Расширенный поиск

Вопросы регулирования и самоуправления Сети в России обсудили участники серии дискуссий «Интернет и закон», организатором которой выступил ИД «Коммерсантъ». Выводы, сделанные в ходе общения бизнесменов и госчиновников, получились противоречивые. Представители бизнеса устали от государственного регулирования, но говорят, что кодексы этики соблюдают только лохи. Госслужащие считают, что бизнес выражает готовность к самоуправлению только под угрозой «топора государственного регулирования». И, как подытожил Матвей Алексеев, директор по внешним коммуникациям Rambler&Co, в России регулированием интернета занимаются все, кроме самого интернета.

Регулирование или самоуправление

Участники дискуссии вспомнили, с чего все начиналось. Заместитель губернатора Челябинской области Руслан Гаттаров, комментируя события прошлых лет, задал риторический вопрос: «2012 год, компания Google ходила в Государственную Думу, Совет Федерации и говорила: «Вы ничего не понимаете в Интернете, не лезьте туда! Это регулировать не надо! Мы, интернет-индустрия, сами все отрегулируем». Прошло пять лет. Что-то отрегулировано, кроме как законами?». Матвей Алексеев вспомнил 2010 год, когда появилась первая группа экспертов, которая занималась оценкой законопроектов о регулировании интернета, – тогда все специалисты интернет-индустрии пришли в ужас от глобального законопроекта сенатора Людмилы Нарусовой о Сети. По его мнению, «проблема в том, что в регулировании прав и взаимодействия субъектов в сети Интернет занимается кто ни попадя, даже сейчас. Мы – эксперты, другие не поймут. Есть дилетанты, а есть эксперты. Этим должны заниматься эксперты, а государство – ставить задачу. Когда эксперты работают над решением задачи, – это везде самый эффективный вариант взаимодействия».

Ирина Левова, директор по стратегическим проектам Института исследований интернета, в свою очередь, вспомнила, что писался кодекс профессиональной деятельности в сети Интернет и различные рамочные соглашения внутри индустрии. «Работать-то, может, оно и работало бы, если бы государство это поддержало. Но государство говорит  нет, давайте мы лучше закон федеральный примем». Также она напомнила о скрытых интересах в российских законах: «Законы, которые пишутся, не преследуют интересы защиты детей, защиты от терроризма  они преследуют, прежде всего, цели по развитию чьего-то бизнеса либо по рейдерскому захвату какого-то бизнеса».

Впрочем, прозвучали и более оптимистические точки зрения на регулирование и самоуправление. По мнению Антона Мальгинова, руководителя юридического департамента Mail.Ru Group, «независимо от того, какое регулирование выбирать – исходящее от граждан, государства или саморегулирование – должен быть соблюден баланс, обеспечивающий развитие цифровой экономики и баланс интересов государства и общества». Именно самоуправление, по его мнению, в текущей ситуации является тем основным драйвером, который способен решить насущные проблемы. Руслан Гаттаров, говоря о роли регулирования, сравнил интернет-индустрию с автомобилем, у которого должен быть не только мощный двигатель, но и тормоза – легкие, чтобы не обременять движение, но эффективные.

Большие данные

Особое внимание участники дискуссии уделили инициативам, касающимся регулирования больших данных. Попытка государства урегулировать этот сектор может стать объединяющим стимулом для индустрии. Как указал Дмитрий Петров, директор компании «Мегафон» по связям с государственными органами, «для компаний, которые работают с этими данными, для операторов связи, для интернет-компаний, эти данные представляют один из ценнейших активов». Марина Янина, вице-президент Яндекса по корпоративным отношениям, считает, что есть потребность, есть запрос в регулировании   Big Data. «Мы бы хотели сделать некий стандарт саморегулирования и ответить на этот запрос. Государство должно сказать, где границы этого саморегулирования. Это нормальный диалог с точки зрения власти и бизнеса, государства и общества, будут установлены правила игры. Но так обычно не бывает. Обычно происходит следующим образом: нам скажут «саморегулирование –  это хорошо, но вот вам федеральный закон». Поэтому ростки саморегулирования не вырастают, не бывает саморегулирования и жесткого законодательного регулирования».

Сергей Сельянов, председатель Ассоциации продюсеров кино и телевидения, считает, что это российское бизнес-сообщество в очень слабой степени способно к самоуправлению. «Не выработают никогда никаких кодексов и не будут их соблюдать. Соблюдение этики никем не ценится. Кто соблюдает – те лохи с точки зрения большинства акторов, в том числе властных. К сожалению, к большому. Поэтому топор государственного регулирования – это почти единственное, что во многих случаях работает. Работает грубо, работает медленно. Но по-другому не получается».

Электронная торговля
Обсуждая вопросы покупок в интернет-магазинах, прежде всего в китайских, участники дискуссии, в число которых вошли представители антимонопольной и таможенной служб, конфедераций обществ потребителей, отечественных и зарубежных товарных агрегаторов, подчеркнули значимость создания равных условий для всех участников рынка.
Заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Анатолий Голомолзин рассказал: «Сейчас есть рабочая группа, которая готовит ряд предложений по выравниванию условий, и одна из тем – это как раз налогообложение. Есть три варианта систем налогообложения, которые мы обсуждаем. Тема агрегаторов также является очень важной. В условиях цифровой экономики, наряду с большими данными, главным фактором является работа платформ. Есть необходимость определиться, что такое агрегаторы и как они должны работать. Мы считаем правильным определить это понятие в законодательстве об информации, а специфику работы площадок описывать в соответствующих сферах деятельности». «Наша задача – сделать благоприятные условия на рынке, чтобы рынок развивался в интересах всех, по классической ситуации win-win», – подчеркнул он. По словам представителя Федеральной таможенной службы Михаила Числова, количество обработанных международных почтовых отправлений в 2016 году превысило 225 млн, 80% всей входящей зарубежной почты у Почты России – из Китая. «Что беспокоит таможенную службу? – То, что мы в таком трафике должны это обрабатывать. Существует три проекта, где мы выходим на определенные программные продукты. С Почтой России мы сделали эксперимент, в рамках которого мы видим все документы до того, как посылка придет в место международного почтового обмена. Если на посылку раньше тратилось 10 минут, сейчас на посылку тратится максимум две минуты». Он обратил внимание и на риски, связанные с ввозом оружия, наркотиков и иных запрещенных товаров.
Также в ходе дискуссии обсуждались вопросы пороговых значений беспошлинного ввоза почтовых отправлений, проблема ответственности товарных агрегаторов и многие другие.

Об авторе

Николай Дмитрик

Кандидат юридических наук, руководитель отдела правового консалтинга ParkMedia Consulting. В 2006-2012 гг. сотрудник Правового департамента Министерства связи и массовых коммуникаций РФ. Принимал участие в разработке законодательства в сфере персональных данных, электронной подписи, электронных государственных услуг, доступа к информации. Автор более 40 научных работ в области ИКТ-регулирования.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели