Расширенный поиск

Обзор: Государственная политика Республики Кыргызстан в информационной сфере – Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм

Деятельность по обеспечению интернет-свобод в Кыргызстане

Деятельность активистов по борьбе за интернет-свободы в Кыргызстане может быть разделена на две основные категории. Технические аспекты интернет-свобод, в том числе правовые и регуляторные рамки по использованию и развитию технической инфраструктуры, такие как лицензирование, являются важной сферой деятельности. Специализирующиеся на ней группы интересов, в том числе ассоциации компаний ИКТ отрасли, Гражданская инициатива по управлению интернетом и, с недавнего времени, местное отделение Интернет общества активно работают для развития технического уровня. Все ведущие компании в телеком-секторе также активно вносят свой вклад в эту работу. Недавние общественные кампании включали в себя попытки противостоять монополизации трансграничных шлюзов компанией КыргызТелеком и уточнить правовые основы и технические процедуры работы системы СОРМ.

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность

Правовые аспекты интернет-свобод, связанные с защитой прав человека и свобод в кибер-пространстве являются второй важной сферой. Правозащитные группы, совместно со СМИ, традиционно лидируют в мониторинге нарушений и правовых инициатив, которые ограничивают гражданские и политические права в кибер-пространстве. Такие организации, как Precedent, Bir Duino, Правовая клиника Adilet, Ассоциация НГО являются наиболее активными игроками в этой области. Медийные борцы за интернет свободы включают Институт Медиаполитики, Центр информационного права и Общественное объединение журналистов. Все эти организации активно используют сети международной правозащиты и гражданские объединения, мобилизуя техническую помощь, внимание СМИ и региональную солидарность для достижения своих целей.

Оба компонента опираются на печатные, электронные и онлайн-СМИ в вопросе распространения своей идеи и создания общественной поддержки и признания. В случае, если нет прямого контакта с людьми, принимающими политические решения, или такой контакт ограничен, медиаплатформы часто создают площадку для непрямого диалога и обмена мыслями. Специализированные события, такие как Первый азиатский форум по управлению интернетом, который прошел в июне 2016 г. в Бишкеке, также стал важной платформой для информированных многосторонних дебатов и обсуждений с политиками.

Проникновение интернета в 2014 году выросло более чем на 400 процентов с 2009 года, однако использование социальных медиа и культура ведения блогов развивается несколько медленнее. Во время волнений 2010 года привычные СМИ подвергались жесткой цензуре и имели четкий проправительственный уклон. Специальные онлайн-платформы упростили гражданскую журналистику и помогли бросить вызов официальному правительственному дискурсу. Источники в Кыргызстане отмечают, что Facebook чаще используется для политических целей, чем другие платформы, несмотря на то, что его проникновение среди населения, в общем, все равно низкое.

У большинства киргизов в 2014 году небыло аккаунтов в социальных сетях. Многие отчеты подчеркивают роль Twitter в революции 2010 года, но база пользователей платформы в Кыргызстане очень мала. Аналогично, участие Facebook было незначительным, с количеством пользователей не превышающим 110 тысяч. Русскоязычные социальные сети, изначально завоевавшие огромную популярность, постепенно уступили локальным киргизским платформам. Наиболее популярными хостингами являются Namba.kg, Kloop.kg, diesel.elcat.kg, и taboo.kg. Блогеры в общей массе аполитичны, в основном предпочитают писать о развлечениях и личных историях. Несмотря на то, что социальные медиа присутствовали во время волнений 2010 года, их популярность у состоятельных, проживающих в городе молодых людей ограничила их влияние.

В ходе подготовки к революции 2010 года фотографии митингов загружались в YouTube, демонстрируя, что протесты распространились за пределы столицы. В ходе волнений социальные медиа наводнились фотографиями убитых, слухами об отравленной питьевой воде в столице и неподтвержденными отчетами нападений милиции на граждан, которые подпитывали слухи и распространения фальшивой информации по стране. Неудивительно, что традиционные СМИ подхватили эстафету и ретранслировали эти слухи.

Критика политических действий проявляется в сети, а также в офлайн-среде. Владимир Фарафонов, киргизский блогер русского происхождения, был автором нескольких новостных сайтов, включая News-Asia.ru, Centrasia.ru и Parus.kg. Его статьи были критичны по отношению к киргизским политикам и поднимали спорные вопросы меньшинств, такие как вызовы, с которыми русскоязычные граждане сталкиваются в Кыргызстане. В феврале 2012 года его судили по статье «разжигание межнациональной розни». Перед лицом возможного восьмилетнего заключения, Фарафонов попросил убежища в России на основании политического преследования. Опасаясь за свою безопасность, он несколько раз пропускал дату суда. Суд прошел в отсутствие обвиняемого. Фарафонов был приговорен к штрафу в размере 50000 киргизских сомов или примерно 1000 долларов, чуть больше, чем средний житель Кыргызстана зарабатывает за четыре месяца.

В общем, Правительство Кыргызстана, в особенности на уровне линейных министерств и агентств в общем открыто и конструктивно реагирует на деятельность гражданского общества, бизнеса и других заинтересованных сторон. Парламент остается организацией с достаточными возможностями для общественных консультаций и диалога, а законодательные и репрезентативные функции депутатов реализуются с многочисленными возможностями для участия граждан. В последние годы несколько проблемных проектов законов были приостановлены или отклонены после критических замечаний от заинтересованных организаций и лиц, как, например, закон об «иностранных агентах», списанный с подобного закона в России и преследовавший цель более плотного контроля над организациями гражданского общества.

Читать далее: Часть 6: Информационная безопасность и защита информации

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели