Расширенный поиск

Обзор: Государственная политика Республики Казахстан в информационной сфере – Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм

Растущее значение интернета привело к предсказуемому сближению онлайн-деятельности и социально-политических явлений. Несмотря на то, что политические активисты распространяют информацию посредством онлайн-платформ, ни одно масштабное движение не зародилось исключительно в результате деятельности в киберпространстве. Явления политической нестабильности в 2011 году привели к широкомасштабным репрессивным мерам в отношении интернет-ресурсов, развязавшим более комплексный режим онлайн-цензуры с еще большими ограничениями.

Оглавление (показать/скрыть)
Часть 1: Общий обзор текущего состояния дел
Часть 2: Регулятивная политика в области ИКТ
Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь
Часть 4: Доступ в интернет и интернет-услуги
Часть 5: Информационные кампании и интернет-активизм
Часть 6: Информационная безопасность и защита информации
Часть 7: Электронная слежка и информационная приватность

В частности примечателен один пример событий 2011 года. Весной работники нефтяной отрасли на юге Жанаозена вышли на забастовку, требуя повышения зарплаты и улучшения условий труда.  Сначала власти не вмешивались, но забастовка растянулась на месяцы. Она достигла кульминации в День независимости Казахстана, вылившись в ожесточенные столкновения правоохранительных органов и бастующих.

Единственными медиа-источниками официального освещения событий стали газета «Республика» и спутниковый телеканал «К+». Государственные СМИ целенаправленно освещали только мероприятия Дня независимости. В результате платформы социальных медиа, включая Twitter, Facebook и YouTube, стали основными источниками репортажей с места событий. По хэштегу #zhanaozen можно было найти сенсационные новости о массовой гибели людей, гражданской войне и растущем числе жертв. Официальные репортажи не подтверждали эти твиты. Но было, по меньшей мере, подозрительно, что доступ к Twitter был вскоре закрыт, также как к новостному сайту России и Киргизии Guljan.org, российскому Агентству гражданской журналистики Ridus.ru и оппозиционной газете «Республика». Национальный оператор связи отрицал блокирование этих ресурсов. Однако на эти сайты все-таки можно было зайти, используя инструменты обхода.

По мере обострения ситуации власти реализовали прекращение связи и передачи информации в западной части Мангистауской области. Была заблокирована отправка SMS-сообщений и мобильный доступ в интернет. Неверная информация изобиловала, так как образовавшиеся информационные ниши заполнил пользовательский контент и блоги, аккаунты которых было сложно проверить. Власти списывали прекращение связи на повреждения инфраструктуры. Примечательно то, что за два дня до вспышки насилия правительством, была принята поправка к национальному закону о безопасности, разрешающая приостановку телекоммуникационных услуг в случае угрозы национальной безопасности.

Последствия для оппозиции и независимых СМИ не заставили себя ждать. Массовые выступления были представлены как разжигание национальной ненависти.  В газете «Республика» 14 декабря, за два дня до празднования независимости была опубликована статья «Долой Назарбаева!» с призывом к протесту, подписанная анонимной группой жителей Мангистауской области. Впоследствии редакции газет «Республика» и «Взгляд», а также веб-сайта Guljan.org были предъявлены обвинения в экстремизме. Портал STAN-TV, широко освещавший происходящее, подвергся давлению со стороны налоговой службы и пожарной инспекции.

Признавая растущую важность пользовательского контента и политическую силу блогеров, по распоряжению одного из высокопоставленных казахских чиновников была создана база данных популярных блогеров, форум модераторов и другие объекты социальной медиасреды. Такая мера стала еще одним шагом к институционализации государственного контроля над онлайн-контентом и его местными авторами.

Читать далее: Часть 6: Информационная безопасность и защита информации

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели