Расширенный поиск

Обзор: Государственная политика Украины в информационной сфере – Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность

О существовании системы массового онлайн-надзора в Украине информации нет. Действующее законодательство требует от провайдеров установки оборудования и ПО, которое позволило бы следственным органам получить доступ к данным в ходе расследований и предотвратить утечку информации о ходе следствия. Однако такое требование оказывается действенным только в отношении мобильных провайдеров, а провайдеры доступа в интернет такое оборудование не устанавливали.

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность

В январе 2014 г. была озвучена законодательная инициатива, усиливавшая ответственность провайдеров на не-установку такого оборудования. Однако она не имела успеха из-за протестов ассоциаций телеком-компаний. В феврале 2016 года Президент Порошенко подписал Указ, обязывающий Правительство потребовать от провайдеров обеспечивать доступ к данным по требованию правоохранительных органов и хранить сведения для такого возможного доступа в течение срока от 90 дней до 3 лет.

Государственный надзор в Украине регулируется большим количеством законов, немногие из которых сфокусированы конкретно на интернете. Конституция Украины запрещает любой сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о физических лицах без их согласия. Поэтому правоохранительные органы могут отслеживать коммуникацию граждан только с их согласия или по решению суда.

Мониторинг интернета был начат в 2002 году, когда Приказ № 122 ввел механизмы онлайн-надзора под эгидой контроля несанкционированной передачи данных, содержащих государственную тайну.  К 2006 году несколько крупных провайдеров установили черные ящики, и Служба безопасности Украины предписала их использовать. Это зародило серьезные опасения относительно конфиденциальности личной информации и законного перехвата персональных данных. Он был отменен в 2006 году под давлением Интернет Ассоциации Украины и Министерства юстиции. Некоторые правозащитные группы утверждают, что Служба безопасности Украины продолжает вести масштабный онлайн-надзор, хотя это не подтверждено фактами.

Кабинет министров принял закон № 1169 в сентябре 2007, который допускает онлайн-надзор с разрешения судьи или главы апелляционного суда. Правозащитные организации, такие как Интернет Ассоциация Украины и Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека, были против закона, отмечая, что он нарушает право гражданина на частную жизнь. Невзирая на атаки, закон  № 1169 продолжает действовать. Фактически он легализует плохо отслеживаемый секретный надзор и обеспечивает правоохранительным органам широкий доступ к персональным данным. Новый уголовный кодекс, вступивший в силу в апреле 2012 года, более детально определяет условия, при которых может быть организован законный надзор.

Статистика демонстрирует растущий уровень применения перехвата информации и надзора правоохранительными органами Украины.  По данным Верховного суда Украины, количество ходатайств о разрешении на применение инструментов мониторинга и надзора в украинские апелляционные суды, инициированных правоохранительными органами выросло с 15000 в 2005 до почти 20000 в 2007 и превысило 25000 в 2008. В 2008 Министерство внутренних дел сделало 14815 запросов; Служба безопасности Украины – 8323; и налоговая полиция – 1655. Сколько из них было удовлетворено неизвестно, как и не ясно, сколько из них было непосредственно связано с электронным надзором.

Новый кодекс обеспечивает процедурные рамки для получения распоряжения суда на перехват данных, а также определяет обстоятельства и цели законного перехвата. Перехваченные данные не могут использоваться каким-либо способом, кроме как для расследования преступлений, а улики, полученные в результате серьезных нарушений прав и свобод гражданина, не принимаются судом. Кодекс также содержит положения о защите журналистов от раскрытия авторства или источника информации. Законный перехват должен проводиться под контролем прокурора и разрешается максимум в течение 2 месяцев. ЕС приветствовал новый кодекс и выразил надежду на проведение дальнейшей реформы системы юстиции в будущем.

Правила предоставления и получения телекоммуникационных услуг, утвержденные 11 апреля 2012 года Постановлением № 295, обязывают операторов и провайдеров охранять информационную безопасность связи. Перехват сообщений запрещен в принципе, за исключением случаев, предусмотренных законом. Правила предполагают, что операторы и провайдеры не отвечают за контент, но по предписанию суда должны ограничить доступ пользователей к нелегальному контенту, такому как детская порнография.

Закон Украины требует, чтобы операторы связи устанавливали системы прослушивания на своих сетях за собственный счет для обеспечения расследования  соответствующими органами. Правила телекоммуникационных услуг обязывают операторов и провайдеров хранить данные об оказанных услугах связи в течение трех лет. Единственные исключения из этого правила могут быть предписаны законом (Согласно параграфу 19 статьи 39 Закона о телекоммуникациях: (в соответствии с поправками к закону от 20 января 2010 # 1819-VI).  Закон «О телекоммуникациях» определяет, что операторы и провайдеры услуг связи должны хранить данные и предоставлять данные абонентов в соответствии с требованиями закона. В то время как правовая среда не допускает этого, настройки оборудования позволяют властям получить безграничный доступ к персональным коммуникациям.

Национальная экспертная комиссия по вопросам защиты общественной морали, созданная в 2004 году, рассматривалась многими как предпосылка для введения цензуры, в частности цензуры в интернете. Комиссия все еще функционирует, несмотря на Постановление президента Украины от 9 декабря 2010 года, которым он поручает Кабинету министров распустить комиссию. Закон «О защите общественной морали» принятый в 2003 году, является основанием для деятельности комиссии.

Предложенные поправки к закону № 1732 «О защите общественной морали» были приняты в первом чтении в октябре 2011 года и могли официально узаконить практику блокирования и фильтрации, которая до этого в Украине не существовала.  Закон применяется к порнографии и нецензурному контенту, но также распространяется на разжигание ненависти, широко трактуемому как непристойные, вульгарные и грубые комментарии. Эта широкая трактовка оставляет значительное пространство для злоупотреблений.

Закон обязывал провайдеров удалять оскорбительный контент в течение 24 часов после уведомления или фильтровать, если он был размещен на серверах за пределами Украины. Гражданское общество и «хранители интернета» были обеспокоены тем, что эти поправки дадут далеко идущие полномочия Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали по блокировке ресурсов без предписания суда. Под давлением гражданского общества и оппозиции, законопроект № 1732 был отозван парламентом 21 июня 2012 года.

В начале 2012 года структура Службы безопасности Украины была реорганизована и поддержана вновь созданным подразделением контрразведки для защиты государственных интересов в сфере информационной безопасности.[17] Подразделение, вероятно, было создано для усиления персонала и технических возможностей контроля над блогами и социальными сетями. Это еще больше ухудшило репутацию Украины относительно обращения с блогами и соцсетями. Украинская газета «Корреспондент» опубликовала репортаж под названием «Концлагерь Украина: в стране преследуют инакомыслящих», в котором перечислялись блогеры, журналисты, историки и диссиденты, ставшие объектами преследования.

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели