Расширенный поиск

После вступления Казахстана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), предполагающий свободное перемещение трудовых ресурсов, на IT-рынок страны хлынул поток профессионалов из России и Беларуси, к которым также добавились специалисты из Украины. Их профессионализм выше, а цены за их услуги ниже. Что ждет местных специалистов при такой конкуренции?

Digital.report обсуждает эти и другие вопросы с ректором International IT University в Алматы Дамиром Шыныбековым.

Справка:
International IT University (IITU) был создан в 2009 г. по инициативе президента Казахстана Н.Назарбаева как потенциальная точка роста в области образования и в отрасли ИКТ. Стратегия университета определяет его как прикладной отраслевой вуз, который занимается образовательной и научной деятельностью для удовлетворения, в первую очередь, потребностей сектора. IITU, являясь первым проектом государственно-частного партнерства в сфере образования, ведет обучение на английском языке и имеет партнерства с рядом международных университетов.

_MG_5700

DR: Как местные кадры конкурируют с притоком IT-специалистов из России, Украины и Беларуси?

ДШ: Чтобы ответить на этот вопрос, нужно внимательно проанализировать статистику. В абсолютных показателях, специалистов из Украины по разным причинам стало гораздо больше, но число специалистов из России почти не изменилось. Хотя, в рамках ЕАЭС, количество приезжающих и выполняющих краткосрочные проекты россиян несколько увеличилось.

Я вижу в этом положительный тренд для Казахстана, потому что конкурентная среда позволяет нам двигаться еще быстрее и перенимать все больше новых технологий. Рынок, пополняющийся специалистами из ближнего зарубежья, незримо повышает качество казахстанских профессионалов.

конкурентная среда позволяет нам двигаться еще быстрее и перенимать все больше новых технологий.

Давайте представим, что будет, если мы закроем границы. Получится, что рынок будет предоставлен только нашим выпускникам и специалистам. К сожалению, нужно признать, что критической массы, достаточной для освоения серьезных проектов в области информационных технологий, у нас пока нет. Более того, максимально квалифицированные отечественные специалисты уезжают за границу, поскольку там экономические выгоды гораздо привлекательнее – это объективная правда. Таким образом, получится, что Казахстан проиграет от подобной изоляции.

Нынешняя ситуация несет в себе преимущества. Работая в команде с более подготовленными в профессиональном плане и опытными специалистами из Украины, Беларуси и России, растут наши программисты. Рано или поздно рынки в соседних странах стабилизируются, люди начнут возвращаться на родину, а здесь останется плеяда отечественных разработчиков, которые будут работать и давать продукцию более высокого качества.

DR: В связи с этой тенденцией, меняется ли как-то подход к обучению будущих специалистов?

ДШ: Не могу сказать за другие учебные заведения, но в нашем университете мы держим руку на пульсе: каждые полгода мы анализируем свои академические программы, методику преподавания и квалификацию, которую получают наши студенты. При подготовке специалистов в вузах невозможно единовременно и мгновенно реагировать на все изменения, но мы стараемся быть оперативными. Наша задача, скорее, состоит в том, чтобы давать фундаментальные знания, которые позволяли бы студенту самому быстро адаптироваться в изменяющихся условиях.

Тренды можно предугадать, но на 100 процентов знать, что будет, невозможно. Например, когда мы открывали наш университет, компания Huawei в Казахстане была представлена минимально, но мы предугадывали ее расширение, глядя на динамику ее роста в России, где область телекоммуникаций практически на 80% перешла на китайское оборудование и влияние CISCO не столь велико, как в Казахстане. Поэтому мы еще четыре года назад открыли лабораторию Huawei, и сейчас группа студентов занимается в ней, а значит, если такой же тренд будет в Казахстане, мы будем к этому готовы.

DR: Одна из причин предпочтительного выбора иностранных специалистов — актуальная и прикладная квалификация. Насколько остро сегодня стоит вопрос переподготовки кадров в Казахстане? Как решается проблема оторванности образования от реального рынка?

ДШ: На макроуровне проблема остается острой, ведь все зависит от конкретных исполнителей. В правительстве уже давно это осознали, и в среду коммерческих работодателей тоже приходит это осознание. Конечно, студенты хотят получать максимально прикладные знания: я уже не вижу таких студентов, которые учатся ради диплома и не имеют мотивации. Это положительный тренд, на который университеты обязаны реагировать. Многое зависит от самого вуза и от того, насколько плотно он хочет работать с бизнесом, убеждать его в своей готовности отвечать их требованиям к будущим кадрам.

Для IITU это дается нелегко, но с каждым годом мы видим растущее доверие со стороны компаний в ходе анкетирования работодателей и на ярмарках вакансий в нашем университете. Сейчас мы хотим создать экспертную группу ключевых IT-компаний, которые могли бы давать критическую оценку качества знаний, лекций и учебных программ. Также, еженедельно по несколько раз мы проводим обязательные мастер-классы с приглашением первых лиц компаний и ведущих специалистов IT-индустрии. Такие небольшие инструменты позволяют нам быть более мобильными.

DR: Чтобы ослабить последствия кризиса и ускорить выход из него, нужно наращивать экспортное производство. Многие, включая правительство, делают ставку на информационные технологии. В каких сегментах этой отрасли у Казахстана есть потенциал?

ДШ: Это очень актуальный вопрос на сегодня. Экономическая ситуация критична, сырьевой рынок находится в глубочайшем кризисе. Как следствие, банковский сектор тоже переживает не лучшие времена, а следом и все остальные сферы. Конечно, отрасль ИКТ имеет ряд преимуществ. Во-первых, она не нуждается в масштабных капиталовложениях, как перерабатывающая или добывающая отрасли. Во-вторых, она позволяет создавать продукцию, которая способна конкурировать на рынках за пределами Казахстана. В принципе, есть все предпосылки для появления крупного IT-проекта, который станет флагманом нашей экономики.

большое внимание нужно уделить информационной безопасности и робототехнике

Если говорить о конкретных сегментах, то таких можно выделить несколько: электронная коммерция, мобильные приложения, облачные решения и big data. Я считаю, что также большое внимание нужно уделить информационной безопасности, и, несмотря на дороговизну направления, мы не должны забывать о робототехнике, хотя бы ради того, чтобы опять не отстать на десятилетия. Нынешнее развитие робототехники в мире позволяет предположить, что уже в ближайшие 5-10 лет мы увидим серьезное замещение на рынках человеческих ресурсов роботами.

DR: То есть, вы считаете, что мы можем составить конкуренцию гигантам их Юго-Восточной Азии, США и Европы?

ДШ: Конкуренция – понятие относительное. Да, сейчас в Казахстане нет таких мощных якорных проектов, которые могли бы сходу конкурировать на мировом уровне. Более того, даже если такой проект появится, эти же гиганты, которых вы перечислили, могут задуматься о его выкупе — и, скорее всего, купят.

Наша задача заключается в том, чтобы в Казахстане было как можно больше креативных людей, способных создавать такие проекты. Даже если человек реализует проект за пределами страны, в любом случае мультипликативный эффект отразиться на ней. Мы не должны бояться имплементации и внедрения существующих проектов в рамках законов об авторском праве. Китай — тому яркое подтверждение.

На сегодня мы должны решить хотя бы одну проблему – улучшить жизнь населения, упростить ее, сделать прозрачней. В процессе этого мы уже получим мощные проекты.

DR: На каком этапе развития сегодня находится стартап-индустрия Казахстана? Насколько она перспективна и реально решает проблемы рынка и населения?

ДШ: Конечно, есть справедливая критика стартап-движения: «проектов много, а выхлопа мало»; «стартапы Казахстана на 90% — это и не стартапы вовсе, а вариации на существующие зарубежные проекты»; «стартап ради стартапа, получил грант и начал другой».

мода на стартапы — большой плюс нашему обществу.

И все же, на мой взгляд, в нем есть один большой плюс, который перекроет всю критику. Мода бывает разная, и я рад, что у нас мода на хорошие вещи. Если модно быть стартапером, придумывать креативные идеи, пытаться их внедрять — это же большой плюс нашему обществу. Если вы помните начало 2000-х или 1990-е, то тогда была мода на потребление, машины и прочее. Сейчас молодое поколение не интересует, где ты живешь и на чем ездишь, гораздо важнее, какие у тебя знания, что ты умеешь и какая у тебя гражданская позиция.

Такое поколение как раз-таки изменит наше общество и страну. Если даже из сотни стартапов хотя бы 3-5% окажутся успешными, то стартап-движение было не бесполезным.

DR: Насколько необходимо внедрение бизнес-модулей в IT-образование? И, если да, то будет ли сфера образование с присущим ей бюрократизмом, поспевать за изменениями в бизнес-среде?

ДШ: Вы правы, образование – это, наверное, самая консервативная отрасль экономики. Однако, это правильно, потому что любые реформы в области образования откладывают серьезный отпечаток на целые поколения.

Мы, конечно, сигнализируем правительству, что курсы по предпринимательству, праву, особенно, авторскому, по лидерству и работе в команде необходимы, но чтобы их встроить в стандарты обучения понадобится минимум 5 лет. Тем не менее, в рамках той академической свободы, которая у нас есть, в IITU мы такие курсы даем. Хотелось бы, чтобы все вузы об этом задумались, потому что сам бизнес сейчас становится очень регламентирован, у него уже есть конкретные принципы работы, и мы можем облегчить жизнь будущего предпринимателя, начав знакомить его с ними.

Позиция нашего университета – готовить не работников, а работодателей. Мы прекрасно понимаем, что у страны может не оказаться ежегодной потребности в 600-700 новых специалистов. Ради выпускника IT университета, даже самого одаренного, руководитель компании не уволит опытного сотрудника и не будет искусственно создавать рабочее место. Чтобы не плодить безработицу, мы сами хотим создавать тренды на рынке, насколько это возможно. Один из наших KPI – создание ежегодно, как минимум, пяти компаний. Чтоб они реально работали, мы в течение нескольких последующих лет будем отслеживать их судьбу, оказывать финансовую и юридическую поддержку.

Возвращаясь к курсам, они абсолютно точно нужны, и мы откровенно отстали — их нужно было внедрять, наверное, 15 лет назад. Есть большой объем знаний, начиная от тонкостей получения кредита и заканчивая подготовкой презентации проекта, который университет не просто должен, а обязан давать студенту. Сейчас мы даем представление о подобных вещах, но я точно знаю, что этого недостаточно.

Интервью подготовила Дилара Толыбаева (Алматы)

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели