Расширенный поиск

Обзор: Государственная политика Республики Кыргызстан в информационной сфере – Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел

Республика Кыргызстан: общая информация по стране

Кыргызстан — это небольшая внутриматериковая страна в Центральной Азии, граничащая с Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая, Узбекистаном, Казахстаном, и Таджикистаном. Кыргызстан провозгласил независимость в 1991 году. Население страны — немногим более 5,5 миллионов, 72,4 процентов из которых киргизы, 14,4 процентов узбеки и примерно 6,6 процентов русские.

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность
Кыргызстан: Основные ИКТ-индикаторы

Кыргызстан: Основные ИКТ-индикаторы

За пределами столицы, города Бишкек, состав населения остается высококлановым. Глубокие различия между преимущественно киргизским севером и узбекским югом являются постоянным источником трений. Ферганская долина, частично расположенная на юго-западе страны, также усложняет межэтнические и религиозные разногласия. Религиозно консервативная Ферганская долина более подвержена экстремизму, чем остальная часть страны. Несмотря на это, Кыргызстан недавно вышел из тени двух постсоветских авторитарных режимов и впервые стал парламентским демократическим государством.

Кыргызстан – полу-парламентская республика в Центральной Азии, расположенная на высокогорной территории площадью немногим меньшей 200 тысяч кв.км. более 90% территории страны расположено на уровне выше 1 500 метров над уровнем моря, что делает местный рельеф серьезным вызовом для предоставления качественных услуг по предоставлению доступа в интернет. По состоянию на январь 2016 года в Кыргызстане проживало 6 млн. человек, из которых 1 миллион – в столице, городе Бишкек. Население страны преимущественно городское и лишь 34% населения проживают в сельской местности. Этнические киргизы составляют 73% населения, а узбеки и русские – по 14,6% и 6% соответственно.

2010 год был для Кыргызстана судьбоносным. Он был отмечен этническими конфликтами, революцией и затяжным политическим кризисом. При президенте Курманбеке Бакиеве государство становилось все более авторитарным, несмотря на ухудшение экономических условий. На самом деле, две трети населения продолжают жить за чертой бедности.

В апреле 2010 года, на фоне растущих цен на газ и электричество, граждане устроили протесты в центре Бишкека. Крупномасштабные волнения в столице закончились свержением режима и победой протестующих. Президент был дискредитирован из-за неспособности справиться с нестабильной ситуацией, и вскоре лидеры оппозиции сместили Бакиева спустя пять лет после его прихода к власти.

В то время как Бишкек наполнялся протестующими, временное правительство во главе с исполняющей обязанности президента Розой Отунбаевой взяло на себя управление страной. Волнения быстро перекинулись из столицы на остальную территорию. Жесточайшие столкновения произошли в г. Ош 10 июня 2010 года, в ходе которых было убито примерно 450 человек, и в результате которых почти 400 тысяч этнических узбеков были вынуждены покинуть свои дома. Неспособность центральной власти прекратить беспорядки продемонстрировала ее слабость и острую потребность в постоянном правительстве.

Относительно гладкая передача власти президенту Алмазбеку Атамбаеву в 2011 году укрепила новую парламентскую систему. Президента поддерживает узбекское меньшинство, но глубокие этнические, региональные, клановые и классовые различия остаются. Коррупция повсеместна и экономика страдает. Нерешенные вопросы, оставшиеся после восстания 2010 года, включая более 172000 перемещенных жителей, усиливают обеспокоенность населения.

Не решены широкораспространенные социальные проблемы. Имеются систематические ошибки судебной системы и глубокие различия между северной и южной частями страны. Напряжение, кипящее почти на поверхности, привело к упреждающему усилению контроля над сетевыми ресурсами. Несмотря на то, что фильтрация контента была отменена во время волнений 2010 года, в соответствии с новым законодательством и предписаниями, контроль над интернетом концентрируется в руках власти.

Экономика Кыргызстана формируется преимущественно сектором услуг, который дает 54% от ВВП, промышленность – 26% и сельское хозяйство – оставшиеся 20%. В последние два года на экономику страны оказал влияние общий экономический спад в СНГ. В 2015 году ВВП страны составил 6,5 млрд долларов США, что примерно на миллиард меньше, чем в 2014 году. С 2014 года Кыргызстан считается страной с низким средним доходом населения, несмотря на то, что в 2015 году валовый национальный доход на душу населения ненамного превысил порог в 1 170 долларов США. Внешнеторговый оборот страны упал с уровня в почти 8 млрд долларов в 2013 году до 5,7 млрд долларов в 2015 году. Экономика страны зависит на притоке денежных переводов, составляющих до 30% ВВП и пересылаемых почти миллионом граждан, работающих за границами страны, в основном – в России.

Государственная политика Кыргызстана в информационной сфере: общий обзор текущего состояния дел

В последние годы в Кыргызстане сохранялась относительно благоприятная ситуация с интернет-свободами. В 2014 и 2015 годах он был включен в группу «частично свободных стран» Индекса свободы интернета (Freedom on the Net Index) организации Freedom House, и стране не хватало всего несколько пунктов для того, чтобы быть включенной в список «свободных» стран в соответствии с методологией Индекса. В сравнении со странами-соседями по Центрально-Азиатскому региону, Кыргызстан по-прежнему демонстрирует наличие открытого и конкурентного рынка провайдеров, низкий уровень фильтрации контента и высокую степень диверсификации онлайн-СМИ.

Тем не менее, на свободы в интернете продолжают оказывать влияние недостатки инфраструктуры, устаревшее или репрессивное законодательство и низкое качество работы регулирующих органов. Кибер-пространство испытывает серьезные проблемы из-за различных инициатив правительства, имеющих своей целью ужесточить контроль, централизовать управление инфраструктурой доступа в сеть и которые вскоре могут привести к серьезным изменениям ситуации. Темы для беспокойства включают: рост количества уголовных обвинений в связи с контентом, распространяемым как журналистами, так и рядовыми гражданами, определенные правовые инициативы, могущие значительно ограничить свободу слова онлайн, рыночную конкуренцию в телеком-бизнесе и понизить качество услуг в этой сфере экономики.

В тоже время свобода интернета в Кыргызстане до 2014 года характеризовалась нисходящим трендом. Интернет Кыргызстана должен рассматриваться на фоне политической нестабильности и этнической напряженности, которые сыграли значительную роль в формировании сегодняшней жизни страны, общества и политики. Напряжение в офлайн-пространстве ведет к ужесточению и усилению законодательства относительно интернета.

Свержение режима в 2010 году привело к сильному «закручиванию гаек» в отношении внутренних и международных интернет-ресурсов. По мере усиления напряженности власти руководствовались судебными решениями по закрытию оппозиционных и независимых новостных информагентств, конфискации компьютеров в редакциях и блокировке веб-ресурсов, публикующих оппозиционные новости. Во время волнений в апреле 2010 Кыргызстан была полностью отрезан от международного интернета; для получения информации люди были вынуждены полагаться на локальные ресурсы.

Кыргызстан имеет задокументированную историю фильтрации интернет-контента, предшествующую волнениям 2010 года. В результате тестирования «Open Net Initiative» в 2010 году были найдены доказательства использования фильтров, которые блокировали контент, считавшийся политически вредоносным для официальных лиц Кыргызстана.  Также есть убедительные доказательства использования фильтров восходящего потока от казахских провайдеров интернет-услуг. События 2010 года спровоцировали новую волну попыток правительства контролировать информационную среду и внедрить фильтрацию онлайн-ресурсов.

Свобода информации в интернете также страдает от экономических барьеров. Сложился двухуровневый интернет, в котором доступ к внутренним ресурсам в сетях фиксированных каналов дешевле и быстрее, чем доступ к иностранным ресурсам. Это содействует развитию национального сегмента интернета и способствует распространению интернета в целом, а также централизует контроль над интернетом в стране и приносит в жертву принцип сетевого нейтралитета.

Необходимо отметить, что в Кыргызстане относительно открыты возможности для защиты интернет-свобод легальными средствами. В общем, существующее законодательство о доступе к информации активно применяется, за исключением некоторых случаев. Есть хорошо отработанные возможности подачи в суд от имени общественности силами организаций гражданского общества или СМИ. Некоторые из исков дошли до верхних этажей национальной судебной системы и вышли на международный уровень, получив решения судов, в которых требуется, чтобы Кыргызское правительство внесло корректировки в свои действия. Даже несмотря на то, что судебная система в стране не прецедентная, решения судов широко публикуются и могут играть образовательную роль, а также сдерживать дальнейшее ущемление интернет-свобод в стране.

Кроме прочего, активисты гражданского общества создали набор мер реагирования на различные политические и законодательные инициативы, ограничивающие интернет-свободы: инициирование дискуссий в СМИ, привлечение внимания журналистов и привлечение к обсуждению лиц, ответственных за принятие решений в политике и законодательстве. В результате, многие регрессивные инициативы были отложены или забыты для того, чтобы успокоить общественное мнение.

В то же время, судебная система Кыргызской Республики не видится действительно и полностью независимой. На нее оказывают значительное влияние политические элиты, представляющие исполнительную и законодательную власти. Это ограничивает возможности для успеха всех исков в национальном масштабе в вопросах отмены решений правительства, отрицательно влияющих на интернет-свободы. А принимая во внимание длительность и высокую стоимость судебных процедур, организации гражданского общества ограничены в своих возможностях применять этот инструмент. Их уровень подготовки также зависит от наличия в их составе нескольких подготовленных профессионалов.

Недавние судебные иски в области свободы интернета могут быть в целом разделены на две общие группы. Первая представляет собой иски со стороны организаций гражданского общества и коммерческих организаций, стремящихся отменить решения Правительства, которые отрицательно влияют на положение дел в интернете. Вторая включает иски, когда государственные правоохранительные органы ищут правосудия в отношении лиц или организаций, подозреваемых в нарушениях в кибер-пространстве или предположительно создающих угрозу для интернет-свобод.

В недавнее время заметным было дело из первой группы «Токтакунов и Winline против Правительства Кыргызской Республики». В апреле 2015 года Конституционный суд провел слушание иска правозащитника Нурбека Токтакунова и компании LLC Winline по вопросу Декрета Правительства, изданного в 2014 году и требовавшего от провайдеров установки ПО системы СОРМ. По мнению истцов это нарушало конституционные права граждан на приватность и конфиденциальность и в соответствии со ст 29 Конституции такие вопросы должны решаться законами, а не подзаконными актами. Конституционный суд постановил, что использование СОРМ соответствовало нормам Конституции и что решение суда должно быть вынесено в поддержку ограничения прав граждан в рамках ст. 29 Конституции.

Другой случай связан с майским 2014 г. законом о внесении изменений в Уголовный кодекс, которыми вводилась концепция «заведомо ложных сообщений о совершении преступления», что наказывалось штрафом и тюремным сроком до трех лет. Ассоциация НГО и общественное объединение под руководством Токтайим Уметалиевой подали иск в Конституционный суд с требованием отменить внесенную поправку. В январе 2015 года Конституционный суд постановил, что правка являлась конституционной.

Случай Уметалиевой имеет последствия для свободы слова в онлайн-пространстве, что вскоре подтвердилось исками из второй группы. В октябре 2014 года был подан иск в отношении Дайира Орунбекова, гдавного редактора онлайн-агентства Maalymat.kg, на основании ранее упоминавшейся правки в Уголовный кодекс, после того, как Орунбеков опубликовал статью с критикой президента Алмазбека Атамбаева. Суд не принял дело к рассмотрению, однако спустя некоторое время в отношении Орунбекова был подан еще один иск с обвинениями в диффамации, и в июне 2015 года суд приговорил его к ввыплате 2 млн. сом моральной компенсации (примерно 28 500 долларов США).

Что касается второй группы судебных исков, то надо сказать, что обычно правоохранительные органы Кыргызстана реагировали на негативный контент блокируя ресурс при помощи судебного решения. К концу 2015 года было 15 случаев, когда отдельные сайты или группы сайтов были закблокированы в Кыргызстане за экстремистский контент или рекламу проституции.

В нынешнем году, однако, произошел неприятный инцидент, когда был подан иск против гражданина, просто поставившего «лайк» контент в социальной сети.  Конце 2015 года Фивгддщр Тгкьфещм, житель Ошской области был арестован после того, как поставил «лайк» посту в соцсети «Одноклассники» с поддержкой религиозному лидеру Рашоду Камалову, который был заключен в тюрьму по обвинениям в экстремизме. В июле районный суд признал Нурматова виновным в распространении экстремистского контента онлайн. В качестве доказательства использовалась его учетная запись в сети «Одноклассники». Обвиняемый был приговорен к году заключения условно.

Повестка дня защитников интернет-свобод в Кыргызстане включает в себя интересы всех заинтересованных сторон и несколько ключевых уровней.

На уровне политических и регулирующих институтов, обеспечение полной независимости регулятора – Государственного агентства коммуникаций – является важным условием обеспечения предсказуемых, справедливых и открытых норм для телеком-индустрии. Агентство должно быть отделено от Комитета по информационным технологиям и коммуникациям. Возобновление работы Совета по ИКТ при Правительстве Кыргызской Республики окажет положительное влияние на бизнес и оживит еще одну платформу для постоянного диалога между госорганами, бизнесом и гражданским обществом по вопросам интернет свобод. Есть также необходимость создать специальный государственный орган, ответственный за защиту персональных данных. В настоящее время законодательство о защите персональных данных включает положения о таком органе, но его в структуре правительства пока нет.

Экстремизм как предлог для цензуры в интернете

Использование экстремизма в качестве предлога для цензуры в интернете часто встречается в СНГ. Кыргызстан не является исключением. Часть страны расположена в очень консервативной и исторически неспокойной Ферганской долине, которая в советское время была родиной нелегальных медресе и местом рождения террористической группы радикального Исламского движения Узбекистана. Межэтническая напряженность в Кыргызстане вместе с недавними беспорядками, радикальными религиозными группами и слабой экономикой создают предпосылки для жестокости и экстремизма. Примером может выступать арест трех человек в 2013 году (двое из них киргизской национальности), которые только вернулись после боев с государственными военными силами Сирии и планировали террористические атаки в Бишкеке и Оше.

Кажущееся усиление террористических и экстремистских угроз убедило власти усилить законодательство относительно онлайн-контента. В мае 2011 года суд постановил запретить распространение книг «Философия жестокости: час шакала», «Философия жестокости: геноцид продолжается…» и все их видео-приложения, демонстрирующие этническое насилие 2010 года в Оше. Суд постановил, что материалы разжигали межнациональную рознь и были предвзяты в описании событий. После того, как было обнаружено, чтоYandex.ru, Mail.ru и YouTube разместили контент, относящийся к этим запрещенным материалам, в частности видео-приложение, Генеральная прокуратура пригрозила им блокировкой.

В попытке предупредить полнуюблокировку сайтов, некоммерческая организация «Гражданская инициатива интернет-политики» (ГИИП) послала официальный запрос провайдерам на удаление нелегального контента. Только Yandex.ru удовлетворил это требование. В итоге блокировка так и не была введена, но создался неприятный прецедент. Выпуск в 2012 году провокационного видео «Невинность мусульман» почти привел к блокировке YouTube. И опять угрозы прокуратуры  заблокировать интернет-ресурсы так и не материализовались.

В июне 2011 года Жогорку Кенеш (парламент Кыргызстана) утвердил резолюцию по блокировке среднеазиатского новостного портала Fergana News (fergananews.com), предположительно за разжигание межнациональной розни. Только «KyrgyzTelecom», провайдер, по большей части принадлежащий государству, выполнил эти требования. Остальные частные интернет-провайдеры  посчитали резолюцию противозаконной и проигнорировали ее. По действующему киргизскому законодательству, сайты могут быть заблокированы только по решению суда.

Второй раз в феврале 2012 года от имени премьер-министра ГАС приказало всем интернет-провайдерам заблокировать fergananews.com. Ассоциация интернет-провайдеров выразила обеспокоенность в открытом письме. Они посчитали распоряжение о блокировке незаконным без решения суда, но большая часть из них была вынуждена согласиться под угрозой отзыва лицензии. В ноябре 2012 года представитель портала Ferghana News подал в суд на ГАС за незаконную блокировку сайта.  ГАС ответило, что письмо являлось рекомендацией, а не приказом. В марте 2013 года суд низшей инстанции прекратил дело, посчитав, что истек срок давности, так как портал Ferghana News начал судиться с правительством только спустя 9 месяцев. Несмотря на то, что доступ к сайту возобновился в начале апреля 2013, по-прежнему остается неясность относительно юридического статуса ресурса. Также есть неопределенность касательно права парламента давать внесудебные распоряжения о блокировке и юридической ответственности интернет-провайдеров.

Читать далее: Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели