Расширенный поиск

Обзор: Государственная политика Республики Таджикистан в информационной сфере – Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел

Республика Таджикистан: общая информация по стране

Таджикистан – президентская республика в Центральной Азии, с территорией, покрытой невысокими горными массивами, площадью в более чем 142 млн. кв. Км. и населением в 8,74 млн. жителей. Уровень городского населения сравнительно невысок, составляя всего лишь 26%. По данным последней переписи 2010 года, 84,2% населения – этнические таджики, а вторая по величине национальная группа – узбеки (13,9% населения).

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность
Таджикистан: Основные ИКТ-индикаторы

Таджикистан: Основные ИКТ-индикаторы

Экономика Таджикистана переходная, где большинство доходов обеспечивается горно-добывающей промышленностью, производством алюминия, производством электроэнергии на ГЭС и сельским хозяйством. Очень высока роль денежных переводов таджикских мигрантов, работающих в России, их доля в ВВП составляет до 50%. Сфера услуг приносит в ВВП до 64%,а промышленное производство и сельское хозяйство – 15 и 20% соответственно. В 2015 ВВР страны составило 7,85 млрд долларов США, что значительно меньше 9,2 млрд долларов в 2014 году. Такое падение объясняется падением цен на таджикское сырье, экономическую рецессию в регионе, а также падение объема денежных переводов. Валовый национальный доход на душу населения составил в 2015 г. 1 280 долларов США, что лишь немногим больше, чем порог Всемирного банка для низкого среднего дохода.

Таджикистан был самой бедной из бывших советских республик. Кроме того, он считался стратегически важной территорией, так как находился на юго-восточной границе Советского Союза. Страна, укрывшаяся между Узбекистаном и Киргизией, граничит с Китаем и Афганистаном; северные границы страны простираются до Ферганской долины. Восточный Таджикистан — это Горно-Бадахшанская автономная область, не признанная со стороны Душанбе, где живут немногим более 200 тысяч памирцев. Развитие Таджикистана до сих пор затруднено из-за недавней гражданской войны, авторитарного руководства и  неустойчивой коррумпированной экономики.

Вскоре после провозглашения независимости страна погрузилась в кровавую гражданскую войну, которая продлилась с 1992 по 1997 год — борьба региональных интересов с поддержкой местных сил, мобилизованных в соответствии с политическим курсом, но также связанных с этнической и клановой принадлежностью. Человеческие жертвы были высоки, а внутренний политический раскол не прошел для страны бесследно, препятствуя экономическому развитию и создавая тяжелые условия для эффективного управления.

Таджики, входящие в иранскую группу народов, развивают тесные связи с Ираном и  Афганистаном. Старшее поколение, которое в большинстве своем жило в Советском Союзе, вспоминает прошлое с чувством гордости. Молодое поколение не помнит те времена, когда Душанбе равнялся исключительно на Москву, и начинает придавать большее значение культурному сходству с Тегераном и финансовым связям с Пекином.

Таджикистан так и не восстановил экономику после периода гражданской войны, и повальная коррупция продолжает уводить доходы из государственной казны в руки тех, кто стоит у власти. В результате Таджикистан страдает от хронической бедности, в которой переводы денег от таджикского населения, находящегося за границей, составляют большую часть ВВП (по неофициальным оценкам в районе 60 процентов и по официальным данным — 48 процентов).

Государственная политика Таджикистана в информационной сфере: общий обзор текущего состояния дел

Наряду с регрессом в области таких базовых демократических показателей, как политический плюрализм, свобода прессы и участие гражданского общества в жизни страны, Таджикистан характеризуется также и очень жесткими ограничениями в области интернет-свобод. Удаление, блокировка и фильтрация контента, а также массовый надзор за деятельностью граждан в сети со стороны правоохранительных органов являются очень распространенными практиками. Онлайн-пространство гражданской активности сильно сократилось в смысле качества и широты, т.к. несанкционированные высказывания и не одобряемая властью активность онлайн может привести к жестким последствиям, в результате чего сильно развивается самоцензура. Правительство постоянно повышает уровень контроля над интернетом, постоянно пересматривая репрессивные рамки разрешенных видов деятельности онлайн, а также совершенствуя инфраструктуру технического контроля, одновременно расширяя собственные полномочия в области отключения целых сетей в масштабах страны.

Телеком-рынок в стране конкурентный, однако регулятор не является прозрачной организацией, у которой даже отсутствует собственный сайт, а кроме того, регулятор тесно связан с национальным оператором сегмента сети. Правительство направляет все международные голосовые и цифровые коммуникации через единый центр в системе национального оператора, несмотря на потенциальные проблемы с долгосрочной стабильностью такой системы, а также нарушение прав граждан с учетом потенциального общего надзора. В то же время, структура национального сегмента сети остается недостаточно развитой, уровень проникновения фиксированного и мобильного доступа остается одним из самых низких в регионе, а система доступа к международным ресурсам уязвима.

Из всех бывших советских республик, Таджикистан, вероятно, унаследовал самый проблематичный телекоммуникационный сектор. Страна начала амбициозную национальную программу развития коммуникаций в середине 90-х годов. Пытаясь привлечь иностранных инвесторов и стимулировать рост, программа развития основывалась на приватизации и централизации. Частные операторы мобильной связи и интернета пришли на рынок в 1996 году. Однако телекоммуникационная отрасль и провайдеры в частности до конца 1990-х были раздроблены вследствие столкновения политических и криминальных интересов.

С тех пор развитие интернета в Таджикистане перекинулось на все национальные отрасли, выходя за рамки индустрии развлечений и сливаясь с такими традиционными услугами как банкинг и финансы, СМИ и пресса, образование и туризм. В стремлении упростить оплату мобильной телефонной связи оказание услуг населению, также перемещается в интернет.

В телекоммуникационном секторе Таджикистана были достигнуты значительные улучшения, но в целом он остается слаборазвитым по сравнению с состоянием этой отрасли в соседних странах. Государство по-прежнему владеет большей частью действующего оператора связи. Несмотря на то, что, в соответствии с правилами участия во Всемирной торговой организации, предпринимались шаги по обеспечению независимости регулирующего органа, продолжает существовать неадекватное разделение полномочий между оператором, регулятором и правящими кругами.

Таджикистан был самой бедной республикой в Советском Союзе и выдержал жестокую пятилетнюю гражданскую войну, начавшуюся практически сразу же после провозглашения независимости в 1991 году. Президент Эмомали Рахмон, пребывающий в настоящее время на посту на третьем семилетнем сроке, расширил срок президентских полномочий, прибегнув к осторожным политическим маневрам, и не выказывает стремления отступить от власти. Являясь сильным авторитарным лидером, он эффективно подавил оппозицию при помощи запугивания и политических махинаций.

Молодые таджики все более активно используют платформы Web 2.0. В информационно ограниченной среде онлайн ресурсы, традиционно, предоставляют площадку для обсуждения политических и социальных проблем в стране. На этом фоне правительство принимает спорные и трудные для понимания решения в сфере регулирования, которые относятся, как к физическому, так и к информационному онлайн-пространству. Власти пытаются минимизировать критицизм в цифровой среде через онлайн-надзор и запугивание в офлайн-пространстве.

В последние годы наблюдается рост использования онлайн-фильтров и надзора. С 2010 года контроль за онлайн-контентом и ограничение доступа к сомнительным веб-ресурсам стали стандартными рабочими процедурами. Оперативное блокирование и разъединение линий сотовой связи и сетей передачи данных в попытках контролировать информационную среду стали обычным явлением, особенно в условиях нестабильной политической ситуации. Учитывая тот факт, что Арабская Весна охватила Ближний Восток, приводя к свержению долгое время находящихся у власти диктаторов и показывая политический потенциал новых медиа и социальных сетей, авторитарный лидер Таджикистана усилил онлайн-контроль.

Ухудшение ситуации с интернет-свободами в Таджикистане предполагает активизацию судебных исков в этой области, однако с учетом автократических тенденций и сильного давления на гражданскую и политическую оппозицию, практически не существует примеров исков общественности против решений и практик органов правительства.

В то же время, Правительство Таджикистана активно преследует через суд граждан страны за их деятельность в сети, в основном, безусловно – за деятельность экстремистского или террористического толка. В декабре 2015 года житель Душанбе был приговорен к 14 годам тюремного заключения за привлечение сограждан в ряды Исламского государства. В марте 2016 г. подобные обвинения привели к срокам от 5,5 до 14 лет для трех жителей района Фархор недалеко от столицы. В июне 2017 года житель Худжанда (Ленинабада) был приговорен к 15-летнему сроку за «присоединение» к исламскому государству в социальных сетях. В феврале 2017 года еще один житель Душанбе был приговорен к семи годам заключения по тем же обвинениям. В начале 2016 года власти Таджикистана задержали 14 жителей Яванского района за «лайки» под экстремистским контентом в социальной сети «Одноклассники».  

В Таджикистане ситуация с возможностями защиты интернет-свобод законными способами очень непростая. За прошедшее десятилетие управление страной претерпело жесткую централизацию вокруг президентской власти. Судебная и законодательная власти очевидно зависимы от исполнительной ветви, возглавляемой Президентом Эмомали Рахмоном.

Политическая оппозиция уничтожается или изгоняется из страны. Политические лидеры, активисты и члены их семей подвергаются арестам и приговариваются к тюремным срокам по очевидно политическим мотивам. Многие адвокаты, занимающиеся процессами против оппозиционеров, также привлекаются к суду по сфабрикованным обвинениям или выдавливаются из страны. Закон об адвокатуре 2015 г. усилил государственный контроль в этой сфере, сделав лицензирование профессии прерогативой Министерства юстиции. Вслед за этим в масштабах страны прошла кампания ре-лицензирования адвокатов и последующее сокращение количества представителей этой профессии.

Активисты гражданского общества ведут непростую борьбу в условиях, когда принимаются новые законы, списанные с российского законодательства об иностранных агентах, и обязывающие отчитываться о получении иностранного финансирования, а также приводящие к более строгому и постоянному контролю со стороны налоговых и правоохранительных служб. Независимые СМИ представляют лишь небольшую долю рынка СМИ, на котором доминируют государственные медиа, а журналисты по-прежнему подвергаются большому риску со стороны действий правительства, включая запугивание, спорные с законной точки зрения задержания и избиения. Независимые сайты и страницы в социальных сетях зачастую блокируются на продолжительные сроки.

В таких условиях осуществлять какую-либо деятельность для того, чтобы влиять на процесс принятия решений в правительстве становится практически невозможным.

Читать далее: Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели