Расширенный поиск

Легитимизация онлайн-слежки и мониторинга

На момент написания этой статьи прошел почти год с тех пор, как мир впервые услышал имя Эдварда Сноудена. С того момента, когда он начал свою кампанию по распространению украденных секретных материалов о возможностях США и их союзников по ведению шпионажа, прошло некоторое время, и первоначальная реакция на это событие утихла. Соответственно, можно начинать делать выводы о долгосрочных последствиях его действий.

Помимо того, что национальной безопасности Соединенных Штатов и их стран-партнеров, а также борьбе с организованной преступностью и терроризмом во всем мире был нанесен серьезный ущерб, действия Сноудена и его сообщников вызвали и другие последствия, которые едва ли были запланированными. Они непреднамеренно ускорили развитие двух ранее существовавших направлений использования Интернета. В глобальном масштабе они ускорили изменение отношения пользователей Интернета к идеальному балансу между конфиденциальностью и безопасностью. А, в частности, в евроатлантическом сообществе, они ускорили движение к легитимизации мониторинга и слежки за деятельностью в Интернете. В настоящей статье рассмотрены оба направления развития и влияние, оказанное на них действиями Сноудена.

Отношение к правам и безопасности

Раскрытие Сноуденом в июне 2013 года информации о разведывательной деятельности США вызвало на международной арене ожесточенные споры по вопросу о законности и моральности мониторинга систем связи. Однако общественное обсуждение в США, Европе, и за ее пределами, выявило многообразие различных позиций по этим вопросам.

В последнее время рост доли не-англоязычной части пользователей Интернета привел к быстрому отходу от евроатлантических взглядов на природу Интернета, его регулирование, и регламентацию его свобод. В 1996 году более 66% пользователей Интернета находилось в США, в то время как в 2012 году на долю США приходилось лишь 12% [1]. По одной из оценок, на март 2012 года ежегодный рост числа пользователей Интернета в Индии составил 32% [2].

Одним из последствий этого сдвига является изменение усредненного мнения пользователей Интернета о наиболее подходящем балансе между конфиденциальностью и безопасностью в Интернете. В глобальном масштабе среднестатистический пользователь Интернета больше не разделяет взглядов «англосферы» к правам личности, которые, в сравнении с другими культурными традициями, там были традиционно значительно сильнее, чем государственные интересы. А именно, в настоящее время существенно изменилось усредненное отношение к легитимности деятельности по мониторингу и наблюдению за условно частными коммуникациями и действиями в Интернете, осуществляемой для противодействия терроризму и преступности, и для шпионажа.

Сложившуюся тенденцию необходимо разъяснить. Во всех обсуждениях поведения пользователей в Интернете отмечается, что очень небольшое число пользователей хоть как-то задумываются о конфиденциальности или проблеме безопасности. Большинство пользователей во всём мире продолжают совершать покупки и заходить в социальные сети, не беспокоясь о том, кто и для каких целей осуществляет наблюдение за ними. Кроме того, необходимо четко разделять усредненное отношение общества в целом и публичные заявления политических лидеров — с их «показным возмущением» [3]. Однако думающее меньшинство пользователей в вопросе соотношения конфиденциальности и безопасности государства или общества отходит от либеральных западных взглядов.

Как следствие, когда англоязычные СМИ, приняв на себя роль хранителей и арбитров, решили, в соответствии со своим собственным пониманием национальной безопасности [4], опубликовать секретную информацию, это не было отражением отношения пользователей англоязычного Интернета, и тем более пользователей Интернета в мировом масштабе. Решения редакции и политика, например, британской газеты Guardian, отражали отношение некоторой части её либеральной аудитории — и нигде более такой гневной риторики не наблюдалось.

Легитимизация

Кроме рассмотренного изменения взглядов, заметна другая тенденция, особенно в международном сообществе Северной Атлантики и Западной Европы. Евроатлантическая область традиционно является оплотом прав и свобод личности, однако общественное обсуждение (которое стало возможным после того, как прошли первоначальный шок и возмущение, вызванные обвинениями Сноудена) также выявило явное движение в сторону принятия мониторинга и наблюдения в Интернете, вплоть до активной легитимизации.

Это движение принимает две четко выраженные формы: введение нового законодательства, охватывающего мониторинг и деятельность по наблюдению, и обеспечивающего для них прочную правовую основу; или подтверждение в ходе общественных обсуждений, что, в соответствии с действующим законодательством, эта деятельность уже является законной. Существуют примеры действий государств в обеих категориях, и они будут рассмотрены ниже, после изучения опыта Германии, который является подтверждающим правило исключением.

Внезапное и бесконтрольное раскрытие существования оказывающих воздействие на Германию систем мониторинга и надзора, вызвало интересные общественно-политические реакции, которые частично связаны с уникальной историей Германии в Европе, как нации, которая была разделена на государство с сильным уважением прав человека, и государство, где существовал всеобъемлющий государственный надзор и контроль населения.

Хотя в современной Германии конфиденциальность и защита данных рассматриваются как основные права, и их обеспечение является важным вопросом, первоначальная реакция на раскрытие деятельности Агентства национальной безопасности США (АНБ) по мониторингу Интернета была спокойной. В августе 2013 года глава канцелярии федерального канцлера и Федеральный министр по особым поручениям Рональд Пофалла, заявил, что АНБ и Центр правительственной связи Великобритании (ЦПС) действовали в соответствии с немецким законодательством [5], и что скандал «окончен» [6].

Однако впоследствии, в октябре 2013 года, стало известно, что под наблюдением американских агентств был личный мобильный телефон канцлера Ангелы Меркель [7]. В ходе расследования, которое в Германии стало известно как «Handygate», были выявлены новые факты слежки за гражданами и лидерами Германии. Общественное осуждение подкреплялось утверждениями, что наблюдение за бундестагом осуществлялось из находящегося по соседству американского посольства. Сильная негативная реакция против мониторинга и наблюдения была вызвана и тем, что посольство находится под особой защитой немецких полицейских и военных, и было высказано предположение, что деньги немецких налогоплательщиков были использованы для защиты системы наблюдения за немецкими лидерами и гражданами [8].

Первоначальные заверения правительства о законности всех действий, отказ поддержать общественные интересы, и последующее внезапное и шокирующее раскрытие информации комментаторы сравнивали с возведением Берлинской стены в 1961 году. Германия была вынуждена выразить своим американским союзникам публичный протест и объявить о возможных потенциальных серьезных последствиях для будущих законных операций наблюдения в Германии [9]. Это произошло ввиду общественных опасений, направленных в первую очередь на США, и заявлений, что «США являются не единственной страной, которая, по мнению немецкой разведки, может шпионить за руководством страны» [10].

Однако в других странах история и социально-культурные особенности вызвали совершенно иную реакцию. США и Великобритания являются примерами стран, где было подтверждено, что мониторинг и слежка являются законными, в соответствии с действующим законодательством.

Взгляды США и Великобритании

В США продолжается непростое обсуждение но, как представляется, оно подходит к выводу, что если сами мероприятия были законными, то система, обеспечивающая надзор над ними, не подходила для этой задачи и требовала корректировки и большей прозрачности [11].

На общественное обсуждение в Великобритании оказала влияние её особая роль в двух ключевых аспектах, связанных с раскрытием фактов Интернет-слежки. Это, во-первых, важная роль ЦПС, как партнера АНБ по осуществлению наблюдения. Во-вторых, важная роль газеты «the Guardian» в распространении украденной секретной информации о предполагаемой деятельности по слежке.

Выступление начальников трех британских разведывательных служб и служб безопасности в парламентском Комитете по вопросам разведки и безопасности [12] которое произошло после первоначального смятения и беспокойства по поводу сенсационных новостей о заявлениях Сноудена, оказало значительное влияние на общественное мнение [13]. После этого появились признаки, что даже самые либерально настроенные наблюдатели начинали осознавать уровень ущерба, причиненного безрассудным крестовым походом газеты «the Guardian» [14]. Результат проявился в общественном мнении по вопросу Интернет-слежки в Великобритании. Опрос показывает, что «более 60%» респондентов считают, что спецслужбы имеют столько возможностей для мониторинга активности в Интернете, сколько нужно, или что им необходимо больше возможностей. И это несмотря на то, что есть понимание необходимости большей прозрачности и «осознанного диалога с общественностью» [15]. Представляется, что в целом общественное мнение в Великобритании соответствует взглядам, отраженным в американских опросах — раскрытие секретной информации об Интернет-слежке нанесло ущерб национальной безопасности [16] — к явному разочарованию либерально настроенных журналистов в том, что остальная часть Великобритании не придерживается их точки зрения [1. Было высказано мнение, что в Великобритании это результат более четкого осознания находящихся под угрозой интересов безопасности. Как описано в Financial Times:

«Основная часть истории Великобритании… это повествование о стране, которой приходилось противостоять последовательным попыткам иностранных вторжений. Роль спецслужб в защите Великобритании высоко отмечена и прославляется… Большинство британских граждан принимают и, более того, ценят роль государственной власти в обеспечении свободы и независимости страны — а деятельность спецслужб исторически была неотъемлемой частью этих задач. Теракты в Лондоне в 2005 году свидетельствуют о том, что угроза терроризма только усилила осознание потребности в хороших разведслужбах» [18]

Взгляды в Европе

В отличие от Великобритании, в ряде европейских стран движение к публичной легитимизации Интернет-слежки и надзорной деятельности приняло форму нового законодaтельства. Многие европейские страны сделали шаги по созданию или укреплению прочной юридической основы для своей деятельности по перехвату и наблюдению.

Неожиданной была реакция Северных стран-членов ЕС на связанные со Сноуденом события. Ввиду специфического восприятия угроз и ясного осознания уязвимости, общественные обсуждения в странах Северной Европы (которые, как правило, являются убежденными сторонниками права на неприкосновенность личной жизни) не были такими жесткими [19]. В Финляндии новость о высокотехнологичной атаке и утечке данных из Министерства иностранных дел (ответственность за которую неофициальные источники возложили на Россию [20]) дала импульс общественному обсуждению возможных новых законов о легальном перехвате данных. При этом, большая часть обсуждений затрагивала не вопрос необходимости таких действий, а какому государственному органу лучше поручить их осуществление [21]. Несмотря на то, что в Швеции, в соответствии с законом «FRA», перехват уже легален, власти в настоящее время стремятся расширить свои полномочия [22]. Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт сказал, что сотрудничество с зарубежными спецслужбами по разведывательной деятельности против России «едва ли является сенсацией» [23]. А власти Дании были настолько уверены в законности своей деятельности, что раскрыли общую информацию о ранее засекреченных программах сбора данных для того, чтобы упредить распространение неверной информации журналистами, которые получили материалы Сноудена [24].

В других странах Европы есть много разных оценок законности перехвата сообщений, даже в таких узких рамках вопроса конфиденциальности, как права человека. Согласно проекту «Руководства ЕС по правам человека по вопросам свободы слова онлайн и офлайн»,

«неуважение права конфиденциальности и защиты данных представляет собой ограничение свободы выражения мнений. Незаконное наблюдение за связью, перехват сообщений, а также незаконный сбор персональных данных нарушают право на неприкосновенность частной жизни и свободу выражения мнений» [25].

Однако в 2007 году Европейский суд по правам человека постановил, что жалоба итальянского Интернет-пользователя, которая основывалась на восьмой статье Европейской конвенции по правам человека (право на уважение частной и семейной жизни), не может быть рассмотрена (так как является явно необоснованной). Хотя жалоба касалась спама, а не наблюдения, суд постановил, что «получив доступ к Интернету, пользователи электронной почты больше не пользуются эффективной защитой своей сферы личной жизни» [26].

Теперь Италия, и, в особенности, Франция предпринимают меры по созданию национальной, а не европейской правовой базы для мониторинга и наблюдения. На момент написания совсем недавно, в декабре 2013 года, во Франции был принят закон, который позволяет вести наблюдение за Интернет-пользователями в режиме реального времени и без получения предварительных санкций. При этом оно может осуществляться гораздо более широким кругом представителей власти, в том числе полицией, жандармерией, разведслужбами и антитеррористическими ведомствами, а также несколькими министерствами [27]. Последовали обвинения в цинизме, так как этот закон был принят всего лишь через несколько недель после того, как официальный Париж выразил возмущение, что АНБ якобы осуществляло такую же деятельность, а президент Франсуа Олланд резко осудил её [28].

Таким образом, раскрытие информации о мероприятиях по слежке, осуществляемых, как предполагается, АНБ и ЦПС, ведёт к тому, что всё больше государств-партнеров США и Великобритании работают над созданием такой нормативно-правовой базы, которая даст им возможность участвовать в этой деятельности на неоспоримой законной основе. Раскрытие предполагаемых возможностей и охвата системы слежки США (и систем их союзников) привело к появлению в части англоязычных СМИ резких и возмущенных репортажей. Несмотря на это, общественное мнение пошло по иному пути. Напротив, более сбалансированная и трезвая оценка потребностей национальной безопасности ведёт ведущие государства Европы к принятию через демократические процедуры законов, направленных на обеспечение бесперебойного продолжения наблюдения в Интернете за отдельными угрозами безопасности.

Следовательно, несмотря на обеспокоенность проблемой конфиденциальности, предпринимаемые в Интернете активные меры предотвращения и упреждения угроз национальной безопасности будут по-прежнему восприниматься как легитимные. Можно ожидать, что новые условия повышенной информированности общественности не будут препятствовать этой деятельности. Эдвард Сноуден и его сообщники едва ли рассматривали эти результаты среди желаемых вероятных последствий своих обвинений в адрес АНБ.

Аннотации:

1. “State of the Internet in Q3 2012”, comScore, December 5, 2012, http://www.comscore.com/Insights/Presentations_and_Whitepapers/2012/State_of_the_Internet_in_Q3_2012

2. “State of the Internet in Q1 2012”, comScore, available at http://www.slide-share.net/alcancemg/state-of-theinternetq12012webinar-copy

3. Bérénice Darnault, “Why the EU response to NSA leaks is contradictory”, The World Outline, October 28, 2013, http://theworldoutline.com/2013/10/eus-response-nsa-leaks-spying-scandal-contradictory/

4. “Guardian worldview at root of national security row”, The Commentator, October 10, 2013, http://www.thecommentator.com/article/4250/guardian_world-view_at_root_of_national_security_row

5. Carstens, Peter, “Pofalla: Amerikaner und Briten halten sich an deutsches Recht”, Frankfurter Allgemeine Zeitung, August 1, 2013, http://www.faz.net/aktuell/politik/inland/spaehaffaere-pofalla-amerikaner-und-briten-halten-sich-an-deutsches-recht-12528037.html

6. “Pofalla erklärt NSA-Affäre für beendet”, Die Zeit, August 12, 2013, http://www.zeit.de/politik/deutschland/2013-08/nsa-bnd-pofalla-bundestag-spaehaf-faere-snowden-abkommen

7. “Zu Informationen, dass das Mobiltelefon der Bundeskanzlerin möglicher-weise durch amerikanische Dienste überwacht wird”, Bundesregierung Pressemit- teilung, October 23, 2013, http://www.bundesregierung.de/Content/DE/Pressemit-teilungen/BPA/2013/10/2013-10-23-merkel-handyueberwachung.html

8. Smale, Alison, “Anger Growing Among Allies on U.S. Spying”, The New York Times. October 23, 2013, http://www.nytimes.com/2013/10/24/world/europe/united-states-disputes-reports-of-wiretapping-in-Europe.html?_r=0

9. Troianovski, Anton, “Germany Warns of Repercussions from U.S. Spying”, The Wall Street Journal, October 28, 2013, http://online.wsj.com/news/articles/SB10001424052702304200804579163760331107226

10. Anton Troianovski, “Germany to Boost Anti-Spy Efforts”, Wall Street Journal, November 20, 2013, http://online.wsj.com/news/articles/SB10001424052702304791704579209740311164308

11. По материалам “Power and Commerce in the Internet Age”, Chatham House, London, November 25-26 2013, available at http://www.chathamhouse.org/Internet2013/agenda

12. Intelligence and Security Committee open evidence session, November 7, 2013, UK Parliament website, http://www.parliamentlive.tv/Main/Player.aspx?meetingId=14146

13. Catherine A. Traywick, “British Spies Aren’t James Bonds, and 7 Other Things We Learned from Britain’s Landmark Intelligence Hearing”, Foreign Policy, November 7, 2013, http://blog.foreignpolicy.com/posts/2013/11/07/british_spies_arent_james_bonds_and_7_other_things_we_learned_from_the_uks_landmar

14. Andrew Sparrow, “Guardian faces fresh criticism over Edward Snowden revelations”, The Guardian, November 10, 2013, http://www.theguardian.com/media/2013/nov/10/guardian-nsa-revelations-edward-snowden

15. UK Home Secretary Hazel Blears, speaking at Intelligence and Security Committee open evidence session, November 7, 2013, UK Parliament website, http://www.parliamentlive.tv/Main/Player.aspx?meetingId=14146

16. Scott Clement, “Poll: Most Americans say Snowden leaks harmed national security”, The Washington Post, November 20, 2013, http://www.washingtonpost.com/politics/poll-most-americans-say-snowden-leaks-harmed-national-security/2013/11/20/13cc20b8-5229-11e3-9e2c-e1d01116fd98_story.html

17. John Naughton, “Edward Snowden: public indifference is the real enemy in the NSA affair”, The Observer, October 20, 2013, http://www.theguardian.com/world/2013/oct/20/public-indifference-nsa-snowden-affair

18. Gideon Rachman, “Why the British like their spies”, Financial Times, November 10, 2013.

19. “Swedes ‘not afraid’ of internet surveillance”, The Local, November 8, 2013, http://www.thelocal.se/20131108/swedes-not-worried-about-internet-surveillance-survey

20. Keir Giles, “Cyber Attack on Finland is a Warning for the EU”, Chatham House, November 8, 2013, http://www.chathamhouse.org/media/comment/view/195392

21. “Verkkovalvonta keskittymässä yhdelle taholle”, Ilta-Sanomat, 18 November 2013, http://m.iltasanomat.fi/kotimaa/art-1288622010437.html

22. “Intel agency seeks direct access to Swedes’ data”, The Local, November 19, 2013, http://www.thelocal.se/20131119/swedens-security-service-seeks-direct-data-access

23. “Bildt defends Sweden surveillance”, The Local, November 3, 2013, http://www.thelocal.se/20131103/bildt-defends-sweden-surveillance

24. Claus Blok Thomsen, Jakob Sorgenfri Kjær, Jacob Svendsen, “Presset FE fortæller om dansk spionage”, Politiken, November 20, 2013, http://politiken.dk/indland/ECE2138411/presset-fe-fortaeller-om-dansk-spionage/

25. Draft “EU Human Rights Guidelines on Freedom of Expression Online and Offline”, unpublished, version as at November 20, 2013.

26. Muscio v. Italy, European Court of Human Rights, “Information Note on the Court’s case-law No. 102”, November 2007, http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=002-2419

27. “Adoption de la loi controversée de programmation militaire”, Le Monde, December 10, 2013, http://www.lemonde.fr/international/article/2013/12/10/adoption-definitive-de-la-controverse-loi-de-programmation-militaire_3528927_3210.html

28. Kim Willsher, “French officials can monitor internet users in real time under new law”, The Guardian, December 11, 2013, http://www.theguardian.com/world/2013/dec/11/french-officials-internet-users-real-time-law

 

Материал подготовлен на основе доклада, представленного на Девятой научной конференции Международного исследовательского консорциума информационной безопасности в рамках международного форума «Партнерство государства, бизнеса и гражданского общества при обеспечении международной информационной безопасности», 21-24 апреля 2014 года г.Гармиш-Партенкирхен, Германия.

Об авторе

Кир Гилс

Директор Центра исследований конфликтов, (Великобритания).

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели