Расширенный поиск

Обзор: Государственная политика Республики Кыргызстан в информационной сфере –  Часть 2: Регулятивная политика в сфере ИКТ

Рынок услуг связи Кыргызстана сравнительно либерален для этого региона. Это единственная страна среди соседей с независимым регулирующим органом. Интернет-провайдеров не обязывают работать через государственного провайдера, и каждый оператор свободен покупать внешние каналы и осуществлять взаимоподключения.

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность

Основное законодательство, регулирующее интернет в Кыргызстане включает Закон об информатизации и электронном управлении 1999 года, который определяет основу информационной инфраструктуры, а также законные, экономические и институциональные полномочия в этой сфере. Более подробно все это описывается в Законе об электронных и почтовых коммуникациях, принятом в 1998 году и содержащем правовые основы для создания и функционирования коммуникационных сетей, услуг и их провайдеров. Недавние подзаконные акты включают постановления о лицензировании правила предоставления мобильных телекоммуникационных услуг и обязательной сертификации коммуникационного оборудования. Есть также и закон о лицензировании использования радиочастот. Различные другие законы являются основой для работы СМИ, электронных СМИ, доступа к информации и зашиты персональных данных.

В отношении стратегических документов, надо упомянуть Национальную стратегию устойчивого развития Кыргызской Республики на 2013-2017 годы (НСУР) как основной документ планирования, являющийся основой для большинства планов реформ Правительства страны. НСУР ставит цель, чтобы каждый населенный пункт Кыргызстана имел «полномасштабный доступ в интернет» к 2017 году. Цели в области повышения качества правовых норм информационной безопасности закреплены в Концепции национальной безопасности, принятой в июне 2012 года.

В ноябре 2014 года Правительство приняло программу на 2014-2017 годы по введению электронного правительства в государственных органах и органах местного самоуправления. В документе содержатся несколько приоритетов, в т.ч. повышение качества правовых норм, технической инфраструктуры и качества предоставления общественно значимых услуг. Там также содержится индикатор – к 2017 году на 100% принять и развернуть онлайн-платформы на базе государственных органов для привлечения граждан к процессу принятия общественно-значимых решений.

В целом правовые норм все же остаются устаревшими и не в полной мере соответствуют последнему уровню современных технологий, например, в области облачных счислений, мобильных приложений, а также растущей сложности кибер-преступлений. Так, текущая версия Уголовного кодекса не содержит четких норм по наказанию кибер-преступников, что создает трудности в их судебном преследовании.

Нормативно-правовая база устарела и не соответствует требованиям поддержки развития ИКТ. Основной регулирующий документ не претерпел значительных изменений. Национальная стратегия «Информационно-коммуникационные технологии для развития Кыргызской Республики» вступила в силу в 2003 году и по-прежнему номинально действует как основа регулирования телекоммуникационного сектора. Многие пункты не внедрены или реализованы только частично, такие как электронное правительство, прозрачные процедуры лицензирования и сертификации и развитие ИКТ в сельских районах. Последняя концепция по информационной безопасности, принятая в 2005 году, была отозвана в 2008. Существующий закон, включенный в концепцию национальной безопасности 2009 года, неоднозначен и фрагментарен.

Отдельных законов, контролирующих интернет, нет, но есть новый законопроект, аналогичный российскому закону «О защите детей от информации, вредной для их здоровья и развития». Подробности контроля над интернетом не раскрываются. Но если законопроект пройдет, сайты можно будет блокировать без распоряжения суда. В стремлении получить больше контроля над онлайн-контентом, Генпрокуратура в июне 2011 и эксперты правительственной администрации в январе 2012 предложили поправки к закону о СМИ. Поправки касались информационных агентств в интернете, относящихся к СМИ, и делали их более подверженными давлению со стороны правительства.

Есть положения в уголовном кодексе (статья 299 и 299-1), которые предотвращают распространение материалов, разжигающих межнациональную, религиозную или межрегиональную рознь. Кыргызстан, первым из бывших советских среднеазиатских республик, декриминализировал клевету. Оскорбление государственного чиновника остается уголовным преступлением. Обвинения в распространении порочащих сведений часто использовались, чтобы заставить замолчать критиков в традиционных СМИ, но нет свидетельств использования клеветы для нападок на блогеров или интернет-активистов.

В ноябре 2011, глава 10го Главного департамента Министерства внутренних дел заявил, что подразделение по противоборству киберугрозам обнаружило 12 сайтов с террористическим и экстремистским содержанием, которые позже были заблокированы в соответствии с решением суда. Полный список этих сайтов не публиковался.

Последние поправки к закону «О противодействии экстремизму», принятые в декабре 2012 года, впервые включали в себя онлайн-компонент. Они обеспечивали юридические основания для блокирования сайтов с контентом, который судья посчитает экстремистским или террористическим. В феврале 2013 эти поправки прошли во втором чтении.

Власти Кыргызстана постоянно вносят изменения в законодательство, зачастую заимствуя идеи из стран с репрессивной политической культурой и вызывая негативное воздействие на уровень свобод в интернете.

В мае 2016 года несколько депутатов Парламента инициировали проект закона по внесению правок в Закон о СМИ. Правки предусматривают порог в 20% максимальной иностранной собственности на средства массовой информации в Кыргызстане и вводят понятие «сетевые публикации» в список СМИ в законе. Проект прошел в первом чтении в июне 2016 года и второе чтение ожидается до конца года. В Кыргызстане есть длительная история законодательных инициатив, преследующих цель включить сетевые СМИ в список обычных СМИ, однако такие изменения никогда так и не были приняты.

В июле 2016 года закон об изменениях в законы был подписан Президентом Кыргызской Республики, что ввело в действие регуляторные изменения, позволяющие ускоренную блокировку веб-сайтов, содержащих экстремистский контент. В соответствии с правками, сайт блокируется сразу после того, как суд принимает дело от прокуратуры, до вынесения приговора. По нынешним правилам, на принятие решений по такому делу отводится до пяти дней и дело может слушаться в отсутствие обвиняемого.

Еще один закон об изменениях правовых норм, принятый в августе 2016 года, внес изменения в семь законов, вводя более строгие наказания за террористическую и экстремистскую деятельность. Сейчас появилась возможность выдвигать обвинения за поддержку таких действий, в том числе в интернете, а также посредством «непреднамеренного использования символов и террористов или экстремистских организаций». Положения Уголовного кодекса о возбуждении национальной, расовой, религиозной или межрегиональной ненависти сейчас криминализируют подобную деятельность и в интернете.

Все эти правки, ассоциируемые с борьбой с экстремизмом, остаются весьма проблематичными, т.к. действующее кыргызское законодательствопо борьбе с экстремизмом все еще не содержит четкого определения того, что же на самом деле является экстремизмом, оставляя большой набор возможностей для различных интерпретаций и слишком широкого толкования, одновременно с ограничением свободы слова.

Более детальная информация о регулятивной политике в сфере ИКТ и особенностях национального законодательства содержится в специализированных обзорах законодательства Республики Кыргызстан:

Управляющие/регулирующие органы Кыргызстана в сфере ИКТ:

В текущей структуре Правительства Кыргызской Республики Государственный комитет информационных технологий и связи является основным органом, ответственным за регулирование, разработку и реализацию политики, и другой надзор в области использования интернета.

Сам по себе Комитет является новым органом, созданным в июле 2016 года и включившим в себя Государственное агентство по коммуникациям и Центр электронного управления при Правительстве Кыргызской Республики, а также некоторые коммуникационные полномочия Министерства транспорта. В рамках этой структуры Государственное агентство по коммуникациям остается регулирующим органом, осуществляющим регуляторные функции в области электронных и почтовых коммуникаций, в том числе в области использования спектра радиочастот и номерного массива. В целом Комитет информационных технологий и связи несет ответственность за разработку и реализацию политики. Он реализует общую государственную политику и осуществляет межсекторную координацию в областях информатизации, электронного управления и электронного правительства, электронных услуг, электронных и почтовых связей, включая радио и телевизионное вещание.

До последнего референдума в 2012 году, который вернул власть парламенту, главу ГАС назначал президент. Законодательные изменения перенесли ответственность за назначение на премьер-министра. Директор и два его заместителя управляют командой из почти 140 человек.

Первичные задачи ГАС — развивать конкурентную ИКТ-среду, осуществлять эффективное использование спектра радиочастот, способствовать развитию сетевой инфраструктуры и защищать законные интересы потребителей в сфере коммуникационных услуг. ГАС выполняет свои функции совместно с Министерством транспорта и связи и Государственным комитетом Кыргызской Республики по присвоению радиочастот. ГАС и Министерство транспорта и связи призваны регулировать деятельность интернет-провайдеров в интересах национальной безопасности.

Процедура закрепления прав на частоты остается сложной. Существует около 40 служб в научном сообществе и военной сфере, которые резервируют права на определенные частоты в интересах национальной безопасности. В результате, государственные службы безопасности и Министерство обороны часто влияют на окончательное решение о лицензировании. ГАС критиковали за ограничение использования некоторых частот и неэффективное управление ими. Запрещено использование Wi-Fi вне помещений, что не допускает альтернативных методов доступа, таких как многосвязные беспроводные сети. Признавая этот потерянный потенциал, и в ответ на потребности гражданского общества, в 2012 году ГАС выпустило приказ компаниям, владеющим частотой 2,4 Гц, освободить ее для использования.  Выполнение этого приказа в настоящий момент осуществляется.

Решение включить Агентство по коммуникациям в новый Комитет было вызвано намерением консолидировать разрозненные элементы повестки реформы электронного управления. Однако новая структура эффективно стала заниматься одновременно политическими и регуляторными функциями, что фактически лишило старое Агентство его роли регулятора. В результате этого Кыргызстан фактически нарушает требование ВТО, в котором указывается, что регулирующий орган должен быть независим от любого влияния государственных органов.

Государственный комитет радиочастот является отдельным органом, координирующим деятельность министерств и агентств в сфере использования спектра радиочастот. Комитет также может приостановить или запретить разработку или производство радиоэлектронного или электронного оборудования и других технических средств, которые не соответствуют нормам радиовещания, радиоприема или создают неуместные радиопомехи.

Созданный в рамках июньского 2013 г. Декрета Правительства, Совет по ИКТ, является консультативным и совещательным органом при Правительстве. Совет играет важную роль в определении политических приоритетов и транслирует голос игроков рынка высшим правительственным чиновникам. Однако в последнее время Совет был не особенно активен и за последний год его встречи не проводились.

Читать далее: Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели