Расширенный поиск

Очередной пакет поправок, нацеленных на противодействие экстремизму и терроризму, – второй за последние два года – в эти дни проходит обсуждение в казахстанском парламенте. В случае их принятия, органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, смогут по своему усмотрению блокировать сети и средства связи.

Мажилис (нижняя палата парламента) Казахстана принял в первом чтении проект антитеррористических поправок в 5 кодексов и 19 законов, часть которых относится к регулированию сектора информационных технологий. В частности, предусматривается возможность блокировки сетей и средств связи (интернета, мобильной связи, работы социальных сетей или мессенджеров и проч.), доступа к сайтам или размещенной на них информации «органом, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность на сетях связи».

Приостановка будет применяться «в случаях, не терпящих отлагательства, и могущих привести к совершению тяжких и особо тяжких преступлений». Принимать решение по каждой ситуации, вероятно, будут сами силовые структуры. От них лишь потребуется в течение суток, постфактум уведомить Генеральную прокуратуру о том, что ими была отключена связь.

В настоящее время такие полномочия имеются только у Генерального прокурора и его заместителей, и получили они их после принятия предыдущего пакета поправок по борьбе с терроризмом и экстремизмом, в ноябре 2014 года. Ранее, принятие подобных решений было возможно по закону только через суд.

Нынешние поправки были спешно разработаны и внесены в парламент после серии атак против правоохранительных органов весной текущего года, которые власти назвали актами терроризма.

Авторитетный юрист Игорь Лоскутов в комментарии Digital.Report разъясняет, что в Казахстане оперативно-разыскной деятельностью занимается множество госорганов, включая органы внутренних дел, органы национальной безопасности, Службу внешней разведки, органы военной разведки Министерства обороны, антикоррупционная службу, Службу государственной охраны и Службу экономических расследований.

Политический комментатор, говоривший с Digital.Report на условиях анонимности, высказал опасение, что это нововведение способно серьезно ограничить права граждан, не причастных к экстремизму и терроризму, в т.ч. их конституционное право на свободу информации. Также, предоставление этих полномочий широкому кругу силовиков и спецслужб снизит общую подотчетность при принятии решения об ограничении информации или коммуникаций.

Гульмира Биржанова, юрист фонда «Правовой медиа-центр», говорит, что для расширения практики внесудебной блокировки интернет-ресурсов, а также сетей и средств связи, снова приводятся благие цели. «Главный вопрос — будут ли сотрудники этих структур достаточно компетентны, чтобы определить серьезность угрозы и соразмерность мер по ограничению коммуникаций?» – интересуется эксперт.

В Комитете нацбезопасности заверяют, что «право рубильника» не будет применяться для массового отключения районов и городов. По их информации, «отключение отдельных услуг связи будет проводиться гласно и негласно, в интересах оперативно-разыскных действий». Например, для обезвреживания взрывного устройства, активируемого посредством звонка или SMS, когда нужно подавить GSM-сигнал. Как говорят в спецслужбе, действующие законы не позволяют этого делать «в полной мере».

Шавкат Сабиров, президент Интернет Ассоциации Казахстана, считает, что ужесточение законодательства связано с возросшим уровнем угроз. «В то же время необходимо четко разграничивать случаи, при которых будут применяться указанные меры», – подчеркивает он. «Нет сомнений, что это принесет пользу государству, а что получит рядовой интернет-пользователь, мы сможем оценить только по собственному опыту. Хотя лучше обойтись без таких поводов», – заключает Сабиров.

 

 

Об авторе

Адиль Нурмаков

Кандидат политических наук, преподаватель Департамента медиа и коммуникаций в Университете КИМЭП (Алматы, Казахстан). Исследовательские интересы: новые медиа, интернет, гражданское общество, демократизация.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели