Расширенный поиск

Регулятивная политика в области ИКТ

Рынок услуг связи Кыргызстана сравнительно либерален для этого региона. Это единственная страна среди соседей с независимым регулирующим органом. Интернет-провайдеров не обязывают работать через государственного провайдера, и каждый оператор свободен покупать внешние каналы и осуществлять взаимоподключения.

Нормативно-правовая база устарела и не соответствует требованиям поддержки развития ИКТ. Основной регулирующий документ не претерпел значительных изменений. Национальная стратегия «Информационно-коммуникационные технологии для развития Кыргызской Республики» вступила в силу в 2003 году и по-прежнему номинально действует как основа регулирования телекоммуникационного сектора. Многие пункты не внедрены или реализованы только частично, такие как электронное правительство, прозрачные процедуры лицензирования и сертификации и развитие ИКТ в сельских районах. Последняя концепция по информационной безопасности, принятая в 2005 году, была отозвана в 2008. Существующий закон, включенный в концепцию национальной безопасности 2009 года, неоднозначен и фрагментарен.

Государственное агентство связи Кыргызской Республики – это государственный исполнительный орган, который осуществляет регулирующие функции в сфере электро- и почтовой связи, включая распределение радиочастот. До последнего референдума в 2012 году, который вернул власть парламенту, главу ГАС назначал президент. Законодательные изменения перенесли ответственность за назначение на премьер-министра. Директор и два его заместителя управляют командой из почти 140 человек.

Первичные задачи ГАС — развивать конкурентную ИКТ-среду, осуществлять эффективное использование спектра радиочастот, способствовать развитию сетевой инфраструктуры и защищать законные интересы потребителей в сфере коммуникационных услуг. ГАС выполняет свои функции совместно с Министерством транспорта и связи и Государственным комитетом Кыргызской Республики по присвоению радиочастот. ГАС и Министерство транспорта и связи призваны регулировать деятельность интернет-провайдеров в интересах национальной безопасности.

Процедура закрепления прав на частоты остается сложной. Существует около 40 служб в научном сообществе и военной сфере, которые резервируют права на определенные частоты в интересах национальной безопасности. В результате, государственные службы безопасности и Министерство обороны часто влияют на окончательное решение о лицензировании. ГАС критиковали за ограничение использования некоторых частот и неэффективное управление ими. Запрещено использование Wi-Fi вне помещений, что не допускает альтернативных методов доступа, таких как многосвязные беспроводные сети. Признавая этот потерянный потенциал, и в ответ на потребности гражданского общества, в 2012 году ГАС выпустило приказ компаниям, владеющим частотой 2,4 Гц, освободить ее для использования.  Выполнение этого приказа в настоящий момент осуществляется.

Отдельных законов, контролирующих интернет, нет, но есть новый законопроект, аналогичный российскому закону «О защите детей от информации, вредной для их здоровья и развития». Подробности контроля над интернетом не раскрываются. Но если законопроект пройдет, сайты можно будет блокировать без распоряжения суда. В стремлении получить больше контроля над онлайн-контентом, Генпрокуратура в июне 2011 и эксперты правительственной администрации в январе 2012 предложили поправки к закону о СМИ. Поправки касались информационных агентств в интернете, относящихся к СМИ, и делали их более подверженными давлению со стороны правительства.

Есть положения в уголовном кодексе (статья 299 и 299-1), которые предотвращают распространение материалов, разжигающих межнациональную, религиозную или межрегиональную рознь. Кыргызстан, первым из бывших советских среднеазиатских республик, декриминализировал клевету. Оскорбление государственного чиновника остается уголовным преступлением. Обвинения в распространении порочащих сведений часто использовались, чтобы заставить замолчать критиков в традиционных СМИ, но нет свидетельств использования клеветы для нападок на блогеров или интернет-активистов.

В ноябре 2011, глава 10го Главного департамента Министерства внутренних дел заявил, что подразделение по противоборству киберугрозам обнаружило 12 сайтов с террористическим и экстремистским содержанием, которые позже были заблокированы в соответствии с решением суда. Полный список этих сайтов не публиковался.

Последние поправки к закону «О противодействии экстремизму», принятые в декабре 2012 года, впервые включали в себя онлайн-компонент. Они обеспечивали юридические основания для блокирования сайтов с контентом, который судья посчитает экстремистским или террористическим. В феврале 2013 эти поправки прошли во втором чтении.

Экстремизм как предлог для цензуры в интернете

Использование экстремизма в качестве предлога для цензуры в интернете часто встречается в СНГ. Кыргызстан не является исключением. Часть страны расположена в очень консервативной и исторически неспокойной Ферганской долине, которая в советское время была родиной нелегальных медресе и местом рождения террористической группы радикального Исламского движения Узбекистана. Межэтническая напряженность в Кыргызстане вместе с недавними беспорядками, радикальными религиозными группами и слабой экономикой создают предпосылки для жестокости и экстремизма. Примером может выступать арест трех человек в 2013 году (двое из них киргизской национальности), которые только вернулись после боев с государственными военными силами Сирии и планировали террористические атаки в Бишкеке и Оше.

Кажущееся усиление террористических и экстремистских угроз убедило власти усилить законодательство относительно онлайн-контента. В мае 2011 года суд постановил запретить распространение книг «Философия жестокости: час шакала», «Философия жестокости: геноцид продолжается…» и все их видео-приложения, демонстрирующие этническое насилие 2010 года в Оше. Суд постановил, что материалы разжигали межнациональную рознь и были предвзяты в описании событий. После того, как было обнаружено, чтоYandex.ru, Mail.ru и YouTube разместили контент, относящийся к этим запрещенным материалам, в частности видео-приложение, Генеральная прокуратура пригрозила им блокировкой.

В попытке предупредить полнуюблокировку сайтов, некоммерческая организация «Гражданская инициатива интернет-политики» (ГИИП) послала официальный запрос провайдерам на удаление нелегального контента. Только Yandex.ru удовлетворил это требование. В итоге блокировка так и не была введена, но создался неприятный прецедент. Выпуск в 2012 году провокационного видео «Невинность мусульман» почти привел к блокировке YouTube. И опять угрозы прокуратуры  заблокировать интернет-ресурсы так и не материализовались.

В июне 2011 года Жогорку Кенеш (парламент Кыргызстана) утвердил резолюцию по блокировке среднеазиатского новостного портала Fergana News (fergananews.com), предположительно за разжигание межнациональной розни. Только «KyrgyzTelecom», провайдер, по большей части принадлежащий государству, выполнил эти требования. Остальные частные интернет-провайдеры  посчитали резолюцию противозаконной и проигнорировали ее. По действующему киргизскому законодательству, сайты могут быть заблокированы только по решению суда.

Второй раз в феврале 2012 года от имени премьер-министра ГАС приказало всем интернет-провайдерам заблокировать fergananews.com. Ассоциация интернет-провайдеров выразила обеспокоенность в открытом письме. Они посчитали распоряжение о блокировке незаконным без решения суда, но большая часть из них была вынуждена согласиться под угрозой отзыва лицензии. В ноябре 2012 года представитель портала Ferghana News подал в суд на ГАС за незаконную блокировку сайта.  ГАС ответило, что письмо являлось рекомендацией, а не приказом. В марте 2013 года суд низшей инстанции прекратил дело, посчитав, что истек срок давности, так как портал Ferghana News начал судиться с правительством только спустя 9 месяцев. Несмотря на то, что доступ к сайту возобновился в начале апреля 2013, по-прежнему остается неясность относительно юридического статуса ресурса. Также есть неопределенность касательно права парламента давать внесудебные распоряжения о блокировке и юридической ответственности интернет-провайдеров.

Читать далее: Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели