Расширенный поиск

Обзор: Государственная политика Республики Таджикистан в информационной сфере – Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм

Деятельность по обеспечению интернет-свобод в Таджикистане

С учетом сложной ситуации не только с интернет-свободами, но и со свободой слова в целом, правозащитная деятельность в Таджикистане имеет очень ограниченный масштаб. Специализированные группы, в том числе ассоциация ИКТ-бизнеса, Гражданская инициатива интернет-политики и недавно возникшее Интернет общество в основном занимались вопросами развития технических возможностей в стране. Эти группы успешно привлекли правительство к участию в ряде инициатив и постепенно занимаются лоббированием некоторых поправок в политические практики, в частности – вопроса о создании независимого регулятора для ИКТ-сектора. Поддержка этой деятельности оказывается также некоторыми онлайн-СМИ, например – ICT4D.tj, портала интернет-бизнеса, который поддерживает различные общественные инициативы, а также сайта Opendata.tj.

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность

Тем не менее, в последние годы пространство для общественной и правозащитной деятельности постоянно сужалось. Так, к примеру, единственная специализированная организация – Ассоциация Интернет-провайдеров и ИТ-компаний была закрыта в декабре 2016 года в связи с постоянно ухудшающимися условиями для работы и отсутствия диалога с Правительством (например, по вопросам налогообложения и создания ЕКЦ), а также из-за того, что члены Ассоциации считали, что по многим вопросам проще договариваться с правительством в индивидуальном порядке.

С правозащитной точки зрения, вопросы свобод в интернете в основном затрагивают СМИ и НГО. Одна из организаций, занимающихся этими проблемами – Национальная ассоциация независимых СМИ Таджикистана (NANSMIT), которая работает с 1999 года и осуществляет поддержку СМИ. NANSMIT проводит мониторинг медиа-среды, организует общественные дискуссии, выступает с комментариями и исследованиями по вопросам законодательства в этой сфере. Совет СМИ, созданный в 2010 году, является самоуправляемым органом таджикских средств массовой информации. Он проводит мониторинг соблюдения СМИ этических стандартов и выносит коллективные решения о дальнейшем пути развития этой сферы деятельности. Обе эти организации выпустили совместное заявление после добровольного (под давлением правительства) закрытия независимого издательского дома и популярного портала Tojnews, газеты Nigoh, отмечая отрицательные последствия произошедшего для медийного ландшафта страны.

Среди всех инструментов достижения результатов, правозащитники Таджикистана предпочитают прямой контакт с чиновниками. круглые столы и освещение проблем в СМИ. Другие инструменты, такие как онлайн-кампании и активное использование социальных сетей, используются не так широко, что объяснимо, с учетом низкого уровня проникновения интернет и частой блокировки онлайн-ресурсов.

В целом, отношение Правительства к правозащитной деятельности больше основывается на боязни угроз онлайн-пространства, нежели на возможностях, что приводит к ужесточению контроля и сильной ориентации на вопросы безопасности. Таджикские власти не боятся своей репутации закрытых и непрозрачных политиков, избегающих партисипаторного процесса принятия решений и не толерантных к противоположной точке зрения. Независимые мнения в бизнесе, гражданском обществе и СМИ,которые критичны по отношению к политике Правительства, рассматриваются с подозрением.

В этой ситуации власти очень избирательно контактируют с бизнесом и гражданским обществом, предпочитая обеспечивать развитие в очень ограниченном круге вопросов, например, в области создания электронного правительства и объявления кибер-безопасности одним из приоритетов, либо создания сайта, на котором жители Душанбе могут оставить жалобы на работу коммунальных организаций.

Хотя онлайн-пространство в Таджикистане находится в стадии зарождения, его влияние все чаще ставится под сомнение. Молодежь интересуется социальными сетями, и быстрый рост мобильного интернета создает пространство для обсуждения социальных, религиозных, экономических и политических проблем в стране. Борьба за контроль над информацией в онлайн-режиме убедила правительство использовать свой политический вес, организуя прекращение связи и блокируя политически опасные веб-ресурсы. Несмотря на преграды, создаваемые правительством, молодежь и политические активисты все чаще используют мобильные средства и инструменты Web 2.0 в качестве пространства для диалога, источников информации и платформы для мобилизации.

Использование Facebook распространено достаточно, чтобы высокопоставленные чиновники и политические партии создавали свои профили на сайте. Пресс-служба президента, наряду с Министерством иностранных дел и мэром Душанбе Махмадсаидом Убайдуллоевым активно использует Facebook на протяжении почти двух лет.  Мэр даже проводил онлайн-встречи с представителями таджикского сегмента Facebook. Мэр объявил, что онлайн-встреча в Facebook была «[признанием] социальной активности и положительной роли, которую вы [пользователи Facebook] играете в процессе развития нашего города, а также была посвящена конструктивной критике и интересным предложениям, которые вы выдвигаете. Я бы хотел пригласить вас к открытому обсуждению «без посредников». Я предлагаю встретиться для обмена мнениями и совместного поиска наиболее эффективных путей изменения и развития города Душанбе, обсудить оставшиеся проблемы и обратиться к вопросам, которые беспокоят жителей столицы».

Мэр, одновременно выступающий спикером верхней палаты парламента, является влиятельным и авторитетным политиком в Таджикистане. Использование им площадки социальных сетей для вовлечения граждан Таджикистана может выступать важным прецедентом. Кроме того, такой взгляд резко контрастирует с осуждением социальных сетей и мобильных телефонов, исходящим из высших кругов таджикского правительства. Facebook — это уникальное пространство для свободных дискуссий и политических дебатов, которое остается незатронутым традиционными СМИ, находящимися под давлением ограничительных законов о прессе, и самоцензурой.

По словам одного из медиа-экспертов в Таджикистане, выборы президента в ноябре 2013 года были ключевым событием в использовании социальных сетей в стране. Они подняли уровень политических дебатов, которые были одновременно беспрецедентными и не поддающимися воздействию офлайн-среды. Возникло даже предположение, что социальные медиа «изменили атмосферу выборов» в Таджикистане. Пользователи интернета заявляли, что это были первые выборы, во время которых было интересно наблюдать за онлайн-обсуждениями и активностью в социальных сетях. Принимая во внимание, что президент Рахмон выиграл с почти 84 процентами голосов, что кажется недостижимым результатом для пяти оппозиционных кандидатов, настоящее влияние социальных медиа на выборы остается спорным.

Осознав, что переизбрание президента Эмамоли, вероятно, было предрешено заранее, пользователи социальных сетей начали высмеивать политические круги. Следуя устойчивой советской традиции сатиры над ситуацией в стране, граждане охотно шутили над президентом Рахмоном в социальных сетях. Это часто происходило в форме мемов, созданных в фотошопе и изображающих в виде шутливых карикатур президента, отказывающегося уходить в отставку. Даже если на политические процессы это оказало незначительное влияние, рост активности в онлайн-диалогах на тему политики заслуживает одобрения, особенно, принимая во внимание, что для традиционной медиасреды характерны строгие ограничения.

Проблемы возникли с появлением созданных для дискредитации оппозиционных политиков фальшивых Facebook-страниц. Рахматулло Зоиров, лидер социал-демократической партии Таджикистана, стал жертвой мошенников, которые с целью подрыва репутации политика воспользовались его личностью для создания подставной страницы в Facebook. Это было не первое появление самозванцев в социальных медиа. Хорошо известный адвокат Файзинисо Вохидова и оппозиционер в изгнании Дододжон Атовуллоев столкнулись с похожей ситуацией. Пусть Facebook используется лишь малой частью интернет-пользователей в Таджикистане, сайт, несомненно, выступает в более серьезной весовой категории, если судить по возможности влиять на публичные обсуждения и распространять информацию.

Блогеры, пишущие на политически острые темы, подвергают себя риску. Автор довольно известного блога «Экономика Таджикистана», который публиковал критические комментарии о состоянии экономики, перестал писать в блог, оставив загадочную последнюю запись: «После крупных событий, изменений в моей жизни, звонков от непонятных людей с угрозами, звонков от знакомых с предложениями… Я возможно вернусь к ведению блога. …Остается только один вопрос — стоит ли он этого?». Таинственное завершение его работы наводит на мысль о том, что власти в Таджикистане не приветствовали его блогерскую активность.

Несмотря на риск, который он влечет за собой, отдельные лица продолжают публиковать информацию, которую правительство предпочло бы оградить от всеобщего внимания. Недавно член благотворительной организации «Dasti Yori» был избит на улице представителями милиции, задержан на несколько часов и вызван вновь на следующий день. Его история широко распространилась в онлайн-среде и вызвала эмоциональный отклик сочувствующих. Маловероятно, что такой сюжет получил бы широкую огласку без сети цифрового распространения.

Так как интернет становится все более неотъемлемой частью жизни таджиков, гражданское общество активно противостоит позиции, занимаемой государством относительно киберпространства. В 2012 году в Душанбе прошла серия протестов под лозунгом «100 дней для свободы Таджнета», целью которых было повышение осведомленности о значимости свободы мнений и информации в онлайн-среде. По данным на 8 сентября 2012 года, в Таджикистане было известно 50 заблокированных веб-сайтов. Источник новостей «Asia-Plus» оповестил своих читателей о протесте на странице в Facebook. Акция «100 дней для свободы Таджнета» продемонстрировала скоординированные и последовательные усилия части гражданского общества, направленные на защиту свободы в интернете. Эта сфера для страны совершенно новая, всего лишь несколько лет назад проникновение интернета обозначалось однозначной цифрой.

Несмотря на резкий прорыв в цифровой сфере, технический прогресс и улучшение доступа в интернет в Таджикистане разворачивается на фоне культурно-консервативного и религиозного общества. Это ведет к уникальному культурному восприятию молодого поколения и технологий. Например, широко распространено мнение, что активные в социальных сетях женщины неразборчивы в выборе сексуальных связей, особенно это касается сайта Одноклассники, широко используемого для назначения свиданий. В результате женщины-пользователи сайта Одноклассники в Таджикистане часто используют псевдонимы и ненастоящие фотографии, чтобы скрыть свою личность.

Мобильные телефоны, особенно SMS, оказали заметное влияние на формирование взаимоотношений и романтические ухаживания среди молодого поколения страны. SMS позволяет молодежи из разных деревень строить романтические связи, пары поддерживают связь, в то время как мужья работают трудовыми мигрантами в России. Высокий уровень трудовой миграции в Таджикистане привел также к возникновению феномена разводов по SMS. Работающие в России молодые таджики иногда не хотят возвращаться домой и разводятся со своими женами через SMS, модернизируя традиционную исламскую традицию произнесения (или в данном случае написания сообщения) арабского слова «талак», инициирующего развод. Эта практика стала настолько распространена, что религиозный комитет Таджикистана объявил намерение провозгласить фетву против такой практики.

С более чем 100-процентным уровнем проникновения мобильной связи, передача SMS и мобильных данных стала явлением, которое уже нельзя отменить. Президент Рахмон пытался ограничить влияние новых медиа и мобильных телефонов. Он осудил использование мобильных средств связи как необоснованные траты ограниченных ресурсов домохозяйств и объявил, что мобильные телефоны провоцируют множество негативных последствий для здоровья, таких как «утомление, дезориентация в пространстве, нарушение сна и снижение иммунитета», а также увеличение вероятности возникновения опухолей головного мозга. Отрицательная реакция высокопоставленных чиновников и старшего поколения может сигнализировать о тенденции управления интернетом в Таджикистане, где в приоритете онлайн-контроль, а не свобода в онлайн-среде.

Побег из тюрьмы в 2010 году спровоцировал усиление онлайн надзора

В конце августа 2010 года 25 заключенных сбежали из следственного изолятора в Душанбе. Среди них были борцы оппозиции времен гражданской войны. Сообщалось, что для координации побега беглецы использовали мобильные телефоны. Данные сотовых телефонов были использованы для их отслеживания по мере того, как они совершали насильственные преступления по всей стране. После данного инцидента все мобильные операторы и провайдеры получили инструкции обновить системы СОРМ (система оперативно-розыскных мероприятий) за собственный счет.

Воспользовавшись произошедшим инцидентом, правительство направило свои действия на печатную и онлайн-оппозицию и независимые источники новостей. Официальное новостное агентство «Khovar» опубликовало открытое письмо министра обороны, в котором содержались обвинения новостных СМИ из восточной части долины Рашт в «содействии террористам» и «совершении особо тяжких преступлений». На следующий месяц три газеты («Faraj», «Negah» и «Millat»), а так же задействованные типографии, попали под проверку налоговых органов. Сиявуш Хамдамов, глава «AToliyev Print», заявил, что это было «в большей степени нападением, чем расследованием».

Оказывать давление на компании и отдельных лиц с целью добиться послушания —распространенная практика и нескрываемая советская тактика. Как только печатные средства информации подверглись нападкам, то же самое произошло и с онлайн-СМИ. Некоторые независимые новостные сайты были недоступны, что, скорее всего, было результатом предписанной правительством блокировки. Независимое новостное агентство Avesta.tj  и Tjknews.com, а так же новостное агентство Центральной Азии  Ferghana.ru и Centrasia.ru были заблокированы.

Нестабильность в Горно-Бадахшанской автономной области в 2012 году

В 2012 году, после убийства чиновника национальной безопасности, Горно-Бадахшанскую автономную область охватила нестабильность. Происходили столкновения служб охраны правопорядка и предполагаемых криминальных группировок. Потери были понесены обеими сторонами. Несмотря на то, что сведения различались из-за слабого освещения СМИ и нехватки связи, в регион было переброшено около 3 тысячи сотрудников спецслужб, что совпало с заявлениями о «случайных прерываниях» интернета и сотовой связи в регионе. «TeliaSonera», скандинавский телекоммуникационный оператор, владеющий контрольным пакетом акций компании «TCell», заявил, что во время политических волнений 25 июля они получали указы правительства заблокировать доступ через интернет к нескольким веб-сайтам (например, www.ria.ru, www.news.tj).

Хорог и окружающие его области были полностью отключены от интернета с раннего утра 24 июля 2012 до 12:30 28 июля. Когда местные мобильные сети стали недоступны, некоторые пользователи подключились через компанию «Roshan Cell» из пограничного Афганистана. Жители организовали протест при помощи Facebook против мобильных операторов, которые прекратили оказывать свои услуги в регионе. 2 сентября 2012 года, через 40 суток после трагических событий в Хороге, 839 людей 30 минут соблюдали тишину.

Активисты также использовали ресурсы Web 2.0 для призыва к миру враждующих сторон через группу под названием «Мир в Хороге», которая привлекла более 1 500 участников.  Администратор, уроженец Хорога, находящийся в Душанбе, предложил людям предоставлять информацию о перспективе установления мира. Записи публиковались, как на английском, так и на таджикском, подразумевая, что контент был также направлен и на потребление из-за рубежа.

На протяжении 2012 года, в попытке сократить охват, правительство вводило повсеместное блокирование. Блокирование было направлено на онлайн-порталы, которые предоставляли контент или критически отзывались о правительстве. Видеозаписи волнений в Хороге, распространенные через tajtube.tj и «сводки с полей”, опубликованные онлайн на Asia+ и Vesti.ru были использованы как обоснование для блокирования данных ресурсов. Asia+ был заблокирован на столь продолжительное время, что новостному агентству пришлось регистрировать новое доменное имя news.tj. Блокировка была нацелена не только на местные ресурсы, но охватила и новостной портал Центральной Азии Fergananews.com и Centrasia.ru, а также международные источники информации, такие как BBC.

Странные способы блокирования

Будучи когда-то временной мерой, блокировка веб-сайтов в Таджикистане с 2010 года стала обычной практикой в интернете. Впервые она была применена в июле 2003 года накануне национального референдума по внесению изменений в конституцию. Региональные новостные сайты стали недоступны и были разблокированы только спустя два месяца. Выборочная фильтрация продолжилась во время ключевых политических событий, таких как президентские и парламентские выборы.

Глава Службы связи Бег Зухуров часто отрицает и затем неохотно соглашается, что это он дает провайдерам указания по блокированию. Нескрываемое презрение Зухурова к социальной сети Facebook, именование ее «рассадником клеветы», связано с теорией заговора о том, что антиправительственным комментаторам платят за оскорбление публичных лиц на данной платформе. «Asia-plus», онлайн сервис новостей в Таджикистане, периодически блокируется. Однажды он был заблокирован за публикацию комментария читателя, который оскорбил государственное должностное лицо. Служба связи адресовала официальное письмо 14 местным провайдерам, предписывая им заблокировать веб-сайт «из-за технических проблем».

Facebook, а так же таджикский сервис «Радио свободы» по приказу Национальной службы связи блокировали несколько раз в 2012 и 2013 годах. Важно отметить, что один новостной источник (Dzhakhonoro) опубликовал информацию, взятую с заблокированного новостного сайта, и был обвинен местным прокурором в «нелегальном распространении информации». YouTube в Таджикистане так же время от времени недоступен. Многие таджики подозревают, что причиной блокировки в 2012 году стало видео президента Рахмона, поющего и танцующего в пьяном виде на свадьбе своего сына. Другие подозревают, что правительство хотело остановить распространение выступлений критика в изгнании Дододжона Атовуллоева.

Самый длинный список за все время, созданный в соответствии с фильтрационным режимом в Таджикистане, был официально направлен провайдерам услуг 20 декабря 2012 года. С того момента, как он был выпущен вечером 21 декабря, местные новостные агентства называли его «Судным днем в интернете Таджикистана». Список веб-сайтов для блокировки содержал 131 наименование и выглядел так, будто бы его составили случайно. Глава одного из провайдеров отметил, что список был «составлен спайдер-ботом, который следовал какому-то нелепому алгоритму». В то время как у правительства Таджикистана могла быть логичная причина заблокировать сайт вКонтакте,  их мотивация для блокировки www.football.ua или www.lol-vids.com совершенно неясна. Распоряжение о блокировке было таинственным образом отозвано несколькими днями позднее (26 декабря 2012 года).

Читать далее: Часть 6: Информационная безопасность и защита информации

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели