Расширенный поиск

Государство может сохранить в Беларуси тотальный контроль за использованием беспилотных аппаратов. Как стало известно Digital.Reportв августе этого года государственная комиссия по радиочастотам (ГКРЧ) может отказать в легальном использовании частоты 2,4 ГГц на мощности 100 милливатт (мВт), что станет основанием для штрафов и конфискации беспилотников. За сохранение жесткой позиции выступают сразу несколько силовых ведомств, которые опасаются свободного использования беспилотной техники. О судьбе дронов в Беларуси, новых изменениях в Воздушном кодексе страны и возможных запретах рассказал заместитель председателя Федерации беспилотной авиации Беларуси Глеб Бондарик. 

Digital.Report: Какие принципиальные изменения планируется внести в Воздушный кодекс Беларуси в области использования беспилотной авиации?

Глеб Бондарик: Мы как Федерация беспилотной авиации хотим законодательно описать беспилотные аппараты, ввести соответствующий термин, которого на данный момент в законодательстве не существует. В первую очередь предлагаем рассматривать дроны как полноценные беспилотные комплексы, а не отдельные летающие объекты. Пока чиновники смотрят на дроны как на небольшие самолеты. Более того, их до сих пор хотят закрепить в Воздушном кодексе за категорией воздушных судов. Это приведет к полному запрету использования беспилотников и всех проектов, которые с ними связаны. Кто из владельцев аппаратов захочет регистрировать их и ставить на учет, как полноценный самолет? Если полностью следовать правилам, придется еще нанять пилота и механика. Федерация предлагает рассматривать дроны, как беспилотный комплекс, в котором есть дрон и система управления им. Беспилотник – только часть общей системы.

В европейском законодательстве подобный комплекс уже описан? Есть ли примеры, к которым можно будет апеллировать при изменении законодательства?

Мировая практика как раз заключается в том, чтобы описывать подобную систему как комплекс. Но Беларуси еще предстоит пройти большой путь, чтобы приблизиться к мировым стандартам. У нас на повестке дня простой вопрос, который уже решен во многих государствах, – вывести из описания воздушного кодекса Беларуси беспилотные системы весом до 30 кг. Сегодня де-юре все беспилотники относятся к воздушным судам с применением всех вытекающих регистрационных и эксплуатационных процедур. Министерство обороны попыталось снять напряжение и разработало в начале прошлого года указ президента за номером 81 «Об авиамоделях». Но этот документ – лишь временная мера и не соответствует интересам владельцев дронов. Ведь беспилотные системы не могут считаться авиамоделями, так как обладают возможностями автоматического полета. Это кардинальное отличие от классических авиамоделей, которые учтены в законе. Если власти начнут подходить к дронам формально, то ситуация с использованием этой техники в республике станет катастрофической. Сложно представить, как свадебные фотографы поедут на «558 Авиационный ремонтный завод» в Барановичах сертифицировать дроны, которые используют для фотосъемки.

Инициативу разделять беспилотники по весу на государственном уровне уже поддержали?

Министерство военной промышленности будет ходатайствовать, чтобы весовую систему градаций учли в обновленном Воздушном кодексе. Пока же юридический статус беспилотников можно считать неопределенным. Воздушный кодекс его не учитывает, а указ «Об авиамоделях» к беспилотникам фактически не относится, я уже говорил, что их сложно назвать авиамоделями. А это значит, что закон не дает права коммерческого использования этой техники.

Дроны использовать нельзя?

По указу «Об авиамоделях», дроны использовать нельзя. Чтобы заниматься коммерческой деятельностью с применением этой техники, нужно получить огромное количество разрешений. Во-первых, сертифицировать беспилотник, пройти весь бюрократический круг, как при оформлении в собственность самолета. Во-вторых, получить разрешение на съемку и предоставить отснятый материал на рецензию Министерству обороны. Уверяю, от законодательной неопределенности страдают не только любители, но и государственные органы. Многие из них рады бы использовать беспилотные аппараты, но мало кто готов окунуться в существующие бюрократические процедуры или рисковать, используя беспилотники нелегально. Конечно, власти пока закрывают глаза на нарушение законодательства в этой области. Но это не означает, что завтра или через месяц ситуация кардинально не изменится.

Каким должно быть новое воздушное законодательство с точки зрения Федерации беспилотной авиации?

Для дронов нужно разработать отдельное законодательство, которое будет описывать и учитывать развитие технологий в сегменте беспилотных аппаратов. И я бы четко разграничил любительское и коммерческое использование беспилотных систем. Для любителей я бы оставил максимально льготные условия эксплуатации с ограничениями по высоте использования моделей и в пределах прямой видимости. Я считаю, что пилотировать аппараты дистанционно, по картинке с камеры – сложно. Такой режим лучше использовать опытным пилотам, а для того, чтобы так и было, нужны соответствующие законодательные ограничения. Пример такой практики можно увидеть в американском законодательстве. В нем максимально либерализируется рынок любительских аппаратов и ужесточается область коммерческого использования.

Вы говорите про выдачу лицензий?

Да, для использования дронов в коммерческих целях такой подход был бы оправдан. Но в Беларуси он может не работать, ведь процесс выдачи лицензий чиновники могут сильно формализовать, и ничего не изменится. Дроны будут летать над страной нелегально.

Может быть, интерес к дронам угаснет и не потребуется уделять этому вопросу столько внимания?

Будет взрывной рост интереса к дронам, особенно с учетом того, что эта техника становится дешевле. Очень скоро в небе сложится полноценный трафик беспилотных аппаратов, и к этой ситуации нужно подходить уже с действующими регуляторными нормами.

Государство понимает, что беспилотные аппараты нужно вывести из-под регулирования Воздушным кодексом?

Мне очень импонирует позиция Министерства обороны, которое понимает проблему. По их мнению, жесткие ограничения приведут к огромному количеству нарушителей. Через несколько лет любой фотограф будет иметь на руках дрон. И процедуру сертификации, которую предлагает военпром, они проводить не будут. А представители военной промышленности до сих пор настаивают на том, чтобы считать авиацией дроны весом более 350 гр. В сертификационной лаборатории в Барановичах уже ждали толпы владельцев беспилотников, которые будут селиться в гостинице и ждать несколько дней сертификата. Когда я разговаривал в военпроме со специалистами, они удивлялись – мол, ну все же очень просто: люди покупают себе самолеты и без проблем получают на них все документы. Позиция военпрома сегодня – этот вынести за воздушный кодекс дроны до 10 кг, притом что мы просим 30.

Почему такая разница в граничном показателе?

Власти хотят уже сегодня перестраховаться и сделать минимальные шаги навстречу пользователям дронов. Запретить всегда проще, чем разрешить. Мы так чиновникам и говорим – давайте 30 кг, а вы всегда сможете снизить эту планку. Более того, я сейчас не уверен, что Комиссия по радиочастотам позволит использовать частоту 2,4 ГГц на мощности до 100 мВт. Напомню, этого решения ждут все обладатели дронов и продавцы беспилотников. Из-за отсутствия решения по этой частоте в Беларуси официально дроны не ввозятся и не обслуживаются. Единственный легальный способ купить и отремонтировать аппарат – совершить сделку в Российской Федерации, где частота 2,4 ГГц на мощности до 100 мВт уже давно свободна для любителей беспилотников.

Получается, что ожидаемое в августе заседание комиссии по радиочастотам (ГКРЧ) не решит этот вопрос?

Отказ комиссии грозит ужесточением контроля за использованием беспилотных аппаратов. Ведь пока частотный вопрос рассматривается, то компетентные органы не могут наказывать за использование дронов. Если комиссия по радиочастотам примет отрицательное решение, то это станет формальным поводом для введения штрафных санкций за нарушения в части использования частотного диапазона. Из-за того, что законодательство по беспилотникам не доработано, определенные государственные службы оказывают определенное влияние на ГКРЧ. Это делается для того, чтобы сохранить инструмент государственного контроля, штрафовать людей, которые пользуясь указом «Об авиамоделях» формально ничего не нарушают. По указу вне запретных зон на высоте не более 100 м в пределах видимости можете пользоваться дроном. Единственный момент, который вы нарушаете, касается использования частоты 2,4 ГГц на мощности 100 мВт. Вот за это формально и будут наказывать, если ГКРЧ примет в августе отрицательное решение по высвобождению этой частоты.

Съемка видео тоже будет нарушением в этом случае?

Видео можно снимать только с разрешения Министерства обороны. Надо признать, что разрешение можно получить быстро и бесплатно. Но по правилам, в десятидневный срок после съемок нужно предоставить в Минобороны отснятый материал. Это проблема для вещательных организаций, которые используют дроны для создания выпусков новостей. Нужно создавать какой-то сервис, который ускорит процедуру просмотра, или менять закон. Европейская практика показывает, что полеты без разрешений нужно ограничивать только в крупных индустриальных центрах.

Города для полетов вы бы рекомендовали закрыть?

Это нормальная практика. Логика в этом есть, главное – не допустить излишней формализации. В идеале я вижу 3 типа полетных зон: красную – использовать дроны запрещено, желтую – для полетов требуется разрешение, и зеленую – свободное использование беспилотников. Центры крупных городов нужно отнести к «желтым», ведь количество беспилотников будет расти именно в крупных городах. Мы рекомендовали уже Белаэронавигации начать расчет воздушного коридора от 70 до 125 м для беспилотного трафика. Очень скоро в Беларуси появятся проекты по экстренной доставке медикаментов и перевозке корреспонденции.

Об авторе

Владимир Волков

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в "Белорусской деловой газете", информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели