Расширенный поиск

На российском федеральном портале правовых актов появился проект документа, который в перспективе может стать главным при определении дальнейшей судьбы той или иной информации в Рунете. Межведомственный указ, подготовленный Роскомнадзором, помимо этого ведомства, касается также МВД России, Роспотребнадзора и Федеральной налоговой службы РФ. В нем тщательно описаны все критерии, по которым та или иная информация, распространяемая в сети, может считаться незаконной и блокироваться, а ее распространители подвергаться наказанию согласно букве закона.

Проект выложен на всеобщее обсуждение, каждый может высказаться «за» или «против» его принятия до 18 августа этого года. Но уже сейчас многие независимые эксперты бьют тревогу. Как считает ведущий юрист общественной организации «РосКомСвобода» Саркис Дарбинян, этот подзаконный акт не вносит никакой ясности в вопросе того, что все-таки считать противоправным контентом в сети, а что нет, при принятии чиновниками госорганов решений об ограничении доступа к веб-сайтам.

Саркис Дарбинян

Саркис Дарбинян

Первое, что хочется отметить, что перечисляя критерии оценки материалов в сети Интернет по наркотикам, в документе делается исключение «для художественных произведений, в которых описывается информация, оправданная их жанром». Здесь, конечно, опять появляются дефиниции, позволяющие субъективную оценку того, что вообще можно считать художественным произведением, и где грань оправданности/неоправданности жанром.

При этом, как видно из документа, аналогичных исключений для контента с сексуальной подоплекой с несовершеннолетними, суицидами и азартными играми не сделано, а значит такие классические произведения как «Лолита» Набокова, «Анна Каренина» Толстова или «Игрок» Достоевского должны нещадно блокироваться во всем Рунете. Второе – это расширение оснований для ограничения доступа к веб-сайтам в проекте Приказа, по сравнению с требованиями Закона. Так, например, подлежат блокировке не только педофильские материалы и откровенно порнографические материалы с участием несовершеннолетних, но и согласно п.1.4 любая «информация, направленная на возбуждение сексуальных чувств», а значит это может быть любой текстовый материал, включая классические произведения, аудиоматериал или иной контент.

Или взять, к примеру, «наркотический контент». Приказ предусматривает ограничение доступа не только к контенту, описывающему места приобретения и способы приготовления наркотиков, но и, например, согласно п.2.1.4. к любой «информации о способах ухода от уголовной и административной ответственности» за правонарушения. Если читать норму приказа дословно, сюда могут быть включены и юридические форумы за правовые консультации лицам, обвиняющимся в незаконном обороте наркотических средств, и любые иные сайты с описанием технической информации для безопасного доступа к сайтам. Закон также не делает никаких исключений из-под блокировочного законодательства научных трудов и исследований на тему влияния, действия и последствий употребления наркотических средств.

Вообще, есть стойкое понимание, что ведомство занимается абсолютно не тем, ведь без принятия во внимания контекста написанного, невозможно сделать никаких обоснованных выводов о противоправности контента. Мы уже видели огромное количество случаев применения закона, когда абсолютно безобидные сайты вносились в реестр за наличие на них канонических буддийских и исламских текстов, только потому что анонимному чиновнику померещился там незаконный контент, призывающий к суициду или потреблению наркотиков. Полагаю, более эффективной работой была бы разработка Роскомнадзором совместно с иными ведомствами положения о создании апелляционной межведомственной комиссии для оспаривания решений о блокировках, с которыми не согласны владельцы сайтов и страниц сайтов в Интернете, а также определении критериев и принципов способа обхода блокировок. Ведь то, что мы видим сегодня, напоминает ковровые бомбардировки Рунета. Из-за одного комментария могут быть закрыты сотни и даже тысячи сайтов, только потому, что находились на тех же IP-адресах.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели