Расширенный поиск

Принцип общедоступности информации в интернете удерживает государства СНГ от ограничения свобод национальных медиа. Благодаря балансу, который вот уже несколько лет сохраняется между локальными проектами и их международными аналогами, интернет в России, Беларуси, Молдове и других странах остается относительно свободным. О том, как удается сохранить это равновесие и почему журналистам все же приходится заниматься самоцензурой, Digital.Report рассказал основатель и совладелец белорусского интернет-ресурса TUT.BY Юрий Зиссер.

Когда вы начинали свой бизнес, никакого государственного регулирования интернета не было. Можно ли сказать, что именно благодаря отсутствию рамок и абсолютной свободе информации на ранних этапах становления интернет-среды в СНГ вам удалось добиться успехов в создании информационного портала? В чем разница для информационного бизнеса во времени «до принятия ключевых законов, регулирующих интернет-среду» и «после»?

Принимаемые законы мало что изменяют в нашей работе, приспосабливаемся. Но лет десять назад из-за указа президента пришлось отказаться от собственного сервиса знакомств, до сих пор жалеем. С каждым годом нам приходится все тщательнее следить за содержанием публикаций, потому что нас стали читать миллионы, а это накладывает и моральную ответственность, и юридическую. Наш успех с госрегулированием никак не связан: скорее, это следствие нашей неангажированной позиции «над схваткой». Мы даем информацию читателю, который сам делает собственные выводы. Еще надо понимать, что информационно-сервисный портал – это прежде всего бизнес по продаже интернет-рекламы, и успех напрямую связан с умением выстроить продажи на рынке.

Должны ли информационные интернет-ресурсы в СНГ располагать полной свободой, или нужна ответственность, определенная законом и надзорными органами? Могли бы сайты, распространяющие недостоверную информацию, исчезнуть эволюционным путем, а не через исключение из реестра госорганами?

Интернет – точно такая же часть жизни, как квартира, офис или улица, и должен подчиняться тем же законам и ограничениям. Не верю в самопроизвольное исчезновение или естественный отбор недостоверных сайтов, но из реестра обычно исключают не за недостоверную информацию, а за правонарушения.

Чего сейчас больше в белорусских интернет-СМИ – цензуры или самоцензуры? Верите ли вы в то, что под страхом наказания, создания проблем можно добиться в информационной интернет-среде идеальной стерильности мнений?

Цензуры в Байнете нет. Однако в голове каждого белорусского журналиста есть самоцензура, ограничивающая темы возможных публикаций. Впрочем, ограничения невелики, иначе не ограниченные в темах зарубежные сайты были бы популярнее наших, однако дело обстоит с точностью до наоборот. Стерильность мнений создать можно, в ряде азиатских стран это удавалось, однако в Европе и, в частности, в Беларуси, такой сценарий невозможен: для этого пришлось бы зафильтровать все зарубежные социальные сети и другие сервисы, где люди могут свободно высказываться. Никто в Европе на это сегодня не пойдет. А тогда нет смысла прессовать редакции белорусских сайтов, иначе пользователи уйдут на зарубежные.

Как вам удается балансировать между открытой политикой и цензурой в случае с форумами, где мнения о власти, каких-то событиях не всегда могут понравиться чиновникам? Не кажется ли вам, что разумно было бы вообще закрыть форумы, если существуют «запрещенные» темы или мнения, которые не относятся к оскорбительным или преступным, но тоже не могут быть приняты модераторами? В чем причина негативного восприятия отдельными пользователями форумов TUT.BY?

Юрий Зиссер, фото с личной страницы на Facebook

Юрий Зиссер, фото с личной страницы на Facebook

Форумы –  это живой голос народа. Они еще никогда никому не нравились: ни власти, ни читателям, ни самим пишущим участникам. Более того, форумы и не могут нравиться, потому что если из десяти высказываний читатель с пятью согласен, а с пятью (или даже с одной фразой в одном высказывании) – нет, то делается вывод о том, что весь форум – «неправда», и народ требует закрыть форумы. Однако правда – это лишь то, что сам человек считает правдой, все остальное – неправда. Правда у каждого своя. Это мы и наблюдаем на форумах. На форумах действуют правила, согласно которым и осуществляется модерация. Запретных тем нет, но есть запрещенные формы высказываний: оскорбления, мат, хамство, переход на личности, флуд, реклама и другие, перечисленные в правилах форума. К сожалению, большинство пользователей абсолютно не думают, что пишут, поэтому свыше 90% высказываний нарушают правила, и приходится такие посты удалять. Пункт правил, согласно которому высказывание удалено, обязательно высвечивается на экране пользователя.

Почему медийный интернет-рынок в СНГ остается статичным долгие годы? Если отбросить появление социальных сетей, то расклад медийного рынка ни в России, ни в Беларуси не изменяется годами. Нет конкуренции или она не нужна?

В СНГ медийный рынок как раз развивается, а вот в Беларуси – нет. Проблема заключается в особенностях нашей экономики. Медиа во всем мире существуют на рекламные деньги, которые появляются вследствие конкуренции на рынках товаров и услуг. Стагнирует экономика – реклама не растет. Сегодня массово рекламируются только производители моющих средств, косметики, банки, мобильные операторы, лотереи… Остальные сводят концы с концами либо монополисты. Потому СМИ в Беларуси мало, и они существуют чаще всего на средства спонсоров. Окупаются единицы.

На ваш взгляд, обеспечивают ли социальные сети высокий уровень свободы распространения информации? Ведь, по сути, влиять на Facebook чиновникам стран за пределами США проблематично. Можно ли считать Facebook примером действительно свободного СМИ с плюрализмом мнений?

СМИ подразумевают редакцию и редакционную политику, но у социальных сетей нет ни того, ни другого, поэтому к СМИ их отнести нельзя. Читатели СМИ видят одну и ту же информацию, а каждый пользователь социальной сети видит свою собственную персонализированную ленту новостей. Тем не менее социальные сети безусловно влияют на общественное мнение и в достаточной степени обеспечивают плюрализм мнений. Совсем свободным, особенно после истории с блокировкой норвежской газеты и ряда сходных эпизодов, Facebook считать нельзя. Меня там тоже как-то наказали за то, что поделился фрагментом датского школьного учебника для шестого класса (!) с весьма условными иллюстрациями секса.

Распространение экстремизма в социальных сетях, на ваш взгляд, проблема? Будет ли она иметь серьезные последствия в будущем и как бы вы советовали бороться с этим явлением?

Согласен, что это серьезная проблема. Бороться нужно обычным порядком: как можно быстрее банить провокаторов в интернете и наказывать по закону в реале. Хотя правоохранительные органы некоторых стран научились трактовать любое несогласие с властями как экстремизм и назначают суровые наказания вплоть до тюрьмы за то, на что в других странах не обращают внимания.

Каким станет интернет через несколько лет: закрытым, более свободным, раздробленным регуляторной политикой стран или другим? Верите ли вы, что массовое стремление властей вводить ограничения приведут к кардинальным изменениям технологий, появится новая сеть, новые формы передачи данных за пределами контроля?

Обуздать интернет пытаются давно, но до сих пор эти попытки были фактически безуспешными, а значит, скорее всего таковыми и останутся.

Об авторе

Владимир Волков

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в "Белорусской деловой газете", информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели