Расширенный поиск

Недавно Digital.Report опубликовал интервью с региональным руководителем одного из самых популярных мессенджеров в мире. Однако мы так и не получили от него ответов на ключевые вопросы. Оказалось, что успешные компании не готовы говорить о качестве своих продуктов, рассуждать об инновациях и законах, которые мешают развитию средств интернет-коммуникаций. Мы обратились к создателю уникального мессенджера Scop, способного различать эмоции. Как раз сейчас разрабатывается его новая версия, которая в буквальном смысле объединит весь мир. О том, какие проблемы мешают прогрессу коммуникаций, Digital.Report рассказал основатель проекта Евгений Рожко.

Digital.Report: Насколько востребованы пользователями новые мессенджеры? Не мешает ли развитию технологий доминирование на рынке отдельных продуктов? 

Создатель мессенджера Scop Евгений Рожко

Создатель мессенджера Scop Евгений Рожко

Евгений Рожко: Мессенджеры не развиваются. Их с каждым днем становится все больше, что, наоборот, затрудняет общение между пользователями. Простой пример – почти у каждого человека сейчас установлено на устройствах по 3-5 мессенджеров с идентичным функционалом. А у кого-то и еще больше. Задумайтесь, насколько сложным становится общение, когда надо помнить где кто из друзей: кому писать в один мессенджер, кому лучше в Facebook. Это разбивает всю систему координат. Раньше все было гораздо проще. Был «ламповый» ICQ, потом ему на смену пришел Skype. Но с развитием смартфонов стали появляться все новые и новые программы. При этом особых, кардинальных отличий между ними нет. И поверьте, еще один, очередной клон никому не нужен. Пользователь всегда переходит в те решения, которые наилучшим образом решают его проблемы в настоящий момент времени. Мессенджеры не исключение, сейчас приходится пользоваться пятью одинаковыми решениями. А это приводит к дроблению круга общения и совсем не означает, что завтра пользователь не перейдет на новый продукт, который добавит комфорта.

Чего, на ваш взгляд, сегодня хотят пользователи в мессенджерах больше – красивых картинок и наклеек или безопасности и тайны переписки? 

Инноваций не хватает, а красивых стикеров и шифрования уже у всех полно. Обратите внимания на последние мессенджеры. Они изменяются в сторону украшательств, а не функциональных возможностей. Такое ощущение, что разработчики достигли пика функциональности и теперь заняты только сменой дизайна и заработками на стикерах. Аналогично и с шифрованием. Все понимают, что ценность мессенджера в его способности защитить переписку. Поэтому шифрование стало маркетинговым плюсом, способом привлечь пользователей на свою сторону. Мол, смотрите, у нас новый, совершенно защищенный продукт. А как на самом деле в нем построена защита – неизвестно. Равно как никто не вникает в правила пользования программой, не читает условия выдачи персональных данных по запросу силовых структур.

Как вы считаете, допустят ли операторы ситуацию, когда мессенджеры начнут лишать их дохода с голосового трафика, как это произошло с СМС? Могут ли операторы связи де-факто ограничивать распространение программ для передачи сообщений?

Сейчас сотовые операторы теряют прибыль на голосовом трафике, но надо понимать, что сами операторы зарабатывают не только на голосе. Одно из ключевых направлений работы всех сотовых операторов – предоставление доступа в интернет. Операторы связи давно стали крупными провайдерами, и если они потеряли что-то из-за того, что «голос» ушел в интернет, то получили прибыль от продажи дополнительного трафика. Наступит момент, когда все операторские услуги переместятся в интернет. Прогресс не остановить, и операторам невыгодно ограничивать распространение мессенджеров. Иначе они срубят сук, на котором сами же сидят. Что касается риторики об украденном создателями программ голосовом трафике, то эти разговоры уже теряют актуальность. Ведь изменяется сам операторский бизнес.

Насколько справедливы попытки операторов связи лоббировать законы, которые заставят владельцев мессенджеров отчислять процент с прибыли якобы как плату за сетевую инфраструктуру? Вы готовы платить процент со своей разработки провайдерам и сотовым операторам?

Пользователь платит оператору за интернет-трафик. Зачем компании, занимающиеся разработкой, должны платить провайдерам? Ни одна компания сейчас на это не пойдет, и операторы прекрасно это знают. Главный аргумент операторов – мы вложили деньги в развитие сети. Не спорю, вложили. Но операторы сделали это для своих абонентов, для того, чтобы они получили доступ в интернет и могли пользоваться любыми ресурсами сети. Абсолютно любыми. Операторы же не требуют отчислений от порноиндустрии, потому что в Сети кто-то смотрит приватное видео. А тут они решили, что мессенджеры отнимают их хлеб, научились не только передавать текст, но и звук с видео. Но от этого интернет-приложения не перестали относиться к ресурсам Глобальной сети.

Какие законодательные ограничения вас как разработчика мессенджера волнуют? 

Законодательные ограничения появляются по мере развития технологий. Закон бежит вслед за разработчиками и пытается что-то изменять и ограничивать. Например, в Беларуси отдельным компаниям запретили использовать VoIP. Но результаты этого запрета пока не заметны. В рамках проектов, с которыми я работаю, с законодательными ограничениями мне сталкиваться пока не приходилось. Вряд ли наш продукт будет противоречить каким-то нормам, если только они не появятся позже, в ответ на технические инновации.

Приведут ли попытки государств контролировать переписку в мессенджерах к тотальному контролю и слежке? Возможно ли это в принципе?

Это не просто возможно, это уже работает. Прочитать всю вашу переписку могут те или иные структуры, все зависит от того, где вы живете и какими продуктами пользуетесь. Но кому интересно знать, что вы ели на завтрак? Почти 99,9% разговоров носят бытовой характер и никого не интересуют. Для оставшейся 0,01% информации должно быть судебное решение, но даже несмотря на это компании не всегда выдают такие данные.

Как вы относитесь к идее, которую активно продвигают госорганы, – создавать отдельные мессенджеры для военных, чиновников, медиков и так далее? 

Я не слышал про глобальные проекты в этой области. Отдельные инструменты для общения внутри каких-то групп имеют место быть, например, есть отдельный мессенджер для банков и финансовых организаций со специальными, нужными только в этой отрасли инструментами, это понятно и логично. Нужен ли отдельный мессенджер военным – это зависит от их целей и задач.

Об авторе

Владимир Волков

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в "Белорусской деловой газете", информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели