Расширенный поиск

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) дал юридическую оценку российскому законодательству, которое регулирует прослушивание мобильных телефонов. Согласно заключению – российский закон в этой области не соответствует Европейской Конвенции по правам человека, а точнее ее восьмой статье в которой определено право человека на уважение частной и семейной жизни. Что последует за решением ЕСПЧ, Digital Report рассказал Кандидат юридических наук, руководитель отдела правового консалтинга ParkMedia Consulting Николай Дмитрик.

О чем идет речь?

Федеральные законы “Об оперативно-розыскной деятельности” и “О связи”, а также принятые на их основе подзаконные акты требуют от всех операторов связи установить у себя техническое решение для прослушивания переговоров, некий “черный ящик”. Ящик подключается с одной стороны к сети оператора связи и его биллингу, с другой стороны – к техническим средствам правоохранительных органов. Российское законодательство требует, чтобы:

1) “черный ящик” обеспечивал доступность для правоохранительных органов любого трафика любого абонента данного оператора, а также данных биллинга, относящихся к данному абоненту;
2) никто (ни оператор связи, ни сам абонент) не мог узнать о факте прослушивания переговоров конкретного абонента.

Что решил ЕСПЧ?

Во-первых, ЕСПЧ не ставил под сомнение необходимость и законность самой по себе возможности прослушивания переговоров. Строго говоря, тут не может быть никаких сомнений: возможность ограничения тайны связи федеральным законом в правоохранительных целях прямо предусмотрена Конституцией России.

Во-вторых, ЕСПЧ обозначил проблему доказательств. Эффективность доступных российским гражданам средств правовой защиты от прослушивания подрывается тем, что защита доступна только тем, кто может представить доказательства прослушивания их телефонных переговоров. Однако вся система прослушивания устроена так, что никто – и прежде всего, сам гражданин – не может получить информации о факте прослушки.

В-третьих, хотя законодательство об оперативно-розыскной деятельности и требует получения судебного решения для каждого случая прослушивания, технически “черный ящик” устроен так, что его можно использовать бесконтрольно и безо всякого судебного решения.

Суд особо подчеркнул, что в России нет никакой системы защиты от такого рода злоупотреблений (то есть прослушивания без решения суда или с нарушением условий, оговоренных в таком решении). В результате ЕСПЧ постановил, что российское законодательство не отвечает критериям “качества закона” и не способно ограничить применение негласных методов наблюдения только теми случаями, когда это “необходимо в демократическом обществе”. Поэтому имело место нарушение статьи 8 Европейской Конвенции.

Что теперь делать?

Суд поставил перед российскими органами власти сложную и не имеющую очевидного решения задачу. С одной стороны, контроль электронных каналов связи – и это всеми признается – является ключевым элементом общественной безопасности.

С другой стороны, активно поддерживая действия Сноудена, российские власти сами рискуют оказаться в калоше не меньшей, чем АНБ, из-за злоупотребления правоохранительными органами своими возможностями по прослушке.

Решение ЕСПЧ хорошо тем, что оно указывает на главный недостаток российского законодательства о прослушивании переговоров: отсутствие механизма защиты от злоупотреблений. Создав такой механизм, мы не только исполним решение ЕСПЧ, но и в действительности защитим права наших граждан. В решении ЕСПЧ подсказан один из вариантов решения: уведомление (последующее) о состоявшемся факте прослушки. Возможны и другие способы дать людям средства защитить свои права.

Можно говорить и о прозрачности в целом. Система прослушивания переговоров – техническая система. Следовательно, можно техническими средствами ограничить бесконтрольное прослушивание переговоров, на техническом уровне заложить уведомление абонента о факте прослушки. А дальше должна быть выстроена прозрачная система сертификации: от опубликования спецификаций на оборудование до независимого тестирования “черных ящиков”. Которые, вследствие этого, должны-таки перестать быть черными.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели