Расширенный поиск

Новая эра информатизации, в которую первого января казахстанцы вступили вместе с одноименным законом, предлагает не только отмену «мобильного рабства» и прогрессивную систему электронного правительства, но и неоднозначное понятие «сетевое издание», а разрабатывавшиеся параллельно поправки в закон о связи, возможно, установят новые правила игры для операторов связи.

Закон об информатизации создавался для развития интернет-среды Казахстана и более качественного функционирования электронного правительства. По словам Жанат Жахметовой, руководителя управления формирования государственной политики в сфере информатизации Комитета связи, информатизации и информации Министерства инвестиций и развития РК (КСИИ МИР), новый документ отличается от ранее действовавших норм по нескольким направлениям.

Первое – это внедрение сервисной модели информатизации. Если недавно госорганы сами создавали свои системы автоматизации, занимаясь непрофильной деятельностью, то теперь у них появилась возможность арендовать готовый продукт, что значительно снижает нагрузку на бюджет.

Второй плюс – создание ИКТ-архитектуры государственных органов. По словам Жахметовой, государство намерено взаимоувязать задачи, функции, технологии и решения, которые используются в госоргане, и разработать детальный план. «Когда нам видна работа каждого госоргана, можно исключить дублирование системы, либо использовать одну и ту же систему в нескольких организациях», – говорит она.

Закон также нацелен на развитие открытых данных, предоставление большого массива информации, накопленного в недрах госорганах, во всеобщее пользование. Это должно способствовать прозрачности и подотчетности государства. Данные о его работе станут доступны в машиночитаемом виде, что позволит их анализировать и разрабатывать на их основе различные приложения.

По мнению Руслана Абдыкаликова, руководителя управления контроля в области связи и информатизации КСИИ МИР, отмена мобильного рабства, широко обсуждаемая в Казахстане, стимулирует конкуренцию среди мобильных операторов. «Мы изучили опыт других стран в этом вопросе, – говорит Абдыкаликов. – Перемещение абонентов обычно составляет 5-7%. Это немного, но операторы начинают сражаться за них, соответственно, снижаются расценки на услуги и повышается качество связи».

Что касается введения в законодательство понятия «сетевое издание», то его оценка не так однозначна. Новые поправки внесли изменения в закон «О СМИ», где сетевое издание определено как «интернет-ресурс, прошедший процедуру постановки на учет в уполномоченном органе, информационно-коммуникационная инфраструктура которого размещена на территории Республики Казахстан». Эта формулировка тревожит многих казахстанских юристов.

Генеральный директор ТОО «Компания ЮрИнфо» Игорь Лоскутов не понимает, что имеют в виду разработчики закона. «В действующем законодательстве расшифровки «информационной инфраструктуры» попросту нет. Что это – сервер, редакция? Каким образом можно установить, что она находится на территории страны? Возможно, речь идет о доменном имени. Но всем известно, что доменные имена не передаются в собственность, ими можно владеть лишь временно. Что если право вовремя не продлено или сетевое издание переехало на другой домен? Эта часть закона состоит исключительно из загадок», – говорит он.

Другой острый вопрос – нужно ли регистрировать сетевые издания? По словам Бекзата Рахимова, руководителя управления контроля СМИ в КСИИ МИР, постановка на учет сайта в качестве «сетевого издания» является добровольной. «Данная поправка внесена в закон «О СМИ» с тем, чтобы создать правовую основу для интернет-ресурсов, позиционирующих себя как национальные СМИ», – говорит он. Таким образом, они могут воспользоваться правами классических СМИ: аккредитация журналистов, участие в официальных мероприятиях и др. При этом сетевые издания принимают на себя и все обязательства СМИ, в том числе, по организации работы с пользовательским контентом и размещению на территории Казахстана своей информационно-коммуникационной инфраструктуры. «Благодаря этому, у них сохраняется возможность судебной защиты в вопросах приостановления или прекращения деятельности, как и у классических СМИ. Других критериев отнесения к сетевым изданиям нет», – поясняет чиновник.

При этом, с 2009 года все казахстанские интернет-ресурсы считаются СМИ. Теперь сайты, зарегистрированные в качестве сетевых изданий, станут «дважды СМИ» – но зачем?

Относительную ясность в этот вопрос внес Руслан Абдыкаликов. По его словам, такая градация позволит навести порядок в определении уровня ответственности и степени наказания журналистов. «Если сайт публикует незаконный контент, мы начинаем с предупреждений. Информация удалена – все в порядке. Если же реакции нет, мы обращаемся в суд, но в том случае, когда это сетевое издание. Если это просто сайт, мы можем вынести предписание и ограничить доступ к нему. Нормативная база по этим позициям сейчас разрабатывается», – объясняет представитель регулятора.

Возвращаясь к вопросу о добровольности, необходимо отметить, что действующий Кодекс об административных правонарушениях Казахстана предусматривает ответственность за «распространение продукции сетевого издания без постановки на учет» в виде штрафа от 20 до 300 МРП (ст. 451). По мнению наблюдателей, в этом случае совершенно неясно, насколько на самом деле добровольна регистрация, если за ее отсутствие журналистам, возможно, придется поплатиться.

Еще один нюанс – как быть физическим лицам, являющимся владельцами сайтов? По словам Рахимова, если владелец сайта профессионально не специализируется на распространении массовой информации, как единственном виде деятельности, такому ресурсу нет необходимости в постановке на учет в качестве сетевого издания. Однако дать исчерпывающее толкование «профессиональной специализации» регулятор пока не готов.

На вопрос, будут ли отнесены к сетевым изданиям сайты государственных органов, Рахимов ответил: «Это не является обязательным, но мы ожидаем, что все государственные органы зарегистрируют свои ведомственные сайты в качестве сетевых изданий».

В поправках к закону «О связи», принятых почти одновременно с законом «Об информатизации», есть новшество, касающееся операторов связи, которые должны сами отныне следить, чтобы на ресурсах, доступ к которым они предоставляют не было незаконного контента. Статья 36 Закона о Связи гласит: «При оказании услуг доступа к Интернету оператор связи обязан ограничить доступ к информации, запрещенной вступившим в законную силу решением суда или законами Республики Казахстан».

Если в отношении контента, запрещенного к распространению судом все понятно, то вопрос о том, как операторы должны мониторить информацию на предмет соблюдения всего массива законодательства, требует более четких формулировок. «Такая практика есть только в Таиланде», – говорит Лоскутов. «И я не завидую нашим операторам, ведь теперь они должны знать все законы и самостоятельно определять, соответствует ли информация из-за рубежа нашим законам или нет. Сложно представить, как это будет происходить на практике», – говорит юрист.

Новые документы, регулирующие интернет, рождают больше загадок, чем четкого понимания. Эксперты считают, что закон будет лоялен к тем, кто станет себя «хорошо вести», но если поведение изменится, всегда найдется повод прижать неугодных к стенке.

Диана Окремова, Астана.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели