Расширенный поиск

Размах и эффективность российской информационной активности в мире, возросшие за время украинского кризиса, застали НАТО, ЕС и западные элиты врасплох. Еще летом НАТО начали обсуждать смену тактики информационного противостояния России взамен слабо действенных текущих инструментов. Недавно вопрос информационной контрстратегии вновь поднимался на высшем уровне Альянса, однако первые шаги в этом направлении пока выглядят неубедительно.

Идет война гибридная

Информационные кампании давно стали привычной частью государственного противостояния. Пропаганда, как систематическое и структурированное информационное воздействие на собственное и «вражеское» население, впервые вышла на авансцену военного конфликта во время Первой мировой войны. Куда большего влияния, благодаря развитию коммуникационных технологий, пропаганда достигла во время Второй мировой. Дальше последовали полвека Холодной войны, когда, во многом за счет глобальной пропаганды, США и СССР пытались максимально распространить по миру, соответственно, капиталистическую и социалистическую модель развития.

Качественное развитие технологий, прежде всего интернета, за последние два десятилетия вывело информационную составляющую любого конфликта на новый уровень. По мере того, как «горячие» столкновения носят все более локальный и точечный характер, информационный компонент государственного стратегического арсенала приобретает больший, и едва ли не доминирующий, вес. Когда дезинформация, онлайн-троллинг и кибератаки становятся равноценной частью противостояния, война становится гибридной. Гибридными в таком случае неминуемо становятся и ответные действия – отсюда вытекает повышенное внимание НАТО к информационному противостоянию России.

Запутывай и властвуй

Причину обеспокоенности западных элит понять несложно. Еще несколько лет назад российская пропаганда, ввиду своей мало скрываемой ангажированности, вызывала у западных комментаторов больше скепсиса и недоумения, чем опасения. С началом украинского кризиса, однако, официальный нарратив Кремля стал играть равноценную роль в глобальной информационной повестке, часто изменяя ее в свою пользу.

Можно вспомнить, к примеру, освещение катастрофы самолета «Малазийских авиалиний» в небе над восточной Украиной. В то время как большинство мировых СМИ обсуждали причастность к трагедии пророссийских сепаратистов, RT вбросили историю о том, что «Целью украинской ракеты мог быть борт Владимира Путина». Версия по определению абсурдная, т.к. борт номер один не летал над территорией Украины с начала военных столкновений, о чем близкому к Кремлю СМИ вряд ли было неизвестно. Тем не менее, столь шокирующая, хоть и откровенно неправдоподобная, версия быстро заняла место в информационном пространстве, внеся в него дополнительную смуту. Подобное замутнение информационной картины с целью отвлечения внимания от истинных причин, мотивов, действий – одна из основных тактик российского иновещания в данном конфликте.

Еще один принцип российского вещания сводится к римской максиме «разделяй и властвуй». Риторика Sputnik News, RT и иных международных каналов на содержании Кремля играет на существующих в любой стране общественных проблемах — от экономических до миграционных — в попытке обострить недовольство западного электората правящими режимами. При всей своей популярности по меркам иновещания, российские каналы, конечно, далеки от делигитимации национальных правительств в глазах населения или фундаментального подрыва существующего строя, но задача-минимум выполняется успешно: западные элиты, по собственному признанию, обеспокоены возможным ростом внутренней оппозиции и, как следствие, вынуждены тратить на борьбу с информационным вмешательством извне и без того ограниченные ресурсы.

Большая ответная работа

Говоря о противодействии российскому информационному наступлению, пресс-секретарь НАТО Оана Лунгеску заявила, что ответом Альянса «на пропаганду не может быть больше пропаганды». Пока, правда, ответ организации выглядит довольно прямолинейно. Одним из первых произведений НАТО на поприще контрпропаганды стал выпуск 4-минутного видео (англ.) «Украина: Где же все фашисты?». В нем, как нетрудно догадаться из названия, штатный корреспондент информационной службы НАТО стремится развеять миф российских СМИ об Украине, как стране победившего фашизма. Для этого он едет во Львов, где общается с несколькими молодыми людьми и заместителем мэра города. Разумеется, все собеседники отрицают наличие какой-либо культурно-лингвистической проблемы между украинским и русским населением.

На сегодня у видео почти 100 тысяч просмотров, хотя большинство клипов на Youtube-канале НАТО имеют в среднем 2-7 тысяч. Успех репортажа не отменяет того факта, что журналистикой в строгом смысле слова это назвать так же трудно, как большую частью контета RT. Полностью односторонний, сконструированный, глянцевый нарратив видео ставит своей целью не столько глубоко исследовать существующую (пусть и в разы меньше, чем это представляют российские СМИ) проблему, сколько донести до зрителя конкретное видение ситуации, соответствующее политике организации-производителя. На дальнейшую работу в этом направлении брошены изрядные силы.

«Мы проделали большую ответную работу… но очевидно, что этого недостаточно. Около 20 сотрудников службы общественной дипломатии НАТО сейчас работают над противостоянием организованной, многоликой и хорошо финансируемой информационной деятельности России, которая проходит по всему миру», – сетует Аппатурай.

Комитет общественной дипломатии НАТО, созданный в 2004 году, стал приемником Комитета по информации и культурным взаимоотношениям, основанного еще в 1953. С самого начала своей деятельности, задолго до появления концепции «мягкой силы», Альянс уделял внимание собственному имиджу и информационной политике. На сегодня основной задачей Комитета, судя по всему, становится нейтрализация российской пропаганды.

В Британии и вовсе поговаривают о возобновлении работы Отдела информационных исследований при МИД, прекратившего деятельность задолго до падения Берлинской стены – в далеком 1977 году. Секретная деятельность отдела заключалась, в частности, в предоставлении местным журналистам информации о нарушениях и преступлениях советского режима. Таким образом, власти могли влиять на формирование негативного общественного образа СССР через формально независимый институт СМИ – гораздо более легитимный способ, чем прямая государственная пропаганда.

Цена приоритетов

Впрочем, самое стойкое противодействие российской пропаганде в ближайшие годы может оказать вовсе не НАТО, а российская же национальная валюта. Резкое обесценивание рубля, уже ставшего одной из самых дешевых валют мира, на десятки процентов увеличивает стоимость зарубежной деятельности государственного информационного аппарата с его многочисленными зарубежными корпунктами. Еще недавно финансирование иновещания было кардинально увеличено в федеральном бюджете на 2015-2017 гг. В свете возможного сокращения госбюджета на 10% на следующие несколько лет, судьба финансирования иновещания пока остается неясной.

С повышением курса иностранных валют возрастает и стоимость деятельности российский медиа за рубежом: аренда помещений и техники, зарплата сотрудников, лицензии на вещание и прочие расходы в последние недели стали стоить значительно больше в пересчете на рубли. Если рубль не вернется к прежним показателям, заложенные в бюджете на информационную деятельность средства будут иметь куда меньшую покупательную способность. Вероятно, это повлечет пересмотр стратегии развития глобальных медиа Кремля. Например, Sputnik News может повременить с запуском радиовещания на нескольких языках, остановившись пока лишь на самых популярных. Также может быть заморожено открытие представительств в менее стратегически важных странах.

Судьба иновещания зависит от того, какую идеологическую значимость придает своему международному имиджу Кремль. В ситуации нарастающей конфронтации с Западом, вполне возможно, российское руководство видит в информационной активности, как внутренней так и международной, один из столпов собственного нахождения у власти. В этом случае российские государственные каналы продолжат трубить о мудрой политике партии по всем уголкам света.

Об авторе

Станислав Будницкий

Редактор Digital.Report, аспирант ф-та медиа коммуникаций Карлтонского университета (Оттава, Канада). В качестве журналиста и продюсера сотрудничал с BBC, Los Angeles Times, CNN и другими российскими и международными СМИ.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели