Расширенный поиск

Летом 2016 года в Кыргызстане планируют начать массовое внедрение биометрических паспортов, в чипе которых также будут интегрированы водительские права и медицинская карта. Пока специалисты Государственной регистрационной службы (ГРС) ведут разработку этой идеи, цель которой состоит в облегчении доступа к госуслугам. Не будет ли он препятствовать реализации гражданами своих избирательных прав?

Следующие выборы президента должны состояться осенью 2017 года. Алмазбек Атамбаев, действующий президент, ранее уже заявлял, что не будет выставлять свою кандидатуру на второй срок; кроме того, это запрещено конституцией, которая была принята незадолго до его избрания в 2011 году. Будущие выборы руководство республики намерено провести по новым биометрическим паспортам. Если работа по выдаче паспортов начнется в плановый срок, у граждан на их получение будет чуть более года. Глава ГРС Тайырбек Сарпашев в начале декабря заявил, что получение нового документа будет не принудительным, а «по желанию».

Это будут вторые национальные выборы в Кыргызстане с использованием биометрики. В уходящем году прошли парламентские выборы с использованием биометрических данных для регистрации избирателя и его идентификации в день голосования. Для участия в них около 3 млн избирателей прошли биометрическую регистрацию — немногим меньше того числа, которое было зарегистрировано на предыдущих выборах.

По словам политика Эдиля Байсалова, часто звучавшие накануне последних выборов аргументы, что биометрика ограничивает или отменяет право на участие в выборах, не выдерживают критики. «Для участия в выборах всегда нужно предъявить документы идентификации личности. Всем, абсолютно всем, была дана возможность получить такой новый способ идентификации», — говорит он в интервью DR.

Экс-судья Конституционной палаты Верховного Суда Кыргызстана Клара Сооронкулова, досрочно освобожденная от должности за то, что посчитала неконституционным закон о биометрической регистрации граждан, продолжает критиковать ситуацию, при которой право граждан на свободу волеизъявления на выборах обставляется условиями.

«Любые ограничения прав и свобод граждан, даже при условии достижения общезначимых для общества целей, допустимы только в том случае, если они являются крайней и неизбежной мерой, то есть без них невозможно обойтись. В этом аспекте, биометрическая идентификация избирателя мера удобная, но не крайне необходимая. При условии нормального контролирующего механизма и должной избирательной культуры вполне достаточна обычная идентификация на основе документов, удостоверяющих личность», — утверждает она в комментарии для DR.

По ее мнению, главная проблема биометрической регистрации в Кыргызстане связана с ее обязательностью, которое она называет существенным ограничением права на частную жизнь, часть которого является право на использование и распоряжение своими персональными данными. «Кроме того, сбор биометрических данных посягает на физическую неприкосновенность личности, так как предусматривает принудительное дактилоскопирование и фотографирование», — говорит Соорункулова.

Эдиль Байсалов на этапе обсуждения нововведения тоже выступал против тотальной дактилоскопии. «Я призывал наших активистов противостоять этому и бить в набат», — говорит он в интервью DR. Но накануне выборов, по его словам, встал уже выбор между опциями — участвовать в голосовании или нет. По его мнению, необходимость участия перевесила «всякие аргументы по защите частной информации и многочисленные теории заговора».

Другой вопрос возникает из правовой оценки избирательного права. «Поскольку выборы в Кыргызстане являются правом гражданина, а не обязанностью, обязательная биометрическая регистрация выглядит абсурдно», — объясняет Сооронкулова. Ограничение этого права возможно только если такое ограничение необходимо для обеспечения национальной и государственной безопасности, для защиты здоровья и нравственности населения, обеспечения прав и свобод других лиц и т.п. «Принуждая граждан сдавать свои данные, государство фактически делает их главными виновниками фальсификации выборов. Я вижу в этом выражение недоверия к своим гражданам», — говорит юрист, подчеркивая, что «государство обязано обеспечить все необходимые условия для полноценной реализации гражданами своих избирательных прав».

Политолог Медет Тюлегенов в интервью DR признает, что стремясь к чистоте процедур путем биометрики, власти, возможно, пожертвовали в какой то степени доступом к выборам. «Хотя было оповещение и кампания по сбору биометрических данных, все равно часть граждан не смогла пройти эту процедуру, а часть тех, кто ее все же прошел, не находили себя в новых списках избирателей.

Практически на всех выборах в КР списки избирателей были проблемой — именно ими манипулировали в первую очередь, — говорит эксперт. — В значительной мере, составление списков на основе собранных биометрических данных помогло эту проблему решить». Тюлегенов также отмечает, что сроки, отведенные на сдачу биометрических данных для участия в парламентских выборах 2015 г. были довольно сжатые. Возможно поэтому часть граждан отказались от участия в выборах. Из-за «тупика нигилизма», как его называет Байсалов, «сотни тысяч граждан, в том числе и самой активной и продвинутой городской молодежи, оказались дезориентированы и не приняли участия в голосовании».

По итогам прошедших выборов политик расценивает эксперимент с биометрикой как «безусловно положительный», позволивший исключить возможность многократного голосования (т. н. «карусели»). «Каждый избиратель проголосовал только один раз. Это значительно укрепило доверие к выборам и его результатам», — говорит Байсалов.

Клара Сооронкулова не оспаривает преимущества идентификации избирателя на основе биометрики, но подчеркивает, что не согласна с тем, что она помогла повысит доверие к выборам. «Ни одна из развитых демократических стран, широко использующих биометрику в различных сферах, не применяет ее на выборах», — говорит она. «Это связано и с угрозой утечки данных, но, главным образом, с тем, что важной гарантией честных выборов является простота, прозрачность и предельная понятность процедур. Любые процедуры, требующие особого подхода и обслуживания узких специалистов, могут стать почвой для недоверия избирателей к результатам голосования».

Сегодня в ГРС обещают изучить способы, которые позволят людям отдать свой голос на выборах, даже не имея на руках документа нового образца «Например, на прошедших выборах граждане, имеющие паспорта образца 1994 года, получили право голосовать», — говорит Мелис Эржигитов, пресс-секретарь ГРС.

Эдиль Байсалов также соглашается, что биометрика — не панацея, способная решить все проблемы и автоматически, сама по себе, обеспечить справедливые и свободные выборы. Он также приводит неожиданный итог внедрения новых технологий в избирательный процесс: «Если раньше кандидаты могли оптом скупать избирательные комиссии или же просто административно приказать забросить или засчитать определенное количество голосов в свою пользу», то в ходе осенней кампании более популярной стала тактика подкупа избирателей. «За несколько дней до выборов цена голоса составляла до 500 сомов ($6.5), а в день выборов уже платили по 3 тысячи ($40)», — говорит он.

Об авторе

Адиль Нурмаков

Кандидат политических наук, преподаватель Департамента медиа и коммуникаций в Университете КИМЭП (Алматы, Казахстан). Исследовательские интересы: новые медиа, интернет, гражданское общество, демократизация.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели