Расширенный поиск
Мобильные приложения для трудовых мигрантов из Таджикистана пока не востребованы из-за низкой технологической готовности целевой аудитории, но ее демографический состав обещает рост запроса на специализированные онлайн-сервисы.

В России рабочие из Таджикистана зачастую вынуждены трудиться без полноценных гарантий социальной защиты, страдая от ужесточения миграционных правил, полицейского произвола и довольно враждебной социальной среды. Появляющиеся в последние годы сайты и мобильные приложения для трудовых мигрантов ставят целью помочь им получить полезную информацию и не попасть в беду.

Четверо из десяти граждан Таджикистана трудоспособного возраста стремятся найти работу за пределами республики. По официальным данным на середину прошлого года, около миллиона трудовых мигрантов из Таджикистана работали в России. Хотя за последние месяцы число работающих там таджикских граждан снизилось из-за экономического кризиса в России и недружелюбной политики в отношении них, их вклад в экономику Таджикистана очень велик. По оценкам экономистов, денежные переводы мигрантов на родину составляют более 3 млрд долларов ежегодно — или около 40% ВВП страны.

Технологические решения для этих людей предлагают различные сервисы — от уроков русского языка до проверки наличия запрета на въезд в Россию. Ранее, чтобы узнать информацию о таком запрете, потребовалось бы немало времени, нервов и усилий. Однако далеко не все мигранты готовы использовать новые технологии для решения повседневных задач. Чтобы подготовить этот материал, мне нужно было получить комментарий нескольких человек, работающих за рубежом, о том, как приложения помогают (или не помогают) им. Каждый третий в моей телефонной книжке — трудовой мигрант. Сейчас у них «не сезон» работы в России, и многие вернулись домой на «зимние каникулы». Но получить ответы на интересующие меня вопросы оказалось намного сложнее.

«Вы случайно не с Марса?»

Моим первым респондентом был 45-летний Фуркат Абдуллоев. Он уже более 10 лет работает, по собственному выражению, «бомбилой» (таксистом) в Москве. Зимой он возвращается к жене и детям, весной снова улетает в российскую столицу на заработки, и не имеет никакого представления о каких-либо интернет-ресурсах и сервисах для мигрантов. После десяти минут моих объяснений, от моего собеседника последовал вопрос: «Вы что, с Марса спустились?».

«В реальности дела обстоят иначе, – объяснил он. – Например, приложение говорит, что я могу получить патент (разрешение на работу — прим. DR), официально заплатив такую-то цену. На самом же деле, все решают такие дела через посредников, а это, как минимум, плюс 10 тысяч рублей. Об этом говорится в ваших приложениях?»

«А что касается изучения русского языка… Ну посудите сами, если человек за 11 лет в школе не выучил его, как какое-то приложение может научить его?» – скептически говорит Абдуллоев.

Разговор с двумя десятками знакомых трудовых мигрантов, с которыми мне удалось пообщаться, проходил по аналогичному сценарию. Поиск людей, которые были среди тысяч, скачавших эти приложения, был продолжен в самой популярной среди таджикских мигрантов – социальной сети Одноклассники.ру, где и нашелся первый активный пользователь.

«Я приехал в Россию в 2014 году и тогда не знал про существование каких-либо приложений и сайтов. О правилах пребывания, оформлении документов и прочем узнавал через знакомых, читал на стене таджикского посольства в Москве», – рассказывает 30-летний автомеханик Амриддин Бобомуродов. В прошлом году он узнал о приложении MigRu для тех, кто находится на территории России. «Это очень полезная вещь — все изложено просто и подробно. Есть даже демотест экзамена по русскому языку, который должны пройти мигранты для получения разрешения на работу. Теперь я рекомендую это приложение всем знакомым ребятам, которым предстоит сдать экзамен», – говорит Бобомуродов.

19-летний Жавлонбек Анаев тоже проходил демотест MigRu. «Думал, что на экзамене будут именно эти вопросы и «зубрил» их несколько дней. Я не понял, что вопросов много, и они варьируются. Я не прошел его с первого раза, но позже мне удалось получить сертификат», – признается он.

А для 35-летнего Насима Окмирзоева самым полезным инструментом стало мобильное приложение MIGRANT от компании LexMobail, через которое он помогает всем своим знакомым проверить наличие запрета на въезд в Россию. В начале нового года Россия ввела запрет на въезд свыше 333 тыс. таджикистанцам.

«Два года назад мы должны были выстоять очередь и заплатить по 5 сомони (на тот момент чуть больше 1$ – прим. Digital.Report), чтобы проверить эти данные в аэропорту Душанбе. Потом я узнал, что они просто «пробивают» наши фамилии через сайт Федеральной миграционной службы (ФМС) России и берут за это деньги, хотя эта услуга совершенно бесплатна», – рассказывает он.

Запрет на въезд могут выносить ФМС и ряд других ведомств России. В большинстве случаев люди узнают о запрете на въезд в Россию только при пересечении границы. На контрольно-пропускном пункте, в месте прибытия проверяют документы мигранта, сверяют данные с базой и сообщают о невозможности въезда. Запрет может последовать за предоставление ложных документов или персональных данных, либо за совершенные ранее нарушения Административного, Налогового, Уголовного кодексов — от нарушения правил дорожного движения до т. н. «нарушения правил пребывания в стране». Это весьма широкая формулировка, чаще всего служащая основанием для депортации и последующего запрета на въезд.

Разработчиков не воодушевляет количество скачиваний

В начале 2015 года в рамках проекта по миграции Центра по правам человека были запущены три мобильных приложения для трудовых мигрантов из Таджикистана — MigRu, «Разговорник» и «Рамзнамо». Работа команды, в которую входили специалисты Общественного фонда «Гражданская инициатива политики интернет» (ГИПИ) и Образовательного центра «Маркази субхи дониш» состояла из двух частей.

«Первая — это разработка платформы, сайта и создание call-центра помощи мигрантам. Вторая часть — это разработка мобильных приложений», – говорит Фарход Бобоев, менеджер проекта.

Приложение MigRu дает информацию по миграционным правилам, позволяет проверить статус выдворения или запрета на въезд, а в разделе «Стоимость» указаны официальные цены за сдачу экзаменов, получение полисов, патента и т.д. На сегодня количество скачиваний MigRu превысило тысячу.

«Рамзнамо» – «знаки» в переводе с таджикского – предоставляет описание и толкование различных знаков в международных аэропортах. Через это приложение мигранты могут разобраться, что обозначают те или иные символы, часто использующиеся в аэропортах. Приложение доступно на трех языках – таджикском, русском и английском.

Таджикско-русский «Разговорник» предлагает наборы фраз для разных ситуаций: прохождение пограничного контроля и таможни, беседа в магазинах и на рынке, в кафе и ресторанах и пр. В нем пока нет голосового функционала демофраз и слов (в отличие от российского аналога «Россия для всех», который был запущен позже), но разработчики готовы продолжать развивать свои продукты.

«Конечно, все приложения можно дорабатывать и дополнять, однако основные вещи первой необходимости для мигрантов в них уже есть. Правда, количество скачиваний нас не воодушевляет. «Разговорник», например, скачали менее сотни раз», – сетует Бобоев, но добавляет, что ко всем разработкам он относится либо оптимистично, либо реалистично.

Средний возраст многих мигрантов на сегодня составляет от 18 до 35 лет, то есть люди, с одной стороны, более открытые для новых технологий, а с другой — хуже владеющие русским языком. «Могу с уверенностью сказать, что необходимость в таких ресурсах есть. Другой вопрос: есть ли желание у самих мигрантов пользоваться ими?» – задается вопросом Бобоев. «Сколько бы мы ни старались, если человек не хочет получить знания, мы будем бессильны», – говорит он.

Другой фактор, который будет формировать запрос мигрантов на мобильные приложения, по словам Бобоева, заключается в том, что в последние два года мигранты стараются работать в России легально, чтобы не попасть под запрет в следующие три-пять лет. Для этого они должны сдавать экзамен по русскому языку и проходить другие административные процедуры, которые объясняются в приложениях Центра по правам человека.

«Главная сложность в том, как донести до мигранта, что существуют такие ресурсы. Многие не знают, что их телефоны способны на большее, чем они себе представляют», – рассуждает Бобоев.

Эксперт по проблемам миграции Шухрат Латифов, в свою очередь, считает, что если мобильные приложения — вне зависимости от того, насколько они хороши — периодически не обновляются более актуальной информацией, то со временем они превращаются в бесполезную игрушку. Это особенно важно сейчас, когда российские власти то и дело меняют требования для мигрантов, дополняя или ужесточая их.

В конце ноября прошлого года на сайте московского Многофункционального миграционного центра (ММЦ) был запущен онлайн-сервис для трудовых мигрантов. С его помощью мигрант может проверить статус своего заявления на выдачу патента, пройти пробное тестирование на знание русского языка и истории России, узнать индивидуальный идентификационный номер мигранта и даже увидеть текущую загруженность специалистов миграционного центра — от консультантов до медиков, проводящих осмотр.

«Это очень удобный сервис как для мигрантов, так и для миграционного центра, у которого разгрузится телефон горячей линии. Если специалист слишком загружен, и у мигранта нет возможности попасть сегодня к нему на прием, то можно встать в электронную очередь и прийти тогда, когда она подойдет», –  считает Мухаммади Ибодуллоев, директор ГИПИ в Таджикистане.

Неготовность пользователей упирается в технологическое неравенство

При создании любых специализированных сервисов, по мнению Ибадуллоева, важно учитывать возможности потенциальных пользователей. С ним согласен и Фарход Бобоев: «Важно для таких электронных ресурсов публиковать инструкцию по использованию, ведь каждая неверно введенная цифра или буква даст неправильную информацию. Многие мигранты страничку в Одноклассники.ру называют своим сайтом».

Шухрат Латифов считает, что не все таджикские мигранты смогут воспользоваться имеющимися на сегодня услугами. По его оценкам, охват пользователей не превысит 20-25%. «Почти 80% всех мигрантов имеют среднее или неоконченное среднее образование. Они практически не владеют русским языком, не говоря уже об информационных технологиях. Больше половины мигрантов предпочитают посредников, потому что сами недостаточно хорошо знают язык и не знакомы с административными процедурами», – пояснил эксперт.

Впрочем, идеи, призванные помочь трудовым мигрантам, Латифов все же считает отличными. «Для более квалифицированных мигрантов, умеющих пользоваться современными технологиями, это очень удобно и облегчает жизнь», – говорит он.

Шоира Юсупова, Душанбе

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели