Расширенный поиск

Вспомним самые нашумевшие. С 1 февраля 2014 года вступил в силу №398-ФЗ, по которому по требованию прокуратуры разрешается немедленная блокировка интернет-ресурсов, на которых размещена экстремистская информация. Еще одним ярким событием в сфере регулирования интернета стал закон о блогерах, который вступил в силу 1 августа 2014 года: он фактически приравнял блогеров к СМИ. Уже в этом году появился небезызвестный закон «О праве на забвение», который вступит в силу с 2016 года. Документов так много, что уследить за ними всеми совершенно невозможно. Так, затерявшись где-то между весенними праздниками, 1 мая 2015 года вступил в силу и так называемый «второй антипиратский пакет». А он, между прочим, касается нас всех.

Юристы сравнивают данный российский закон с американским DMCA (от англ. Digital Millennium Copyright Act — закон об авторском праве в цифровую эпоху). Этот документ существенно ужесточает ответственность за нарушение авторских прав в Сети. Это пакет поправок к федеральному закону № 187 от августа 2013 года (так называемому «антипиратскому закону»), который его существенно изменил в сторону ужесточения. Напомним, что по этому «старому» документу, правообладатель, считающий что его права в интернете нарушены, мог обратиться в Мосгорсуд. Суд выносил свое определение, с которым заявитель обращался в Роскомнадзор. Ведомство в течение трех рабочих дней направляло уведомление провайдеру хостинга. Тот в свою очередь уведомлял о нарушении владельца ресурса, который должен был принять меры. Если этого не происходило, сайт, содержащий нелицензионный контент, блокировался. Все мы помним, к чему это привело: в социальной сети «ВКонтакте», известной своими необъятными музыкальными и видеозакромами, еще до вступления в силу закона стали массового удалять аудиозаписи. Те, кто оказался похитрее, просто переименовывали исполнителя и своих музыкальных предпочтений не меняли.

За время работы закона к нему созрели обновления. Что же изменилось? Раньше «антипиратский закон» защищал только кино. Отныне этот список расширен: в него входят все объекты авторских и смежных прав (кроме фотографии) — кино, музыка, литературные произведения, программные продукты. По новым правилам, владелец сайта обязан разместить на своем ресурсе информацию о своем наименовании, месте нахождения и адресе электронной почты для отправления заявлений (речь идет о тех самых заявлениях от правообладателей, которые считают, что их права нарушены). Но если разместить эти сведения несложно, то выполнить норму о полной блокировке — отнюдь. Поясним. Прежде речь шла об удалении одной лишь недостоверной ссылки на портале. Сейчас все серьезнее. Если у одного и того же правообладателя к одному и тому же сайту подан иск по одному и тому же основанию и у него есть два судебных акта, можно говорить о полной блокировке ресурса. Выполнять это требование обязан оператор связи. Он может ограничить доступ к информации или к ресурсу в целом, указано в законе. Но мы понимаем, что это очень большая разница. И решать, что же именно ограничивать, оператор связи будет самостоятельно, исходя из своих технических возможностей.

Все это так или иначе проходит через суд. Это значит, что ущемленный в правах правообладатель приходит в суд и доказывает свои права. Это не может быть человек с улицы. Как истец, он приносит в суд ворох подтверждающих свою правоту документов. Но в новом законе прописаны и внесудебные меры. То есть правообладатель может напрямую обратиться к информационному посреднику (к нему относится оператор связи, хостинг-провайдер и некоторые виды сайтов). И тут еще придется разбираться: какая жалоба законна, а какая — нет. На запрос редакции в Роскомнадзор о том, сколько дел было рассмотрено за время действия поправок и каков их исход, ответа не последовало.

А вот в Мосгорсуде пояснили, что с начала мая в суд было подано 3 иска, связанных с полной блокировкой сайтов, содержащих пиратский контент, и все они будут рассматриваться в июле. Одно из последних «антипиратских» дел, рассматриваемых судом, — заявление издательства «Эксмо». У него есть претензия к сайтам http://litmir.info, http://litmir.me, http://litmir.net, на которых без ведома правообладателя размещены литературные произведения «Маскарад любовных утех», «Московский клуб», «Поводыри на распутье», «Костры на алтарях» и «Великий дракон». А до этого в суде рассматривалось дело ОАО «Первый канал», который выступал против того, что на сайте http://tushkan.net был размещен фильм «Водолей». Поясним: речь идет о судебных актах по заявлениям о предварительном обеспечении прав. И таких дел в суде немало. «Даже сложно вспомнить какие-то яркие дела, они просто идут одно за другим», — рассказали нам в пресс-службе суда.

По большому счету, все самые обычные пользователи интернета, выкладывающие в соцсетях и в своих блогах информацию, нарушающую чьи-то права, — кандидаты на встречу в суде с правообладателем. Однако реализовать это сложно, ведь встает вопрос с анонимностью человека в Сети, его нахождения на территории другого государства и пр.

— Пока пользователь по паспорту не начнет входить в интернет, что вряд ли произойдет (как минимум — из-за масштабности интернета), вся ответственность будет лежать на информационном посреднике, — считает юрист Павел Катков. — А вот к официально существующим российским предпринимателям можно предъявлять вполне осязаемые претензии.

Бизнесменов, разумеется, волнует вопрос: можно ли этот закон не исполнять? Юристы этого делать не советуют. «Антипиратским законом» прямо санкции не предусмотрены. Но есть два важных момента. Согласно статье 1253.1  Гражданского кодекса  (ее приняли во время работы над первым «антипиратским законом». — Прим. ред.), информационный посредник обязан применять меры. Иначе его будут рассматривать как нарушителя», — поясняет Павел Катков. И меры эти могут быть ощутимые: начиная от штрафа и заканчивая ликвидацией юрлица. Кроме того, добавляет юрист, санкции просто могут быть добавлены третьим «антипиратским пакетом», который когда-нибудь неизбежно появится.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели