Расширенный поиск
По оценкам армянских экспертов, 2015 год был успешным для сферы информационных технологий, а 2016 обещает быть еще более плодотворным. Руководитель Союза ИТ-предприятий Армении (UITE) Карен Варданян и исполнительный директор Айк Чобанян поделились с Digital.Report планами и рассказали, как армянский ИТ-сектор собирается конкурировать с такими ведущими игроками в отрасли высоких технологий, как Израиль и Индия, и чем армянские айтишники могут удивить мировое ИТ-сообщество.

После того, как в 2000 году правительство Армении объявило сферу информационных технологий приоритетной в экономике страны, она стала расти из года в год. Сегодня доля ИТ в ВВП страны – около 4%. Ежегодный рост отрасли – 20-25%. В прошлом году оборот составил около $400 млн, а к 2018 году лидеры ИТ-сектора планируют увеличить его до $1 млрд. Сегодня в республике функционируют более 450 ИТ-компаний, в которых работает около 15 000 специалистов. По оценкам армянских экспертов, ИТ-сфера – одна из наиболее высокооплачиваемых в Армении. За 2015 год зарплата в отрасли выросла на 11%, а вакансии программистов лидируют на сайтах по поиску работы.

В 2000 году шесть армянских компаний, работающих в сфере информационных технологий, создали Союз ИТ-предприятий (Union of Information Technology Enterprises). Сегодня UITE объединяет около 70 организаций, покрывающих 70% рынка, и считается самой крупной ассоциацией в ИТ-секторе Армении.

Digital.Report: В одном из интервью вы рассказывали о том, что серьезно взялись за брендинг армянского ИТ-сектора. Расскажите об этом подробней.

Карен Варданян

Карен Варданян

Карен Варданян: Новую концепцию мы назвали Surprising Engineering. Детально о ней можно посмотреть на платформе whyarmenia.am. В ее разработке принимали участие около 50 директоров компаний-членов Ассоциации. Мы поехали за город и два-три дня над ней работали. Главный принцип новой концепции – подчеркивать связь наших древних традиций с сегодняшним днем. У Армении длинная история и давние традиции в инженерном деле – начиная с древней обсерватории Караундж, построенной 6 000 лет назад, которая является своего рода армянским аналогом Стоунхенджа, кончая конструктором лунохода. Мы решили представлять себя в мире по-другому. Если раньше было «дайте нам работу, мы сделаем подешевле», сегодня подход кардинально другой – представляться с достоинством, не забывать о корнях и акцентировать внимание на сильных сторонах. А самые сильные наши стороны – это  качество, креатив и способность адаптации – как к технологиям, так и культурам. Наши айтишники чем сильны? Сегодня он работает с тайваньцами, завтра с американцами, послезавтра с индийцами – и ко всем приноравливается. Технологии быстро меняются, и ты должен успевать за ними. Такой подход начал оправдывать себя. Компании стали меняться изнутри и мыслить в другом направлении.

Какие главные проблемы сегодня стоят перед ИТ-сектором Армении?

Айк Чобанян: Самая большая проблема – кадры. Не только в Армении – во всем мире. В мире около трех миллионов вакантных ИТ-мест. Университеты не могут предоставить столько специалистов – в год по всему миру ВУЗы выпускают около 500 000 специалистов. Поэтому образование надо менять. Первое, что мы сделали – снизили ИТ-обучение до 10 лет. Запустили программу внедрения инженерных лабораторий в школах. Ученики изучают там основы программирования, 3D-моделирования, электронику и механику. Такие инженерные центры созданы уже в 80 школах. В этом году планируем оборудовать еще 100 школ. Наша цель – чтобы каждая школа имела свою лабораторию.

Насколько это дорогостоящая программа?

Айк Чобанян

Айк Чобанян

А.Ч.: Это не очень большие деньги. Скажем, одна лаборатория FabLab при Массачусетском технологическом институте стоит около $200 000. Наша, являющаяся маленькой копией американской, обходится в $10 000. А результаты уже видны. В каждой школе около 20 детей активно интересуются информационными технологиями – участвуют в олимпиадах, готовят совместные международные проекты со своими сверстниками из Великобритании или США, учатся работать в команде. Около 30%, окончивших школу, пойдут прямо в индустрию (еще 30% – в ВУЗы, остальные 40% – возможно, в средние образовательные учреждения или другие сферы). Эти дети не только будут менять индустрию – они будут менять методы высшего образования. Поступив со своими навыками и знаниями в ВУЗы, они заставят их измениться, потому что придут туда уже готовыми специалистами. Вообще инженерное образование трансформируется. Сегодня 90% студентов оканчивают магистратуру или аспирантуру, а это оказывается вообще не нужным. Они тратят время и силы, а в ИТ-сфере все так стремительно меняется, что через пять минут знания устаревают. В наших планах за четыре года подготовить 45 000 специалистов. Это, конечно, капля в море по сравнению с тем, что было 25 лет назад, когда у нас в индустрии электроники было занято 100 000 человек.

Вы говорите, что в Армении была сильная инженерная школа. Что с ней стало?

К.В.: Армянская инженерная индустрия рухнула в результате коллапса начала 90-х – электричество было отключено, предприятия – ограблены, оборудование – вывезено в Иран, как металлолом. Причем Армения была одной из самых технологически развитых республик Советского Союза. У нас разрабатывалась основная военная радиоэлектроника. Пришлось восстанавливать все с нуля. В 2000 году государство приняло закон о приватизации ИТ. Тогда у нас было 30 предприятий – сейчас 500. Тогда на них работало около 1500 человек, сейчас – 15 000, то есть в десять раз больше.

А.Ч.: ИТ-сектор меняется, и меняется к лучшему. Об этом свидетельствует тот факт, что сектор ежегодно растет на 20-25%. Правительство, деятели индустрии, общественность – все говорят, что это отличный результат, а мы недовольны. Потому что знаем – потенциал намного больше. Мы планируем утроить индустрию в течение четырех лет, а это $1,5 млрд оборота плюс налоги и новые рабочие места – не только в ИТ-секторе, но и в других отраслях. Считается, что на одно инженерно-рабочее место приходится минимум пять рабочих мест из других отраслей. В США эта цифра выше – 1:10, в Европе – 1:7. Мы берем 1:5. На первый взгляд, это амбициозный план, но он реален.

Как армянские программисты осваивают зарубежные рынки? И какие рынки сегодня считаются приоритетными?

А.Ч.: Сегодня активно начали выходить на Африку – это колоссальный рынок. Уже есть первые контракты с Эфиопией. Другое актуальное направление – Иран. Он открывается. Не исключено, что многие компании захотят зайти на иранский рынок – не только потому, что он большой, но и потому, что технологически развитый. Ясно, что спешить никто не будет – пока не убедятся, что там можно комфортно работать. Армения может послужить хорошей площадкой-посредником, связав их с Ираном. У нас, с одной стороны, опыт отношений с иранскими компаниями, с другой – тесные связи с мировыми. Около 70% армянского ИТ-экспорта идет в США, 20% – в Европу и чуть больше 10% – в СНГ и Россию. Есть потенциал развивать наши южные регионы, граничащие с Ираном.

Какова роль государства в развитие ИТ-сектора? Насколько доброжелательно армянское законодательство?

А.Ч.: Наши цели довольно амбициозны, но без помощи государства их не достичь. С начала 2015 года вступил в силу закон о льготах для стартапов – они освобождены от НДС и налога на прибыль и платят 10% подоходного налога вместо 28%. Это привело к тому, что в прошлом году было создано более 100 ИТ-компаний (в 2014 – 40), что доказывает: механизмы поощрения работают.

К.В.: Несомненно, последнее правительство открыто в сторону ИТ. Оно помогает нам финансировать проект инженерных лабораторий в школах (оплачивает зарплаты их руководителей), финансирует наши членские взносы во Всемирный альянс информационных технологий.

Инженерная лаборатория в школе

Инженерная лаборатория в школе

Нет ли опасности в том, что, оказывая помощь, роль государства в принятии решений в частном бизнесе станет превалировать?

К.В.: В области ИТ это невозможно, потому что ты не можешь приблизиться к предприятию – чтобы управлять или хотя бы манипулировать, надо знать, что там происходит. Попыток нет, и не может быть – есть интернет, ты можешь уехать работать, например, в Дубай. Подобных поползновений нет даже в такой стране, как Белоруссия. Там наоборот – вроде авторитарная власть во всех остальных сферах, но она помогает ИТ-сектору развиваться. У белорусов уже пара компаний, которые по миллиард долларов стоят. Наша самая дорогая – PicsArt ($250 млн). На единицу населения у них на 30% больше программистов (у них 45 – у нас 15). Они несколько лет росли при поддержке государства, ежегодно увеличивая объемы на 100%, и сейчас на отличных позициях.

Тут надо учитывать несколько моментов. Белорусы, наряду с Арменией, были сильны в военной электронике со времен СССР. Они сохранили индустрию, у них есть внутренний рынок плюс сильные математические институты. И, конечно, культурные традиции народа и чисто человеческие качества белорусов тоже нельзя сбрасывать со счетов – они позволили им усилить свои позиции. Среди руководителей международных ИТ-компаниях на территории бывшего Союза очень высокий процент выходцев из белорусского ИТ – благодаря их хорошим рабочим качествам. Конечно, есть у них и проблемы, но ИТ это не касается. Батька может закрутить гайки директору завода, а в ИТ закручивать нечего: за один день компания перелетит, скажем, в Варшаву. И все. Даже авторитарные страны не будут резать курицу, которая несет яйца.

Многие страны жалуются на миграцию ИТ-кадров. Насколько остро эта проблема стоит в Армении?

А.Ч.: Эмиграция специалистов в нашей сфере небольшая – 4-5%. Конечно, уезжают, как правило, самые лучшие, но тут две стороны медали. С одной стороны – да, это трагедия, когда уходят кадры, но с другой – полезно. Армянские айтишники работают практически во всех крупных мировых компаниях, а это – новые связи и контакты, на основе которых потом создаются дочерние предприятия. Некоторые постсоветские страны для продвижения ИТ-сектора взяли модель Эстонии, которая в свое время хорошо развила свою индустрию. Но годы идут – меняются технологии, появляются приоритеты, находятся новые решения. Так что эстонская модель – не самое последнее слово в ИТ-сфере. Согласно новой концепции, мы поощряем компании, занимающиеся производством продукта, а не аутсорсингом – это более качественная работа, и стоит она дороже, чем аутсорсинг. Интерес с их стороны уже чувствуется. Чтобы специалисты не уезжали из страны, они должны иметь интерес остаться. Для этого мы развиваем регионы. Надо заинтересовать предпринимателей открывать бизнес вдали от столицы – значит, надо предоставить им льготы. За последние четыре года в регионах открылись более 20 компаний, некоторые из них насчитывают до 60 специалистов.

В 2019 году в Армении пройдет Всемирный конгресс информационных технологий. Почему был выбран Ереван, и какие надежды армянский ИТ-сектор возлагает на мероприятие?

К.В.: Принимать участие в крупных мероприятиях и проводить их у себя – часть программы ИТ-брендинга. В 2014 году мы участвовали в конференции в Мексике, на которой Всемирный альянс ИТ-ассоциаций (WITSA) удовлетворил нашу заявку. Скажу, в каких странах пройдет Конгресс в ближайшие годы, и вы поймете его значимость. В этом году – в Бразилии, в 2017 – в Тайване, в 2018 – в Индии, в 2019 – у нас, в 2020 – в Малайзии. Находиться среди самых технологических стран для нас почетно. Вообще, интересно, что Конгресс чаще проходит на Востоке. Можно сказать, что Восток стал технологическим центром. Армения немного выбивается из этого ряда – она как бы посередине между Западом и Востоком. Мы очень заинтересованы в проведении Конгресса. Ожидаем около 2 500 делегатов со всего мира. В течение недели руководители, гуру ИТ-сектора, специалисты из крупнейших мировых компаний съедутся в Ереван. Это важное событие, которое поможет нам занять место на всемирной карте информационных технологий.

А.Ч.: Я уверен, что 2016-ый станет годом коренных изменений для армянского ИТ-сектора. Но такие амбициозные планы не только у нас – десятки стран пытаются прорваться на первые позиции. Чтобы конкурировать, надо быть агрессивным. Рассчитывая программу, мы учитывали наши сегодняшние возможности. Будут ли они у нас через пять лет? Мы не знаем. Пока есть, надо успеть до 2020 года что-то сделать – это уникальная возможность.

Об авторе

Яна Исраэлян

Журналист, редактор (Тбилиси, Грузия). Окончила Школу Журналистики при «Радио Свобода». Изучает политологию на магистратуре в грузинском Государственном университете Ильи. В разное время работала на телевидении и радио, в газетах и журналах. В 2008 году получила приз UNFPA в номинации «Лучшая статья». Сотрудничает с рядом местных и зарубежных изданий, участвует в межрегиональных проектах, снимает документальные фильмы. Сфера интересов: информационные технологии, социальные медиа, гражданская журналистика. yana.israelyan@digital.report

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели