Расширенный поиск

Палкой в колесе технического развития России могут законодательные инициативы, направленные на защиту отечественной программной разработки и персональных данных. Как оказалось, Закон о защите персональных данных и Единый реестр российских программ ограждает Россию не только от недобросовестных сервисов и импортного софта, но и от последних инновационных разработок и проектов. 

Японская мечта и ручные кредиты

Почти за три года существования Единого реестра ПО, на российском рынке не произошло кардинальных перемен, которые бы свидетельствовали в пользу стратегии по поддержке российских разработчиков. Зато известно много случаев, когда из-за наличия русского аналога, в стране не были реализованы действительно полезные проекты в сфере информатизации. Например, в России до сих пор нет автоматизированной системы выдачи банковских кредитов. То есть полноценного программного решения, которое без участия человека или с минимальным контролем с его стороны, могло бы давать ответы на кредитные запросы. Примечательно, что внедрение такой системы планировалось. Об этом нам рассказал технический сотрудник одного из крупнейших банков России.

«Мы начинали с автоматизации банковской системы по примеру главной почтовой организации Японии. Японская корпорация имела в своем составе не только почтовые отделения, но и банки, а также страховые компании. Японский супергигант в специальной электронной системе вел учет всех своих клиентов. Их пожелания и обращения, сделки, переводы. Практически все процессы организованы в электронной системе», – рассказывает технический эксперт, который попросил DR не называть его.

По его словам, в России уже создавался проект по автоматизации процесса выдачи кредитов. Схема была простой, но в основе лежала иностранная программная разработка, которой до сих пор нет аналогов в России.

«Клиент заполнял заявку на кредит на сайте, и эта заявка сразу попадала в специальную программу, лицензия на которую приобреталась за рубежом. В карточке учитывались все параметры клиента, плюс происходил автоматический запрос кредитной истории по персональным данным», – рассказал специалист.

Но, после принятия закона о запрете хранения персональных данных за рубежом – разработку пришлось свернуть. Ведь в основе автоматизированной системы – лежала лицензия на иностранный сервис, который до сих пор не желает исполнять российские законы

Тоже самое произошло с другим проектом, который закрылся, правда, уже из-за ограничения Единого реестра ПО.

«Система учитывала пожелания клиента по кредитным продуктам, результаты кредитований и в ней была «зашита» скоринговая модель. Фактически система автоматически принимала решения о выдаче кредита и это занимало чуть больше двух минут», – сказал банковский работник.

Он рассказал, что программа анализировала поведенческую модель клиента с прошлыми кредитами и на основе этого выдавались рекомендации стоит ли банку кредитовать клиента или нет. Мало того, по формулам рассчитывался максимально доступный кредитный лимит для клиента. Учитывались многие параметры, включая состав семьи, имущество и так далее.

Но из-за того, что при разработке системы использовалось иностранное ПО, которое имеет аналоги в России, проект пришлось свернуть. Сейчас похожую систему удалось создать на основе отечественных разработок, но с существующими на Западе примерами она не идет ни в какое сравнение.

Единый реестр ПО – это удобно?

Эксперты полагают, что Единый реестр ПО все же защищает российских разработчиков, дает им дополнительные возможности на российском рынке. Другое дело, что это возможности используются не всеми и не всегда.

«Реестр не запрещает полностью использование иностранного ПО, но серьезно вставляет палки в колеса, при наличии российского аналога. Нужно писать убедительные обоснования. При этом аналог на самом деле может оказаться далеко не настолько удачным, как выбранное решение», – рассказывает руководитель проекта SendFile Андрей Шагалов.

«Например, несколько лет назад правительство Германии пыталось отказаться от Windows в пользу проприоретарного ПО, а потом вернулось обратно. Хотя функционал вроде бы аналогичный, но издержки на переход, адаптацию ПО и переобучение специалистов оказались слишком высоки. Это не так просто, как кажется. Однако, в каких-то конкретных случаях вполне можно обойтись российским ПО», – отмечает он.

Сложно ли попасть в реестр и что он дает разработчикам? На этот вопрос руководители IT компаний не могут ответить однозначно.

«В целом попасть в реестр не так уж и сложно. Есть инструкции, которым просто надо следовать. В нашем случае от старта сбора документов до попадания в реестр процесс занял несколько месяцев. К сожалению инструкция на сайте не идеальная и оставляет некоторые вопросы открытыми. Если бы Минсвязи предоставляли услуги консультантов, у которых можно было бы получить оперативную информацию по заполнению форм и критериям работы экспертного совета, это сильно бы облегчило жизнь разработчикам. Хотя бы составить FAQ. Но, на момент, когда мы подавали заявку уточнить что-либо у Минсвязи, можно было только в письменном виде с периодом ответа полтора месяца. Такая вот Электронная Россия. Собирать информацию приходилось по знакомым компаниям уже прошедшим процедуру или пытаться угадать», – сказал топ-менеджер SendFile.

Есть ли польза от запретов?

Практическую пользу Реестра Андрей Шагалов видит удобстве для потенциальных покупателей ПО из государственного сектора. Они могут не боятся административных последствий.

«К нам обращались российские государственные и полугосударственные компании с вопросом о покупке SendFile.  То, что наш продукт в реестре – снимало с них потенциальную проблему, что кто-то может оспорить закупку из-за несоответствия закону, необходимость писать дополнительные обоснования», – сказал Андрей Шагалов.

«Российские разработчики могут прекрасно конкурировать с западными, хотя бы по стоимости и труда. Тут вопрос скорее о конкуренции со всем миром за часть российского рынка. Современный мир глобален, и в нем нормально и эффективно, когда часть товара производится в Китае, часть в Европе, а сборка и продажа происходит, например, в России. Это вполне подходит и для IT. Отказываться от решений, которые де-факто являются стандартами мировой IT индустрии и писать свои далеко не всегда эффективно», – отметил он.

Пользу от запретов не видят и ЕПАМ – международной софтверной компании, которая работает Европе, России и США.

«Методы, которые используются в России для защиты рынка ПО, персональных данных и других явлений цифрового времени – не всегда корректны и очень часто работают не так, как задумывались. Но самое печально, что никто не стремится подстраивать законы под изменяющиеся реалии рынка, стараться направить поток технологического развития в нужное русло. Вместо этого создается барьер, который чиновникам кажется незыблемым и будет существовать долгое время», – отметили в компании.

Об авторе

Владимир Волков

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в “Белорусской деловой газете”, информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели