрированного в Узбекистане.

За последние два года также был замечен ряд попыток фишинг-атак с целью получения личной информации интернет-пользователей. К ним относится создание поддельной веб-страницы «Радио «Свобода»/«Свободная Европа», на которой у посетителей требовали контактные данные для доступа. Узбекская социальная сеть YouFace.uz, которая уже была вытеснена новым сайтом, очень походила на Facebook. Вполне вероятно, что невнимательный пользователь по ошибке может ввести свои данные Facebook для входа в систему, предоставив их напрямую властям. На сайте другой соцсети, Muloqot.uz, требуются фактически удостоверения личности для создания учетной записи. Пользователи регистрируются посредством SMS-сообщения, что означает предоставление непосредственно данных удостоверения личности, поскольку для активации SIM-карты и телефона требуется паспорт.

Власти Узбекистана применяют масштабную фильтрацию контента с ограничением доступа и отслеживанием инакомыслящих в сети, а также онлайн-пропаганду. Государство также применяет высокотехнологичные многоуровневые механизмы контроля над интернетом, включая применение политики ограничений и современных технологий от СОРМ до приложений фильтрации, а также самоцензуру СМИ.

Власти Узбекистана обязывают локальных интернет-провайдеров применять технологию углубленной проверки пакетов (DPI) для изменения URL-локаторов дискуссионных групп в социальных сетях. Поскольку весь интернет-трафик проходит через «Uztelecom», власти могут использовать DPI для мониторинга, фильтрации и подавления отдельных сервисов и контента.

Официально опубликованного списка заблокированных веб-сайтов не существует. Однако блокировка является распространенной практикой и, как правило, охватывает все оппозиционные сайты, а также ресурсы порнографии, жестокого обращения с детьми, вопросов ислама, экстремизма и политики в Центральной Азии. Высокая популярность русскоязычных сайтов и рост использования английского языка привели к переброске значительной части сил блокировки сайтов на зону .ru и международные ресурсы. Некоторые из этих веб-сайтов блокируются окончательно, но большинство — только временно, во время политических событий или в связи с выходом крайне критичных международных публикаций. Например, в октябре 2013 года ряд сайтов, критикующих правящие круги, стал неожиданно доступен для просмотра. Причины не объяснялись, но некоторые предполагали, что СНБ разблокировала определенные сайты из-за большого наплыва статей, критикующих Гульнару Каримову, которая только что запустила кампанию против СНБ. Недавнее тестирование OpenNet Initiative подтверждает, что эти сайты были вновь заблокированы. В Узбекистане используются такие приложения контент-фильтров, как SquidGuard и FortiGuard.

Основываясь на уже созданном прецеденте, 1 августа с 2011 по 2013 гг. УзАСИ запросило всех мобильных операторов отключить на пять часов мобильный интернет, передачу SMS и MMS по всей стране во время проведения вступительных экзаменов абитуриентов, отличающихся огромным конкурсом. Так, по всему Узбекистану было заблокировано около 20 миллионов сотовых телефонов. Официально такая мера была предпринята для предотвращения мошенничества, но 1 августа 2013 года все повторилось «по причине технического обслуживания». В то время как этот масштабный механизм блокировки всей мобильной связи, как кажется, используется только 1 августа, совпадая с вступительными экзаменами, каждый год государство оттачивает используемые процедуры отключения всей мобильной связи на национальном уровне.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели