Расширенный поиск

Обзор: Государственная политика Республики Казахстан в информационной сфере – Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел

Республика Казахстан: общая информация по стране

Казахстан – президентская республика в Центральной Азии (небольшая часть территории Казахстана на западной его окраине, на запад от реки Урал, расположена в Восточной Европе.), не имеющая выхода к морю с территорией в 2,7 млн. кв. км и населением примерно 18 млн человек по состоянию на начало 2017 года. Большинство территории страны занимают степь и полупустыни, протянувшиеся от берега Каспийского моря на западе до горных гряд на юго-восточной и северо-восточной окраинах страны. 57% населения живут в городах, в основном – в районных центрах, а 43% – сельские жители. По данным последней переписи населения, проводившейся в 2009 году, 63,1% населения – этнические казахи, а 23,7% – этнические русские.

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность
Казахстан: Основные ИКТ-индикаторы

Казахстан: Основные ИКТ-индикаторы

Экономика Казахстана зависит от добывающей промышленности, а основные статьи экспорта – нефть и другие полезные ископаемые. Это обусловило замедление экономического роста в последние несколько лет, т.к. цены на нефть и другие природные ресурсы упали, а в Евроазиатском регионе наблюдался общий кризис. Промышленность обеспечивает одну треть ВВП, услуги – 62%, а сельское хозяйство – всего 5%. В 2015 году ВВП страны оценивался в сумму в 184,3 млрд долларов США, что свидетельствует о резком падении по сравнению с 236 млрд долларов в 2013 году. При валовом национальном доходе на душу населения, равном 11 390 долларов в 2015 году, Казахстан классифицируется как страна с высокими средними доходами.

Казахстан — девятая в мире по величине страна. Но при численности населения 18 миллионов человек страна отличается крайне низкой плотностью населения.  Президент Нурсултан Назарбаев бессменно управляет государством с объявления его независимости в 1991 году. 15 июня 2010 года, спустя двадцать лет правления, за Назарбаевым официально закреплен статус Первого Президента Республики Казахстан — Лидера Нации. Тем самым Назарбаев до конца жизни наделяется властными полномочиями и привилегиями, независимыми от статуса президента.

В начале после объявления независимости в Казахстане не наблюдалось ожесточенных межэтнических конфликтов, что выделяет страну (вместе с Туркменистаном) среди других государств Центральной Азии и Кавказа. В ответ на растущую угрозу в 2003 году правительством Казахстана был создан антитеррористический центр. Но открытых заявлений о террористических атаках и проявлениях экстремизма не было, даже если такие инциденты стали, как предполагается, происходить чаще. Все больше защита от террористов и экстремистов используется правительством как предлог ужесточения контроля интернет-пространства.

Государственная политика Казахстана в информационной сфере: общий обзор текущего состояния дел

Интернет в Казахстане или Казнет — это региональный концентратор соединений. Его рост активно стимулировался правительством посредством программ, поддерживающих информационные и коммуникационные технологии (ИКТ), ради достижения амбициозной цели создания современного и высокоразвитого информационного общества. Правительством Казахстана в телекоммуникационный сектор были сделаны крупные инвестиции, сопровождавшиеся шквалом активности в нормативно-правовой сфере, касающейся интернет-пространства.

Казнет также является объектом национальной гордости. Государственные субсидии способствовали популяризации национального сегмента интернета, нацеленной на защиту и развитие казахского языка и культуры. Также были предприняты шаги к территориальному разделению интернета — стратегии, очевидной по всему региону и отражающей долгосрочный план строго контролируемого роста. Законодательство требует, чтобы локальные домены физически размещались в Казахстане, а тарифная сетка разделяет интернет на два уровня, один из которых обеспечивает доступ к внутренним ресурсам, и быстрее, и дешевле, успешно воздвигая цифровые границы в киберпространстве.

Государственный контроль онлайн-контента стал более эффективным, также как интернет-надзор. После столкновения протестующих с органами правопорядка в Жанаозене в январе 2011 года, свобода интернета была сокращена. Власти признают потенциальную способность онлайн-платформ и пользовательского контента оказывать влияние на общественно-политическую обстановку. И поскольку такая потенциальная способность может угрожать авторитарной власти государства, в Казахстане были введены более строгие ограничения, касающиеся онлайн-среды.

В течение последних нескольких лет ситуация с интернет-свободами в Казахстане постоянно ухудшалась. С 2014 года страна включается в группу «несвободных стран» Индекса свободы интернета (Freedom on the Net Index) организации Freedom House. Несмотря на сложное географическое положение страны, ее инфраструктура доступа в интернет значительно улучшилась, что дает возможность большинству граждан получить услуги высококачественного доступа в сеть. Телекоммуникационный рынок конкурентный, несмотря на наличие доминирующего государственного игрока, и у потребителей есть возможность выбора в практически любой области.

Тем не менее, государство стремится демонстрировать свое присутствие, зачастую слишком демонстративно, в процессе онлайн-коммуникаций граждан, создавая впечатление постоянного контроля и мониторинга. Законодательные нормы контроля телекоммуникационных сетей, надзор и возможная ответственность за онлайн-активность были в значительной степени пересмотрены и расширены, что дало правоохранительным органам и службам безопасности просто отключать целые сети. Онлайн защита свобод и простое выражение своей позиции в сети, в том числе и в социальных сетях, может привести к уголовным и административным обвинениям, причем список обычных граждан, журналистов и правозащитников, испытавших это на себе, постоянно растет.

Казахстан занимает 160-е место среди 176 стран по Индексу свободы прессы. Ограничения свободы слова и независимости СМИ поддерживаются новой военной доктриной, согласно которой внутренний экстремизм и сепаратизм представляют серьезную угрозу национальной безопасности. Правительство активно работает в рамках Шанхайской организации сотрудничества, региональной организации, задачей которой провозглашено укрепление безопасности, с координацией сил и разработкой общего механизма информационной безопасности государств-участников. Так, в 2010 году парламентом Казахстана был принят Закон «О ратификации соглашения между государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в сфере международной информационной безопасности».

Казахстаном был подписан Регламент международной электросвязи с поправками, поддерживающими усиленный контроль государства над национальными сегментами глобального интернета. Поправки к Регламенту международной электросвязи были предложены Россией и поддержанные государствами-единомышленниками на Всемирной конференции по международной электросвязи в декабре 2012 года.  Эти поправки были направлены на передачу Организации Объединенных Наций контроля над управлением глобальным интернетом и, в результате, на зонирование киберпространства.

Деятельность в поддержку свободы интернета в Казахстане очень ограничена. В стране практически отсутствуют специалисты или организации, работающие в этой области. Интернет Ассоциация Казахстана является представителем более 40 СМИ, интернет и ИТ компаний, однако концентрируется в основном на технических, бизнес и неполитических аспектах работы онлайн-пространства страны, а бывшие члены организации сомневаются в ее независимости.

Местные и международные журналистские организации, которые несколько лет тому назад высказывали свою позицию по вопросам свободы в интернете, в основном серьезно снизили уровень своей активности в Казахстане. Тем не менее, в апреле 2017 года несколько национальных организаций опубликовали проекты законов о СМИ и свободе слова, среди прочего подчеркивая проблему с классификацией интернет-ресурсов в качестве полноценных СМИ в рамках текущего законодательства, а также неясности в определении того, что является экстремистским или вредоносным контентом и предлагая новый подход, который вводит дифференциацию между различными платформами, вводит определение незаконного контента и решает проблему соблюдения международных обязательств Казахстана в этой области.

Некоторые международные правозащитные организации продолжают поднимать тему интернет-свобод в стране в основном посредством тематических исследований и правозащитной деятельности, в основном на международных площадках. Среди них – Freedom House, Международная Амнистия, Privacy International, Фонд электронных рубежей. Один из примеров – отчет Международной Амнистии «Подумай перед публикацией: Закрытие меда-пространства в социальных СМИ Казахстана», опубликованный в феврале 2017 года и описывающий сужающееся пространство для свободы слова, одновременно документирующий случаи административного давления, криминальных санкций против онлайн-активистов.

Общественный дискурс на тему интернет-свобод и от дельные действия активистов концентрируются в основном на наиболее очевидных аспектах, таких как блокировка ресурсов и деятельность властей в нарушение свободы слова, что наиболее часто происходит в виде судебных исков по обвинениям в разжигании розни. В такой обстановке общее отношение к правозащитной работе заключается в том, что активная и прямая защита прав и свобод не является продуктивной и существует необходимость искать иные возможности и пути.

Правительственные учреждения Казахстана открыты для диалога и взаимодействия с гражданским обществом, деловыми и журналистскими организациями, а также принимают участие в деятельности рабочих и экспертных групп. Однако именно в области интернет-свобод правительство никак не реагировало на попытки привлечь его к диалогу со стороны национальных и международных организаций. Так, журналистские организации получили приглашение принять участие в дискуссиях в рамках рабочей группы пакета изменений законов от декабря 2016 года по вопросу «мер осуществления контрразведывательной деятельности» и внести свой вклад в виде консультаций по успешной работе в этой области провайдеров доступа в интернет и контрразведывательных структур. Тем не менее, практически все критические замечания, внесенные независимыми организациями, остались без внимания со стороны правительства и парламента.

В Казахстане не было случаев исков против решений или практик, оказывающих влияние на состояние дел с интернет-свободами в стране. Так, ни одна организация частного сектора не подавала апелляции или иски в отношении решений правительства по установке оборудования или ПО для слежения и надзора, что приводило к дополнительным расходам и повышению ответственности компаний. Популярные сайты СМИ, заблокированные в 2015-2016 годах на срок в шесть месяцев, не пытались получить компенсацию через суд, предпочитая использовать методы протеста, призывов к общественному мнению и неформального лоббирования властей. Группы гражданского общества и индивидуальные акторы также избегали использовать судебные иски в качестве инструмента перемен.

Подобная ситуация объясняется общей атмосферой преследований и запугивания диссидентов, политической оппозиции и независимых СМИ в Казахстане, а также отсутствием независимости судебной системы. В 2015-2017 годы правительство расширило практику арестов и преследований журналистов, активистов и диссидентов за их онлайн-деятельность по обвинениям в разжигании розни и вражды, сепаратизме, распространении лживой и провокационной информации и радикальных мнений. В мае 2016 года десятки активистов были приговорены к краткосрочным административным арестам за призывы к участию в акциях протеста против земельной реформы в Казахстане.

Только лишь в некоторых случаях, когда правительство предпринимало судебные шаги против юридических лиц, были безуспешные попытки подавать апелляции против судебных решений. В 2013 году Министертво Юстиции привлекло к суду «Республика» – группу онлайн и печатный СМИ по обвинениям в разжигании социальной вражды и за призывы к насильственному свержению правительства, добившись решение об остановке издательской деятельности. «Республика» подала апелляцию на это решение в Верховный суд, однако она не была удовлетворена, что не оставило вариантов борьбы, кроме как проведение информационной кампании.

В последние годы законодательство Казахстана развивалось в направлении ужесточения контроля интернета, в рамках тенденций, наблюдаемых в других странах Евразии. В 2014 году изменения в Закон о коммуникациях предоставили Генеральной прокуратуре право требовать от провайдеров блокировки вредоносного контента без судебного постановления. Инициатива 2015 года о введении национального сертификата безопасности, в случае ее исполнения, позволит индивидуальную блокировку внутренних ресурсов. В конце 2016 года Парламент принял пакет законов, направленных на противодействие терроризму и экстремизму. Эти изменения наделяют полномочиями Комитет по национальной безопасности блокировать целые сети и платформы (интернет в целом, мобильный доступ, социальные СМИ, мессенджеры и т.д.) без решения суда, только лишь при условии информирования Генеральной прокуратуры о таком решении. До 2014 года такие действия являлись прерогативой Генеральной прокуратуры.

В декабре 2016 года известный депутат парламента от правящей партии выступил с призывом блокировать Facebook на основании предполагаемой политизации этой социальной платформы. Временные отключения доступа к социальным сетям в масштабах страны стали обычным делом для Казахстана, в частности – в декабре 2016 года.

Прочие законодательные инициативы направлены на устранение онлайн-анонимности. С 2014 года регистрация СИМ-карт является обязательной, а в начале 2017 года, в рамках нового пакета законов о противодействии терроризму и экстремизму, власти проинформировали о начале работ над унифицированной IMEI-базой данных мобильных устройств для возможной их индивидуальной блокировки посредством сетей провайдеров. В 2016 году власти ввели систему СМС-авторизации в общественных сетях беспроводного доступа и сохранили систему регистрации через персональные номера в областях без покрытия мобильными сетями. Также в начале 2017 года Комитет по коммуникациям и информационным технологиям Казахстана объявил о планах требовать от пользователей идентифицировать себя на сайтах с помощью мобильных устройств для того, чтобы оставить комментарий.

В целом необходимо отметить, что в Казахстане достаточно сложные условия для защиты интернет-свобод законными методами. В общем политическом контексте в процессе принятия решений судебная система не является независимой от влияния правительства и Администрации Президента, т.к. Президент назначает и увольняет судей. Такое же влияние наблюдается и в Парламенте, где правящая партия, Нур Отан, возглавляется Президентом Нурсултаном Назарбаевым.

В других областях, таких как права человека или противодействие пыткам, финансовая или бизнес-прозрачность, охрана окружающей среды, казахские группы гражданского общества сумели добиться изменений посредством проведения анализа законодательства, предоставления правовой поддержки и политической борьбы. Тематические сети по вопросам работы гражданского общества, бизнеса, научных исследований и других негосударственных сфер деятельности являются видимой силой, но лишь в том случае, если они демонстрируют общее согласие с политикой правительства и интересами правящей элиты. Группы и лица, которые критикуют политику правительства и противодействуют ей в рамках закона, могут испытывать давление и рассматриваться как угроза национальной безопасности и политике.

Иски со стороны гражданского общества имеют место и зачастую бывают успешны, как, например, в случае с жертвой пыток Александром Герасимовым, который добился компенсации от правительства Казахстана после рассмотрения его дела в Комитете ООН против пыток, однако подобные иски могут потребовать времени, внешних ресурсов и ограничены лишь случаями, напрямую не связанными с политикой. Несколько организаций защиты прав человека и обеспечения свободы прессы предоставляют правовые консультации гражданам и организациям, в том числе и в рамках судебных заседаний.

Читать далее: Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

1 комментарий

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели