Расширенный поиск

В 2015 году компании «Яндекс» удалось сделать несколько важных шагов, которые изменили отношение к российскому поисковику не только в самой России, но и далеко за ее пределами. Самый громкий из этих шагов заставил главного конкурента  корпорацию Google не только рассекретить тайные соглашения, но и вложить серьезные средства в сдерживание российского ИТ-гиганта. О монополии Google, честной конкуренции и странах второго и третьего мира Digital Report рассказал директор по маркетингу сервисов компании «Яндекс» Андрей Себрант.

Вы довольны развитием «Яндекса», компания сегодня успешно развивается?

Учитывая последние успехи в Турции и пока не публичные результаты в еще паре стран – да, Яндекс развивается успешно.

Вам не кажется, что «Яндекс», позиционируя себя как инновационная техническая компания, в последние годы теряет в инновационности, не предлагая ничего кардинально нового?

Мы бы не смогли реально отобрать на «десктопе» в Турции у Google, не имея ни бренда или суперского качества поиска. Качество поиска у «Яндекс» реально отличное. Причем в Турции мы были вынуждены это проверять, хотя в России подобные результаты можно было списать на инертность населения, мол «ватники» привыкли искать в «Яндексе» и для них ничего больше не существует. Нам нужно было в Турции людей не просто перевести на новый непривычный поиск. А для этого мы были вынуждены предложить на абсолютно чужом рынка качество поиска в полтора или два раза выше чем Google. За это мы бились два года.

Известно, что Яндекс начинался, как поиск по русским, кириллическим ресурсам. А теперь вы уходите в Турцию, быть может вы скоро попробуете завоевать рынок США?

В США – совершенно бесполезно. Там собственный Bing со всем своим авторитетом и огромным опытом работы. Там нет для нас рынка. Выйти на такой рынок невозможно, разве куда-то еще.

А в Японии?

Нет. В Японии тот же Yahoo, как ни странно, решает многие задачи. Можно выйти в Индонезию.

Иными словами можно выйти в страны второго мира?

Ну, да.

Это такая стратегия географического развития «Яндекса»?

Это сложно сказать. Мы, например, просчитывали выход в Германию. И я бы поостерегся называть Германию страной второго или третьего мира.

yandex-1920К вопросу о конкуренции:  вы довольны результатом борьбы «Яндекса» c Google за присутствие на платформе Android программных продуктов вашей компании?

Мы пока еще не победили. У компании Google есть право апелляции, и, как у любого монополиста, еще 150 способов как по-другому выкрутить руки вендорам. Но на самом деле для них самый большой резонанс имел отклик на это [судебное решение в пользу «Яндекса», – прим. ред] в Европе. В Европе так изменилась формулировка суда над ними, что они [Google, – прим. ред] реально поджали хвост.

Если бы у Яндекса был свой Яндекс-телефон, в теории вы бы тоже не стали пускать туда Google?

Зависит от масштаба. Ситуация ведь очень простая. Мы всегда держим ссылки на Google и всегда держали на выдаче своих результатов поиска. И это нормально. Когда ты большой, то должен это делать. Когда у тебя 20% и больше рынка – ты можешь делать все, что угодно. Поэтому у нас, конечно, и нет ссылки на Google в Турции. К сожалению, это и есть тяжелое бремя монополиста. Мы потому и держим ссылки на Google в своем большом поиске, хотя с точки зрения теории брендинга это не совсем понятно. Как же держать прямую ссылку на конкурента у себя, причем еще на самом видном месте? Человек посмотрел на вашу ссылку (результат поиска Яндекса) – понял, что она его не устраивает, и тут же, в один клик, увидел, что есть достойный конкурент. Но у нас слишком высокая доля поиска, мы просто обязаны это делать. Если бы так играл BlackBerry (производитель смартфонов), он мог бы делать все, что угодно. Абсолютно. Можно было все на свете запретить, и никто никуда не пойдет.

Вы допускаете, что монополист может вести себя как угодно?

Нет, монополист должен вести себя в строгом соответствии с законом. Именно это я и пытаюсь объяснить. Именно потому, что у нас 60 процентов поиска в России мы обязаны держать ссылки на Google. 

А какие последствия судебного решения в отношении Google? Если американская корпорация «пустит» вас в телефоны Android вы будете наращивать свое присутствие, например, представлять больше сервисов?

Конечно. Вот еще пример: Microsoft большая и богатая компания, которая в России в своих продуктам по умолчанию ставит поиск Яндекса.

Но Яндекс же объявил с Microsoft партнерскую программу, значит у вас подписан договор?

Такие договоры мечтают подписать с нами Samsung, LG и все остальные вендоры. Да, эти соглашения не глобальные, а распространяются только на конкретный рынок. Но Samsung мечтает быть большим нашим союзником в борьбе против Google. Он не мог подписать такую программу в России только по причине прямого и секретного запрета Google. Они не могли прийти с этим даже в прессу потому, что у них возникли бы проблемы. А когда федеральный орган, в любой стране, требует положить секретные документы на стол – Samsung показывает – вот наша переписка с Google, и нам явным способом запрещено сотрудничать с Яндексом. Мол, мы можем делать все, что угодно, но слово «Яндекс» не должно появляться на экранах наших телефонов.

Иными словами, сейчас можно ожидать, что «Яндекс», как поисковик, появится по умолчанию на смартфонах Samsung  и других компаний?

Повторю, все зависит от того, с кем мы договоримся. Но у Google есть финансовый способ воздействия. Он может прийти к Samsung  и использовать рыночные методы. Демпинг в этом случае – вещь почти не доказуемая. Например, сказать: «Ребята, 80% от продажи рекламы на мобильных устройствах – ваша, поставьте нас на «морду» (главную страницу на экране смартфона, – ред). Ок, может и мы так поможем Samsung. Опять же, когда появляется конкуренция, нормальная конкуренция – всегда находятся потребители. Когда я приезжаю на конференцию в Турцию, турки благодарят Яндекс по очень смешной причине – Google стал больше на них обращать внимание. Google начал приезжать на их конференции, хотя до прихода Яндекса имел в Турции 98,9% рынка.

Как вы думаете, был ли у них хоть какой-то интерес к этому рынку? Вот представьте, что у вас на рынке 99%. Вас интересует качество услуг на рынке, вы приедете на конференцию рассказывать что-то людям? А зачем, ведь куда они могут деться. Сейчас они в Турции спонсируют множество мероприятий, открыли собственную «долину стартапов». Они начали вкладывать большие деньги в Турцию, просто потому, что в страну пришел «Яндекс». Они стали вкладывать деньги больше нас. Почему нужна конкуренция – когда монополиста «ломают» становится лучше всем. А Samsung может выбирать: или он поставит Google и заработает больше денег или он скомбинирует Google и «Яндекс», так как ему хочется, и так как он продаст больше (смартфонов, – ред). В конечном счете – будет, что понравится людям, а не секретный договор, по которому у тебя не будет доступа к Android если ты слово «Яндекс» упомянешь. А это было ровно так.

Справка

maxresdefault (1)Андрей Себрант — директор по маркетингу сервисов компании «Яндекс». Был приглашен в компанию в 2004 году на должность директора по специальным проектам. Закончил Московский физико-технический институт (МФТИ) по специальности «экспериментальная физика». Кандидат физико-математических наук, автор более 60 научных работ в области лазерной физики и нелинейных процессов взаимодействия лазерного излучения с веществом. Бессменный главный редактор профессионального журнала «Интернет-маркетинг» с момента его создания в 2001 году. Автор большого числа публикаций и докладов по интерактивному маркетингу.

Об авторе

Владимир Волков

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в "Белорусской деловой газете", информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели