Расширенный поиск

Деньгин любит счет

В последний год российские парламентарии выдают один законопроект о СМИ и интернете за другим: начиная с закона «О блогерах» и, судя по всему, не заканчивая законом «О персональных данных». На этот раз властная рука Госдумы коснулась иностранных инвестиций в российских СМИ. Поправки в закон «О СМИ» были приняты Госдумой 26 сентября 2014 года и были одобрены Советом Федерации 1 октября 2014 года, закон вступает в силу 1 января 2016 года. Суть поправок заключается в ограничении иностранного участия во всех медиа ресурсах, которые имеют лицензию СМИ. Согласно поправкам, доля иностранного капитала не должна превышать 20%. Поправки распространяются, в том числе, на печатные издания и интернет ресурсы.

Вадим Деньгин, депутат Думы от ЛДПР и один из трех авторов законопроекта, в последнее время стал одним из самых продуктивных законодателей в вопросах регулирования СМИ и интернета. Всего с 2012 года на счету депутата 18 инициатив. Шесть из них так или иначе относятся к жизни СМИ и интернета и были внесены в текущем 2014 году. Деньгин также является одним из авторов получившего моментальную известность законопроекта о персональных данных, который был раскритикован не только Рунетом, но и российским и зарубежным бизнес-сообществом в целом. Сподвижник Жириновского прославился и тем, что всячески продвигает идею запретить СМИ публиковать материалы на темы, которые выходят за пределы их основной деятельности. Впрочем, инициатива может исходить непосредственно из Администрации Президента РФ, хоть авторы-депутаты, разумеется, это опровергают.

Согласно поправкам к закону «О СМИ», запрет на прямое или косвенное владение более чем 20% уставного капитала в СМИ распространяется на:

  • иностранные государства;
  • международные организации;
  • подконтрольные им организации;
  • иностранные юридические лица;
  • иностранных граждан;
  • лиц без гражданства;
  • граждан РФ, имеющих гражданство другого государства.

В дополнение к этому, тем же лицам запрещается выступать учредителями и редакцией СМИ или осуществлять вещание. Авторы закона также обеспокоились косвенным владением или участием.  Запрещается контроль или владение СМИ в любой косвенной форме, в том числе через подконтрольные лица (например, через дочерние компании, где лицо владеет более 20% акций). Упоминается и запрет на любую форму контроля или влияния на редакцию, акционеров или учредителей СМИ. При нарушении какого-либо положения из нового регулирования деятельность СМИ может быть остановлена по решению суда и заявлению Роскомнадзора.

Законодатели без претензий

До принятия поправок закон ограничивал иностранное владение 50% и более уставного капитала теле- и радиоканалов. Причем ограничение действовало исключительно в тех случаях, когда теле- или радиоканалы покрывали не менее половины субъектов РФ или территорию с населением, составляющим не менее половины общего населения страны, и было вполне соизмеримо как широте покрытия, так и силе информационного влияния на массы.

Депутаты рассматривают новые ограничительные инициативы в контексте международных информационных войн — в частности, с Западом — обострившихся в последний год на фоне украинского кризиса. Рассказать, какие именно приемы пропаганды используются в СМИ или предъявить доказательства этой пропаганды депутаты и официальные лица отказываются. Деньгин пошел дальше и заявил, что иностранные издательские дома скупают сайты и газеты в регионах, но никаких конкретных имен и названий дать не смог.

В ходе обсуждения поправок законопроекта у депутатов Госдумы не возникло никаких претензий. Исключением была лишь просьба депутата Смолина, попросившего исключить «аполитичные телеканалы» из-под действия закона. Под действие закона подпадут такие телеканалы, как Discovery, National Geographic, а также такие издания, как Forbes, «Ведомости», «Коммерсант», РБК. Более того, известное радио «Эхо Москвы» тоже может пострадать от нового регулирования.

Свои комментарии к закону вынесли различные комитеты Совета Федераций. В заключении Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству говорится, что закон не распространяется на СМИ, образованные в рамках международных договоров, и полностью соответствует всем нормам Конституции.

Комитет по экономической политике заключил, что поправки могут повлиять на рекламную деятельность. Следом за этим упоминается возможность ограничивать «пропаганду идей», негативно сказывающихся на экономическом развитии и «экономической безопасности» РФ. При этом члены комитета, как и их коллеги, отмечают полное соответствие поправок Конституции.

Краткость заключений вызывает сомнения в детализированном подходе к анализу экономического и правового эффекта поправок. К примеру, только во время обсуждения законопроекта, акции «СТС Медиа», которые торгуются на NASDAQ, подешевели почти на 1%. После принятия закона эти же акции упали еще почти на 4%. Такой простой пример даже для человека не осведомленного о всех нюансах экономики может наглядно продемонстрировать, что влияние поправок гораздо шире, чем пытаются представить официальные лица. Очевидно, что эти поправки, в совокупности с другими недавними запретами, негативно повлияют на и без того не слишком привлекательный инвестиционный климат в стране.

Основная доля иностранного капитала в СМИ приходится на глянцевые печатные издания. Следуя логике авторов закона, это делает, к примеру, журналы о красоте, стиле и здоровье Cosmopolitan и Maxim главными подозреваемыми в деструктивной деятельности в отношении конституционного строя и национальной безопасности.

Немецкие издательские группы Hubert Burda Media и Axel Springer находятся в числе множества иностранных компаний, которые подняли вопрос о защите иностранных инвестиций и своего бизнеса в России. Как неоднократно случалось при принятии иных законов — например, в случае с поправками о хранении персональных данных — законодатели тут же спохватились и начали консультации с бизнес-сообществом.

Международная практика

Авторы закона ссылаются на международную практику предложенных ими ограничений.  Деньгин с коллегами аргументировали, что такая же практика ограничений имеет место в США, Испании, Австралии, Индонезии, Франции и Канаде. Правда, они опустили некоторые ключевые детали ограничений и сроки их действия или же отсылали к неверной информации. Только во Франции до сих пор существует прямое ограничение иностранного капитала в печатных СМИ, в других странах подобное ограничение распространяется только на вещательные теле- и радиоканалы, а не на все СМИ, как установлено в принятых в России поправках. В США наоборот смягчили регулирование, чтобы предоставить вещательным каналам возможность привлекать больше финансирования.

В Австралии никогда не было ограничений иностранного капитала в печатных СМИ, а ограничение вещательных теле- и радиоканалов было отменено в 2006 году. Ограничения были отменены и в Канаде еще в 1997 году, где иностранная доля владения каналом и холдингом может доходить до 46,7%. В Испании ограничение составляет 49% и распространяется только на вещательные теле- и радиоканалы. В Германии и Великобритании также не регулируются иностранные вложения в СМИ, ведь сами СМИ подчиняются нормам индустрии, и независимый регулятор OFCOM всегда может вмешаться в случае противоправных действий.

Во Франции существует ограничение 20% иностранного владения, но это касается только владения вещательными теле- и радиоканалами. Что до печатных СМИ, французское законодательство запрещает лицам из-за пределов ЕС владеть более 20% печатных СМИ, но только тех, которые выходят ежедневно и на французском языке.

Таким образом, авторы законопроекта либо целенаправленно дезинформировали общественность о международной практике, либо недостаточно профессионально и глубоко изучили вопрос.

Мы пойдем другим путем

Как выяснилось позже, под новое регулирование также попадут онлайн-порталы «Вымпелкома», «МегаФона», «МТС» и «Т2 РТК Холдинг». Дело в том, что сайты этих компаний зарегистрированы как СМИ, а большинство российских сотовых операторов в той или иной степени связаны с иностранными инвестициями. Например, чертверть акций «МегаФона» принадлежат скандинавской TeliaSonera, все акции «Вымпелкома» — офшорной компании Vimpelcom Ltd с Бермудских островов, а более половины «Т2 РТК Холдинг» шведской компании Tele2 Russia Holding AB.

Более того, выяснилось, что большое количество сайтов негосударственных пенсионных фондов имеют лицензии СМИ, которые были необходимы для распространения информации о фондах и их инвестициях. Лицензия СМИ также используется компаниями для экономии, ведь тогда компаниям не нужно тратить средства на распространение информации через другие СМИ. Поправки в законе «О СМИ» могут задеть такие крупные фонды как «Наследие», «Кит Финанс», «Стальфонд».

«Это нужно, чтобы размещать всю информацию, которую фонд обязан раскрывать по закону об НПФ. Например, ежегодный отчет об инвестировании средств. Регистрация сайта фонда как СМИ позволяет упростить данную процедуру»,— говорит гендиректор консалтинговой компании «Пенсионный партнер» Сергей Околеснов.

Кроме того, сайт банка «ВТБ 24» лицензирован как СМИ. Многие другие крупные компании тоже имеют лицензии СМИ. Так, «Норильский никель», более чем 20% акций которого владеют иностранные компании, выпускает собственный корпоративный журнал. Несоответствие закона жизненным реалиям уже породило обсуждение путей обхода нового регулирования.

«Например, издателем может стать подрядчик — компания, которая создает продукт. Есть множество способов обойти запрет»,— уверен Владимир Змеющенко, управляющий партнер «ЛюдиPeople».

Закон коснется не только вещательных телеканалов, радио и печатных СМИ, но также интернет-ресурсов, а главное всех кабельных и спутниковых каналов. По широте охвата, российские нововведения сравнимы только с регулированием в Китае, Белоруссии, Киргизии, Филиппинах и Казахстане.

Остается загадкой, как столь непродуманное регулирование успешно прошло экспертизу во всех профильных комитетах Совета Федерации и не встретило особенного противостояния в ГосДуме. Только Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) озвучил некоторую критику в адрес законопроекта, но критика эта была направлена на противоречие между нововведениями и уже существующим законодательством. СПЧ раскритиковал то, что нововведение не запрещает франчайзинг и позволяет иностранным инвесторам обходить закон таким способом. Принятию закона это, впрочем, не воспрепятствовало.

Об авторе

Верико Милькаманович

Юрист с опытом работы в России, Англии, Германии, Франции и Канаде. Эксперт по международному корпоративному, коммерческому праву и международным транзакциям.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели