Расширенный поиск
Каков образ современного армянского хакера? Сотрудничают ли власти с киберпреступниками? Эксперт по информационной безопасности, блогер Самвел Мартиросян решил написать историю развития армянского хакерского движения, в которой он расскажет о наиболее серьезных киберстолкновениях регионального масштаба. Специально для читателей Digital.Report Мартиросян рассказал некоторые факты, которые войдут в книгу.

Самвел, каков образ современного армянского хакера?

Самвел Мартиросян

Эксперт по информационной безопасности, блогер Самвел Мартиросян

Сегодня в Армении существуют две крупные группировки – ArmenianCyberArmy и более крупная MonteMelkonianCyberGroup. Так же, как и в других странах, это в основном молодежь – одни учатся в университетах или даже школах, другие уже работают и между делом, по ночам, занимаются хакерством. Эти сетевые группы могут быть большими или маленькими – по два-три человека или по 30-40. Так как они возникли на уровне сопротивления, можно назвать их партизанскими. Я подчеркиваю этот момент, потому что в некоторых других странах хакер – это работа. Там хакеры работают на правительства. Есть несколько крупных стран, которые нанимают хакеров – это своего рода кибервойска. Но в Армении – так же, как и в Азербайджане и других странах региона – как таковых государственных структур, сотрудничающих с хакерами, пока не существует.

В отношении хакеров сложилась неоднозначная ситуация. С одной стороны, их деятельность запрещена законом, с другой – они, кажется, особенно не скрываются…

Да, закон запрещает хакерскую деятельность, но все понимают, что ни армянские, ни азербайджанские правоохранители не будут ловить хакера, который атаковал киберпространство противника. Азербайджанские хакеры часто даже свои IP-адреса не прячут.

Можно ли в таком случае предположить, что раз власти не спешат преследовать хакеров, то в некотором роде они их поощряют?

Прямых доказательств этому нет. Но расскажу одну любопытную историю, которая поможет понять ситуацию. В 2000 году азербайджанские хакеры серьезно атаковали армянский сегмент интернета. Наши ответили – завладели сайтами азербайджанских госведомств. Тогда министр национальной безопасности Азербайджана заявил, что его ведомство взяло под контроль азербайджанских хакеров. Это означало следующее – власть публично признала, что знает о работе хакеров и будет их защищать. По сути, это было неформальное предложение прекратить кибервойну, что можно расценивать как косвенное признание. Но прямых доказательств того, что государства каким-либо образом поддерживают своих хакеров, нет.

Некоторый свет на ситуацию может пролить еще одна история. Не так давно взломали известную итальянскую кибергруппу HackingTeam – она разрабатывает и продает специальные шпионские программы и вирусные технологии правоохранительным органам и другим государственным структурам разных стран. В открытый доступ попали архивные материалы. В них обнаружилось, что азербайджанские спецслужбы покупают продукцию этой фирмы. Это тоже свидетельствует о том, что хакерские технологии используются на государственном уровне.

Откуда у хакерских групп ресурсы? Человеческие, технические, организационные…

Какая-то особенная техника сегодня не нужна – большинство атак можно совершать с лептопа, установив на него нужный софт. Поэтому единственный необходимый ресурс – это время и мозги.

Прямых свидетельств того, что хакерские технологии используются на государственном уровне, нет, но есть косвенные.Хакерские группировки по всему миру устроены по-разному. В серьезных кибергруппах даже предусмотрено распределение ролей. Там есть, например, менеджеры – они работают на уровне социальной инженерии, используя знания из области психологии, поэтому их функции могут выполнять и не программисты. В киберкриминальной группировке, цель которой заработать, есть финансовые руководители – они выводят деньги и занимаются подставными банковскими счетами. А есть хакерские атаки, которые можно осуществить без участия программистов или других технических специалистов. К таким относится тот же социальный инжиниринг, когда надо перебрать пароли – этим может заниматься, к слову, психолог.

Вы решили написать историю армянского хакерства. Как пришла эта идея?

Идея появилась, когда я понял, что история армянского хакерства, по сути, мало изучена, хотя развивалось оно довольно специфически. Интересные и важные события нигде не фиксировались, превращаясь в некое подобие устного народного творчества. Какие-то моменты стал забывать даже я сам – приходилось просить интернет-старожилов напомнить о важных периодах в развитии армянского интернета. А молодые хакеры вообще не знают о том, с чего все начиналось. Мне кажется, им следует знать о предшественниках. Поэтому я решил скомпоновать историю, чтобы получить единую картину.

Вы сказали, что армянский интернет развивается специфически. В чем это выражается?

Одна из основных особенностей в том, что импульс развития армянского хакерства имеет патриотический оттенок – на него сильно повлияли армяно-азербайджанский и армяно-турецкий конфликты. До 2010 года проникновение интернета в Армении было менее 5%. С 2011 года он стал более доступным. Именно тогда резко увеличилось число активных пользователей Facebook и других социальных сетей, которые стремительно становились популярными. Но, хочу подчеркнуть, я не ставлю себе целью описать весь путь становления армянского интернета. Моя задача – обозначить главные вехи. Я пытаюсь определить и описать те моменты, которые повлияли на ситуацию и качественно ее изменили. Пока наметил пять важных периодов в развитии армянского хакерства.

Как идет работа над текстом?

Первые две части уже готовы. В них я рассказываю о первом серьезном столкновении между армянскими и азербайджанскими хакерами в 2000 году. Оно началось с того, что американские армяне создали сайт aliev.com, куда выложили компрометирующую информацию об азербайджанском президенте. В ответ были атакованы несколько десятков армянских сайтов, включая СМИ. Следом наши хакеры парализовали азербайджанский сегмент интернета. В мировой истории кибервойн это столкновение считается одним из крупных виртуальных столкновений между государствами. Вторая глава повествует о следующем периоде – это 2004-2005 годы. В это время появляются форумы – начинается настоящая пропагандистская война между армянскими и азербайджанскими интернет-пользователями, сопровождающаяся кибератаками.

Получается, что армянские хакеры сконцентрированы на внешнеполитической активности. А как они себя ведут внутри страны?

Это очень интересный момент. Хактивизма как такового на внутреннем политическом поле в Армении практически не было – не существовало левых анархистских групп, киберкриминала. Он, по сути, только-только начинает развиваться. Год-два как появились зачатки политического хакерства. Мы выходим на качественно новый уровень. Это становление очень интересно наблюдать со стороны.

 

Об авторе

Яна Исраэлян

Журналист, редактор (Тбилиси, Грузия). Окончила Школу Журналистики при «Радио Свобода» и Школу медиа-менеджмента (Киев). Изучает политологию на магистратуре в грузинском Государственном университете Ильи. В разное время работала на телевидении и радио, в газетах и журналах. В 2008 году получила приз UNFPA в номинации «Лучшая статья». Сотрудничает с рядом местных и зарубежных изданий, участвует в межрегиональных проектах, снимает документальные фильмы. Сфера интересов: информационные технологии, социальные медиа, гражданская журналистика. yana.israelyan@digital.report

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели