Расширенный поиск

Редкий молдавский бизнесмен или политик обсуждают сегодня по телефону и интернету что-нибудь важнее рыбалки либо футбола. Регулярный выброс компромата научил местный истеблишмент осторожности при разговоре на темы, деликатные с той или иной точки зрения.

История с появлением в интернете переговоров экс-премьера Влада Филата и ряда других высокопоставленных лиц, бывших и нынешних, показала, что собранный при помощи электронных средств компромат все чаще становится орудием борьбы против тех, кто еще недавно сам заказывал прослушку своих недругов.

В то же время многие уверены, что в Молдове практикуется массовая электронная слежка, включающая сбор данных о телефонных звонках и интернет-активности населения. Даже простые люди часто предпочитают не дискутировать на определенные темы по телефону или онлайн, считая, что разговор может легко стать достоянием третьих лиц, а то и появиться в сети в общем доступе.

При помощи экспертов Noi.md разбирался в том, насколько обоснованы эти опасения, и как функционирует система электронной слежки в нашей стране.

Говорите, вас слушают!

На протяжении последних лет в Молдове регулярно разворачиваются скандалы, связанные с прослушиванием телефонных разговоров и перехватом интернет-трафика. При этом достоянием гласности становятся лишь отдельные случаи, как правило, связанные с противостоянием на политическом Олимпе.

После прихода к власти в 2009 г. проевропейских партий в масс-медиа появилась информация о мониторинге переговоров оппозиционных лидеров в период коммунистического правления. В последующие годы на поверхность также периодически всплывали факты, свидетельствующие о прослушке политиков и официальных лиц. Подобные обвинения звучали как со стороны оппозиции, так и внутри Альянса за евроинтеграцию.

В качестве жертв электронной слежки в разное время выступали Влад Филат, Ренато Усатый, Александр Тэнасе, Михай Годя, супруги Виталий и Виорика Нагачевски, Серафим Урекян, Вячеслав Унтилэ, Сергей Сырбу, Александр Петков и многие другие. В интернете появлялись записи переговоров жителей Гагаузии, где шла речь об их предполагаемом обучении в Москве для различных сценариев в Молдове, а также другие результаты прослушки.

Среди последних скандалов – опубликование примаром Бельц Ренато Усатым в Youtube перехватов разговоров в приложении Viber между лидером ЛДПМ, бывшим премьер-министром Владом Филатом и примаром Оргеева Иланом Шором. Сейчас прокуратура ведет поиск тех, кем сделаны скандальные записи: сам Ренато Усатый, которого попытались привлечь к ответственности, заявил, что флеш-карта с файлами была передана ему неустановленными лицами.

Прежде, чем стать жертвой прослушки, Влад Филат не раз фигурировал в роли того, кому предъявляются претензии в причастности к незаконному перехвату чужих разговоров. Еще в 2013 г., занимая пост премьер-министра, он, наряду с рядом депутатов и членов правительства, допрашивался по делу о незаконном прослушивании телефонов в Государственной налоговой инспекции.

Главным фигурантом уголовного дела был один из приближенных Филата – глава налоговой службы Николае Викол, которому инкриминировали совершение ряда преступлений, включая нарушение неприкосновенности частной жизни. А именно – организацию прослушки подчиненных, как предполагалось, с целью их шантажа и вымогательства денег. У чиновника нашли флеш-карту с записями телефонных переговоров нескольких сотрудников. После задержания Викола в СМИ появились аудиозаписи его бесед с разными чиновниками, в том числе Филатом.

Вскоре после этой истории председатель Демократической партии Марсиан Лупу обвинил либерал-демократов в незаконной прослушке телефонов коллег по Альянсу за евроинтеграцию. Влад Филат опроверг эти обвинения и распорядился проверить, практикуется ли в Молдове несанкционированная электронная слежка. Результаты этой проверки так и не были обнародованы.

По словам экспертов, случаи привлечения к ответственности за незаконную прослушку в Молдове единичны. Несколько лет назад был вынесен приговор бывшему начальнику Управления оперативных и технических мероприятий СИБ Руслану Цуркану – три года лишения свободы за незаконное прослушивание телефонных переговоров своих коллег и молдавских политиков.

Эксперты говорят, что он стал «козлом отпущения», выведя из-под ответственности бывшее руководство спецслужб. Сам Цуркану заявляет о фабрикации материалов дела и ждет разбирательства в Европейском суде, куда направил сразу несколько жалоб. Похожие разоблачения, связанные с незаконной прослушкой, происходили и в МВД.

Готовится серьезный «апгрейд»

Система прослушки в Молдове появилась еще в советские времена и с тех пор регулярно обновлялась. На языке правоохранительных органов она называется «СОРМ» – система технических средств для обеспечения оперативно-розыскных мероприятий. Компоненты СОРМ отвечают за прослушку телефонных линий, включая мобильную связь, перехват интернет-трафика и сбор информации со всех видов связи.

Установка соответствующей аппаратуры – обязательное требование ко всем поставщикам сетей и услуг электронных коммуникаций. Закон также обязывает их хранить полученную или обработанную информацию в течение года (для услуг мобильной или фиксированной телефонной связи) и шести месяцев (для интернета). Обязанность хранения распространяется и на неудавшиеся попытки вызова.

Если ранее возможности СОРМ были существенно ограничены технологическим фактором, то сегодня поставить на контроль практически все коммуникации конкретного человека гораздо проще. Речь идет не только о традиционной прослушке, но и извлечении записей из интернета, включая изображения с веб-камер пользователей, журналы обозревателей, данные поисков, электронные письма, разговоры в чатах.

О некоторых возможностях разведывательных служб большинство пользователей даже не подозревают. К примеру, о способности включить микрофон мобильного телефона и прослушивать разговоры, даже если телефон выключен. Или о том, что менять сим-карты бесполезно: на прослушку ставится уникальный номер телефонного аппарата или другого устройства, используемого для связи (IMEI).

Как сообщил Noi.md на условиях конфиденциальности бывший высокопоставленный сотрудник МВД, в Молдове давно запланирован серьезный «апгрейд» существующей системы электронной слежки, что в перспективе позволит установить более строгий контроль над сотовой связью и, прежде всего, интернетом.

Специалисты работают над внедрением обновленной системы СОРМ в интернете, основанной на технологии, которая позволяет заглянуть внутрь пакетов информации. Путем ее использования можно проникнуть в интернет-трафик пользователя, изучать и копировать его письма и просмотренные страницы, а также вносить в них изменения. При помощи этой технологии спецподразделения компетентных органов смогут сортировать трафик по различным пользователям, по протоколам, легко определяя, кто что скачивал и смотрел.

По каким правилам «включается запись»

Правовое регулирование в этой сфере неоднократно менялось. Еще не так давно для вторжения в частную жизнь человека в ряде случаев было достаточно решения начальника оперативной службы. В настоящее время молдавские правоохранители, так же, как их коллеги в США или Европе, получают в суде разрешение на негласный сбор информации с использованием специальных технических средств.

Процедура довольно подробно урегулирована в Законе о специальной розыскной деятельности и Уголовно-процессуальном кодексе. Прокурор идет к судье по уголовному преследованию для получения санкции на локализацию или отслеживание через GPS и, при помощи других технических средств, задержание и выемку почтовых отправлений, прослушивание и запись переговоров, сбор информации от операторов электронных коммуникаций, мониторинг телеграфных и электронных сообщений.

Сегодня такие методы расследования выходят на первый план, затмевая традиционные криминалистические подходы. Спецподразделения, отвечающие за это направление, есть в МВД, Минобороны, НЦБК, СИБ, Службе госохраны, Таможенной службе и Департаменте пенитенциарных учреждений. В то же время приобретать специальные технические средства для негласного получения информации разрешено только спецподразделениям МВД, НЦБК и СИБ.

Ходатайство прокурора рассматривается судьей незамедлительно, но не позднее чем в течение 4 часов с момента его поступления. Правда, закон позволяет «включать запись» и без санкции суда, если, к примеру, дело срочное и прослушка необходима для предотвращения готовящегося преступления. В этих случаях судебная санкция получается уже постфактум.

Как утверждают некоторые эксперты, правоохранители пользуются этой нормой, чтобы при необходимости получать беспрепятственный доступ к чужим тайнам. Существуют также способы легализовать незаконную прослушку телефонов и контроль интернет-трафика, поместив данные нужной персоны в длинный перечень подозреваемых по какому-нибудь уголовному делу. Судьи почти никогда не вникают, каким образом та или иная фамилия связана с делом, и подписывают разрешения «одним махом».

Большой простор для фантазии при желании дает и часть 3 статьи 132/8 УПК, которая позволяет мониторить переговоры не только подозреваемого или обвиняемого, но и других лиц, в том числе неустановленных. Достаточно располагать данными, при помощи которых возможен вывод о том, что гражданин способствует любым образом подготовке, совершению, соучастию или сокрытию преступлений, а также получает либо передает важную для дела информацию.

Судьи дают добро в 98% случаев

Официальные статистические данные свидетельствуют о существенном росте случаев прослушивания телефонных переговоров в Молдове. В минувшем году этот показатель на 50% больше, чем годом ранее.

В 2012 г. в судебные инстанции были поданы 5029 ходатайств о прослушке,или на 40% больше чем в 2011 г. В 2013 г. зарегистрировано 2915 заявлений, а в 2014 г. это число практически удвоилось – до 5952. В 2015 г. только за первые шесть месяцев правоохранители получили в суде порядка 4500 разрешений на прослушку.

Как отмечается в докладе Центра юридических ресурсов, в 98% случаев судьи санкционируют прослушивание и только в 15 случаях из 1000 ходатайства прокуроров отклоняются. Эксперты организации удивляются росту показателей и не находят объяснения этому феномену, отмечая, что такая практика противоречит рекомендациям Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

«Еще в 2009 г. ЕСПЧ говорил, что в Молдове слишком часто прибегают к прослушиванию, — отмечает председатель Центра юридических ресурсов Вячеслав Грибинча. — Однако в 2014 г. у нас было зарегистрировано почти 6000 заявлений на прослушивание, то есть на 60% больше, чем в 2009 г. И это несмотря на то, что регламентация относительно прослушивания стала строже. В 2012 г. был изменен Уголовно-процессуальный кодекс таким образом, что список преступлений, для которых разрешено прослушивание, был ограничен, но впоследствии он периодически пополнялся».

По словам Владислава Грибинчи, правовые нормы в этой области несовершенны, хотя и были изменены в части длительности, условий, способов прослушивания. Эксперт считает, что в Молдове на сегодняшний день нет действенного механизма парламентского контроля в части соблюдения профильного законодательства.

В свою очередь, в МВД заявляют, что все случаи прослушивания телефонных переговоров касаются граждан, фигурирующих в уголовных делах, за исключением лиц, обладающих иммунитетом. В министерстве исключают вероятность несанкционированной прослушки правоохранительными органами третьих лиц.

«Разговоры о том, что мы прослушиваем людей в обход правовых норм, — это не более, чем домысел. Нас обвиняют в прослушке жен или еще каких-либо родственников людей, в отношении которых ведется уголовное преследование. Но эти лица защищены правом на конфиденциальность персональных данных, и процедура разрешения на прослушивание их переговоров более сложная, чем в отношении главных фигурантов уголовных дел»,- говорит и.о. начальника Генерального инспектората полиции Георгий Кавкалюк.

Есть ли в Молдове массовая слежка?

Как отмечает исполнительный директор Института информационной политики, эксперт фонда SecDev Foundation (Канада) Алексей Марчук, в Молдове прослушивание телефонных разговоров и слежка за человеком в интернете законны, если они ведутся целенаправленно на основании достаточных доказательств противоправных действий и с соблюдением разрешительной процедуры.

При этом, по его словам, массовая слежка, при которой происходит наблюдение за общением в интернете и по телефону большого количества людей, без достаточных оснований, законом запрещена и является грубым нарушением права на неприкосновенность частной жизни.

«ЕСПЧ считает, что для ведения слежки нужно иметь какой-то порог разумного подозрения, то есть не должно быть повсеместной слежки, — говорит Алексей Марчук. — Есть принцип субсидиарности – можно следить, применяя специальные средства, только там, где информацию нельзя добыть, скажем так, обычными средствами. Есть принцип пропорциональности, то есть это можно осуществить постольку, поскольку это разумно, допустимо в демократическом обществе. Есть важный принцип юридической определенности – все это должно происходить в рамках закона.

На протяжении последних лет достоянием гласности стала серия случаев, которые свидетельствуют об отступлениях от правовой регламентации и рекомендаций европейских институтов. Некоторые эпизоды легли в основу уголовных дел. Ряд пробелов есть в законодательном регулировании, однако основная проблема, скорее, в обеспечении эффективности механизмов контроля.

Тем не менее, на мой взгляд, в Молдове нет оснований для выводов о массовом, а не избирательном характере электронной слежки. Разговоры o якобы тотальном прослушивании населения не учитывают ни правовые, ни технические возможности правоохранительных органов. Кроме того, для общества куда заметнее случаи, когда методы электронной разведки используются в политических целях, не имея никакого отношения к законным процедурам».

По словам эксперта, Совет Европы признал информированность граждан главным средством борьбы со злоупотреблениями в этой сфере и опасностями, которые могут проистекать от широкого применения цифровой слежки. Он считает важным, чтобы решения в этой области носили более открытый характер, становились объектом публичных дебатов, обсуждались с привлечением представителей гражданского общества.

«Поднадзорные» спецслужб

Бывший высокопоставленный сотрудник Генеральной прокуратуры, согласившийся прокомментировать для NOI.md слухи о массовом контроле населения, подтверждает влияние политического фактора на деятельность по прослушиванию телефонных разговоров и перехвату интернет-трафика. Однако, по его словам, о тотальной слежке речи не идет.

«В реальности под постоянным наблюдением пребывают всего несколько сотен человек, — отмечает наш собеседник. — Большинство из них – подозреваемые в тяжких и особо тяжких преступлениях, члены находящихся в разработке организованных преступных группировок, участники непрозрачных финансовых операций крупного масштаба и т.п.

Политический фактор тоже присутствует, но по этому критерию, думаю, слушают не более 10% от всей массы «поднадзорных». В этой среде по телефону и интернету никто ничего важного давно не обсуждает. Еще один способ попасть под мониторинг – регулярно критиковать действующую власть или ходить на акции протеста. Конечно, всех участников таких акций прослушивать не будут, но самых активных – вполне возможно.

Вся эта деятельность далека от того, что представляет собой массовая слежка. Все же возможности СОРМ – это в первую очередь инструмент противостояния преступности в наиболее тяжких и опасных ее проявлениях. Кроме того, на данный момент технически возможно контролировать лишь определенное, сравнительно небольшое количество объектов одновременно. Да и с точки зрения финансов это — довольно дорогостоящий процесс».

NOI.MD

Об авторе

Александр Николайчук

IT-журналист. Руководил отделом журналистских расследований в агентстве "Минск-Новости", работал журналистом в "БДГ: Деловая газета", "БДГ: Для служебного пользования", редактором интернет-издания "Белорусские новости" и TUT.BY. Автор проекта "Ежедневник", создатель PR-агентства ЕТС и PDF-журнала ET CETERA, систем Bonus.tut.by и Taxi.tut.by, рекламных и PR-проектов. Руководил Radio.tut.by и TB-TUT.BY. Награжден ассоциацией "Белинфоком" за вклад в освещение развития телекоммуникационной отрасли Беларуси. Главный редактор международного аналитического ресурса Digital-Report.ru, редактор "Слово делу".

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели