Расширенный поиск

В Беларуси готовятся законопроекты, которые ограничат доступ к информации, размещенной в Сети. О существовании этих предложений стало известно из недавнего выступления главы белорусского государства. Накануне Дня знаний Александр Лукашенко обозначил проблему распространения в интернете «деструктивной информации», которая угрожает детям, и призвал срочно принимать решения. О том, какие нормы могут содержать законопроекты и о чем говорил белорусский президент, Digital.Report спросил у Алексея Козлюка, правозащитника Лаборатории цифровых свобод Human Constanta.

Digital.Report: Необходимо ли в Беларуси законодательное регулирование доступности контента в Интернете? Возможно ли это реализовать на правовом уровне?

Алексей Козлюк: Онлайн-защита детей является одним из приоритетных вопросов управления интернетом, которым озабочены многие правительства, международные организации, академические институции и НГО. Что касается новых законодательных ограничений, дело в том, что в Беларуси и без того избыточное регулирование интернет-контента. И вряд ли сейчас стоит говорить, что у государства недостаточно правовых инструментов для контроля информационного пространства. Проблема заключается скорее в том, что чиновники, предлагающие новые ограничения во имя защиты детей от вредной информации, действуют в привычной для офлайна манере. Возможно, они не понимают, что прописать в законе запрет вредного контента и обеспечить эффективное ограничение онлайн-доступа детей к такому контенту – это не одно и то же. Либо взрослые в очередной раз используют детей в качестве прикрытия для других целей.

Нужно ли вообще что-то ограничивать и запрещать? Возможно, дети, при желании, найдут обходные пути и получат информацию, которую ищут?

Это дискуссионный вопрос. Впрочем, сторонников свободного доступа к информации и защитников детей, которые выступают за дополнительные ограничения контента, не стоит сталкивать лбами. Если разумно подойти к решению проблемы, можно найти варианты, которые удовлетворят оба лагеря. Во-первых, стоит помнить, что у детей тоже есть право свободно искать и распространять информацию, и это право должно подвергаться лишь обоснованным ограничениям. Во-вторых, у родителей и государства есть обязательства обеспечивать безопасность детей, в том числе и в интернете. Очевидно, что одними ограничениями, да еще централизованными, проблему не решить. Тем более, что на данный момент не существует эффективных технических средств для централизованной блокировки доступа к нежелательному контенту. Дети намного быстрее своих родителей осваивают современные информационные технологии, и для них не составит труда использовать простые инструменты обхода запретов.

Чтобы найти решение, важно правильно определить проблему. Время от времени в СМИ резко увеличивается количество публикаций, например, о группах в соцсетях, поощряющих подростковые суициды, но хороших исследований, которые могли бы показать реальный масштаб проблемы, у нас нет. А принимать решения на горячую голову, навеянные медийным ажиотажем, – не самая хорошая идея. Необходимы комплексные меры, подкрепленные анализом угроз и доступных инструментов. А это возможно только в тесном сотрудничестве государства, провайдеров услуг и контента и заинтересованных общественных организаций.

Если обратиться к исследованиям западных коллег, можно выделить несколько общих выводов:

1.  Риски онлайн не так уж сильно отличаются от тех, с которыми дети сталкиваются офлайн;

2.  Для разных детей риски отличаются и зависят скорее не от доступа к Сети, а от обстановки в семье и психологического состояния ребенка;

3.  Риску в большей степени подвержены дети, уже испытавшие сексуальное насилие, злоупотребление спиртным, наркотиками, практикующие рискованное поведение;

4.  С возрастом характер рисков меняется, а, следовательно, требуются другие инструменты;

5.  Любые ограничения должны быть соотнесены с теми возможностями, которые теряются из-за запретов (Alison Powell, Michael Hills and Victoria Nash, 2010).

Как мы видим, проблема не в интернете, который якобы несет угрозу нашим детям. И начинать ее решать следует не с технологий, а с общества. Разговоры о том, что мы что-то там запретим в интернете, могут действовать на публику, но вряд ли выглядят убедительно для специалистов. Во всем мире политики пытаются использовать подобную риторику, им даже иногда удается добиться изменений в законодательстве. На примере США можно видеть, что в правовых государствах такие необоснованные решения не выдерживают скрупулезного судебного надзора.

Почему в стране уделяется мало внимания рейтинговым системам, которые в других странах помогают защитить детей от опасного контента в сети?

Действительно, во многих странах система фильтров и рейтингов является одним из важных инструментов защиты детей от вредного контента. Зачастую «черные списки» формируются ассоциациями провайдеров (Канада) или некоммерческими организациями (Великобритания), и участие государства в этом процессе ограничено. В Беларуси такие списки есть у интернет-провайдеров, однако процедура их формирования из-за своей непрозрачности вызывает вопросы. А много ли абонентов вообще в курсе, что есть такая услуга?

Почему власти ищут опасный контент только в интернете? С кино, играми и ТВ вопрос уже решен?

С 1 июля 2017 года у нас в стране действует законодательство по вопросам защиты детей от информации, которая может причинить вред их здоровью и развитию. Пока регулирование сосредоточено на вопросах маркировки информационной продукции для разных возрастных категорий. При этом маркировка онлайн-ресурсов в настоящее время добровольная. Очевидно, что у государства гораздо больше инструментов для контроля информации, которая распространяется офлайн, и вряд ли старые подходы можно будет применить к контенту в интернете.

Что могут предпринять власти в плане ограничений в интернете? О каких мерах, на ваш взгляд, мог говорить глава государства?

Поскольку мы еще не видели проектов упомянутых нормативных актов, остается только гадать, какие сюрпризы нас ждут. И это само по себе является проблемой, ведь такое законодательство должно открыто обсуждаться в процессе разработки. По причинам, о которых мы уже говорили, практически любые централизованные ограничения обречены на провал. Следует комплексно подходить к поиску решений. Для этого чиновники, педагоги, юристы, провайдеры, правозащитники, ученые и обычные родители должны сидеть за одним столом. Не буквально, конечно же, но общая площадка для обсуждения нам необходима. Тем более что в нашей стране опыт совместных действий в этой сфере уже есть, имеется в виду программа мероприятий мобильного оператора МТС для школьников, родителей и учителей – уроки мобильной грамотности «Дети в интернете».

Также в очередной раз стоит воспользоваться наработками, которые есть в Европейском Союзе. В частности, можно обратиться к опыту Safer Internet Programme (программа «Безопасный интернет»), которая как раз максимально сосредоточена на инструментах саморегулирования бизнеса и возможностях, которые дает частно-государственное партнерство. Что касается технологических решений, они должны быть максимально смещены к конечному пользователю. Ограничение контента должно происходить на уровне семьи, государство и провайдеры должны лишь обеспечить соответствующие инструменты. Кстати, в основных современных операционных системах инструменты родительского контроля встроены, а провайдеры предлагают фильтрацию вредного контента как услугу. На первый план здесь выходит умение пользоваться этими инструментами, то есть вопросы медиаграмотности конечных пользователей, как детей, так и взрослых.

Об авторе

Владимир Волков

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в “Белорусской деловой газете”, информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели