Расширенный поиск

Более восьми лет назад Молдова присоединилась к Конвенции Совета Европы о киберпреступности – первому международному соглашению о преступлениях, совершенных с помощью интернета и компьютера. Как после этого развивалось молдавское законодательство и стало ли проще расследовать уголовные дела, какими полномочиями располагают компетентные органы в Молдове и как на практике осуществляется международное сотрудничество между правоохранительными структурами разных стран, порталу Digital.Report рассказал Вячеслав Солтан – прокурор Генеральной прокуратуры РМ, начальник отдела информационных технологий и борьбы с киберпреступностью. 

Digital.Report: Как развивалось молдавское законодательство после присоединения страны к Конвенции Совета Европы о киберпреступности? 

Читайте II часть интервью:

Прокурор Генпрокуратуры Молдовы: На первом месте – безопасность общества, на втором – интересы провайдеров

Вячеслав Солтан: Конвенция о киберпреступности, принятая в Будапеште 23 ноября 2001 года, была ратифицирована молдавским парламентом в феврале 2009 года. Тогда же был одобрен Закон о предупреждении и борьбе с преступностью в сфере компьютерной информации, который за прошедшее время неоднократно дорабатывался. Он стал регулировать вопросы противостояния киберпреступности, включая систему взаимопомощи в этой области, механизмы защиты и содействия поставщикам услуг и пользователям компьютерных систем. В этом законе также впервые было описано значение ряда основных терминов.

Прокурор Вячеслав Солтан возглавляет специализированное подразделение Генеральной прокуратуры Молдовы, которое отвечает за сектор информационных технологий и противостояние киберпреступности. Он является штатным экспертом Совета Европы в Комитете Конвенции о киберпреступности, а также преподает спецкурс судьям, прокурорам и кандидатам на эти должности в Национальном институте юстиции РМ.

Кроме того, в Уголовном кодексе появилась глава об информационных преступлениях и преступлениях в области электросвязи. Она включает в себя 10 статей, устанавливающих ответственность за эту разновидность уголовно-наказуемых деяний:

  • несанкционированный доступ к компьютерной информации;
  • неправомерные производство, импорт, продажа или предоставление технических средств или программных продуктов;
  • неправомерный перехват передачи информационных данных;
  • нарушение целостности информационных данных, содержащихся в информационной системе;
  • воздействие на функционирование информационной системы;
  • неправомерные производство, импорт, продажа или предоставление паролей, кодов доступа или иных аналогичных данных;
  • подлог информационных данных;
  • информационное мошенничество;
  • нарушение правил безопасности информационных систем;
  • несанкционированный доступ к сетям и услугам электросвязи.

 

Вячеслав Солтан, начальник отдела информационных технологий и по борьбе с киберпреступлениями Генеральной Прокуратуры Молдовы

Вячеслав Солтан, начальник отдела информационных технологий и по борьбе с киберпреступлениями Генеральной Прокуратуры Молдовы

Стало ли после этого проще расследовать киберпреступления? В частности, когда они совершаются при использовании социальных сервисов, которыми, как правило, владеют зарубежные корпорации?

Число уголовных дел, при расследовании которых мы взаимодействуем с властями других стран, постоянно возрастает. Благодаря Конвенции о киберпреступности у нас появилась возможность делать это более эффективно. В конвенции оговорены основные детали взаимодействия правоохранительных органов отдельных государств в ситуациях, когда преступник и жертва находятся в разных странах и подчиняются различным законодательствам.

Если говорить о социальных медиа, то основные из них базируются за рубежом, в том числе Facebook, Twitter, «Вконтакте», «Одноклассники» и другие социальные сети. Ими пользуется большинство наших граждан. Лишь несколько небольших социальных сервисов рассчитаны преимущественно на молдавских пользователей. Поэтому расследование нарушений представляет собой достаточно сложный многоступенчатый процесс, в который вовлечены местные и зарубежные компании, а также наши коллеги из других стран.

Заявление со стороны потерпевшего регистрируется, после чего совершаются различные оперативные действия. Перед нами стоит задача собрать доказательственную базу для предъявления обвинения. Чтобы поднять данные серверов и зафиксировать факт распространения нежелательного контента, прокуратура связывается с администраторами соответствующего сайта. Если речь идет об «Одноклассниках», то запрос направляется в Россию, если о Facebook – в США и т.д.

Как на практике осуществляется международное сотрудничество по расследованию киберпреступления? 

В Молдове есть две точки, через которые идет весь обмен информацией по таким вопросам. Одна из них расположена у нас в прокуратуре, вторая – в МВД. Если нам, к примеру, надо «законсервировать» тот или иной контент на российском ресурсе, через одну из этих точек в Россию отправляется запрос, заверенный цифровой подписью. Он представляет собой электронное письмо в зашифрованном виде. На его основании нужные нам данные «консервируются» с помощью местных провайдеров. Это очень важный момент, поскольку информацию в интернете легко уничтожить, после чего доказать факт нарушения будет практически невозможно.

Затем по специальной процедуре происходит запрос об оказании международной правовой помощи. Это уже документ, который оформляется на бумаге и направляется по официальным каналам в другую страну. В ответ нам высылают «расшифровку» – документальное подтверждение «законсервированной» информации, которое мы можем использовать в качестве полновесного доказательства. Кроме того, это позволяет идентифицировать правонарушителя. Таким же образом мы работаем с США, Евросоюзом и другими странами. Аналогичные запросы поступают в Молдову с их стороны, если в этом возникает необходимость.

К примеру, в одном из случаев прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту распространения детской порнографии. Человек, который этим занимался, проживает в стране Евросоюза. Он размещал на одном из молдавских сайтов непристойные фотографии девочки-подростка. Иностранец располагал фотоизображениями ребенка, которые затем обработал в фотошопе, чтобы придать им эротический подтекст. Подразумевалось, что она предоставляет платные виртуальные услуги интимного характера, хотя эта информация не отвечала действительности.

Перед нами стояла задача разыскать этого человека. По IP-адресу мы вышли на его предположительное место нахождения и на провайдера, услугами которого он пользовался. В ответ на электронный запрос нам подтвердили, что такой человек существует. Затем, после официального обращения, мы получили доказательства «на бумаге». Поскольку большинство стран своих граждан не выдают, уголовное дело было направлено нашим зарубежным коллегам. Подозреваемый был задержан.

В борьбе с киберпреступностью в Молдове задействованы Служба информации и безопасности, МВД, Генеральная прокуратура и другие органы. Насколько четко разграничены их полномочия? Есть ли, по вашему мнению, необходимость в совершенствовании этой системы и каким образом? 

Полномочия компетентных публичных органов и учреждений, отвечающих за это направление деятельности, разграничены Законом о предупреждении и борьбе с преступностью в сфере компьютерной информации. В зоне ответственности МВД – проведение специальных разыскных мероприятий, уголовное преследование, международное сотрудничество, идентификация киберпреступников. Кроме того, совместно со Службой информации и безопасности МВД составляет и постоянно актуализирует базы данных в этой области.

Что касается полномочий Службы информации и безопасности, то она занимается предупреждением и борьбой с киберпреступностью, представляющей угрозу национальной безопасности страны. Спецслужбы в рамках своей компетенции проводят оперативно-розыскные мероприятия, принимают меры по выявлению связей международных преступных организаций и т.д.

Широкими полномочиями обладает Генеральная прокуратура Молдовы. Это, прежде всего, координирование, руководство и осуществление уголовного преследования в порядке, предусмотренном законом. В этом контексте Генпрокуратура по обращению органа уголовного преследования или по собственной инициативе распоряжается о незамедлительном сохранении компьютерных данных или данных об информационных потоках, когда существует опасность их уничтожения или повреждения. Закон также наделяет прокурора полномочиями по предъявлению от имени государства обвинения в судебных инстанциях.

В прошлом году, после принятия нового закона о прокуратуре, в Молдове была создана Прокуратура по борьбе с организованной преступностью и особым делам. В ее компетенцию, в частности, включено проведение уголовного преследования по информационным преступлениям и преступлениям в области электросвязи в тех случаях, когда размер ущерба превышает 50 тыс. условных единиц (2,5 млн леев, или $140,5 тыс. по курсу Национального банка Молдовы на 5 сентября 2017 года – прим. DR).

Свою роль в противостоянии киберпреступности также играет Министерство информационных технологий и связи (сейчас реформируется путем включения в состав Министерства экономики и инфраструктуры – прим. DR). Это учреждение совместно со Службой информации и безопасности представляет предложения по обеспечению защиты и безопасности компьютерных данных. Еще один орган, участвующий в этих процессах, – Национальный институт юстиции, который обеспечивает профессиональное совершенствование персонала, задействованного в отправлении правосудия в области борьбы с киберпреступностью.

На мой взгляд, на данном этапе нет необходимости в существенном изменении этой системы, но с совершенствованием и развитием информационных технологий этот вопрос может стать актуальным. Со временем надо будет создать единый специализированный национальный орган под руководством Генеральной прокуратуры, который займется предотвращением и расследованием киберпреступлений. Такая практика показала свою эффективность в других европейских странах.

Читайте II часть интервью:

Прокурор Генпрокуратуры Молдовы: На первом месте – безопасность общества, на втором – интересы провайдеров

Об авторе

Георгий Лозовану

Журналист, ведущий новостных программ и интервью на радио. Автор ряда публикаций, освещающих развитие и события ИКТ-рынка Молдовы. Работал в разных аудиовизуальных и электронных средствах массовой информации, последние 5 лет – в медиа-холдинге Aquarelle.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели