Расширенный поиск

Летом 2016 года фонд Empower Blind People из Бишкека привлек зарубежных специалистов к работе по локализации программы синтезатора речи для слабовидящих Non-Visual Desktop Access (NVDA), популярного open-source сервиса для незрячих. Кыргызский язык стал 44 языком, который способна распознавать NVDA.

Эльнура Эмилканова, директор общественного объединения Empower Blind People, с 2009 года работает в сфере развития, занимаясь различными проектами в области развития потенциала незрячих граждан Кыргызстана. В этом году она выступила автором доклада по этой проблематике в рамках проекта Freedom House – Hyperlinkers.

Настоящая публикация является первой из двух бесед Эльнуры с Digital.Report на тему интеграции слабовидящих и слепых в общество и о роли ИТ в этом процессе.

Digita.Report: Жизнь современного человека связана с мобильными и интернет-технологиями, и жизнь незрячих не исключение, не правда ли?

Как слепым Кыргызстана помогут ИТ

Эльнура Эмилканова, директор общественного объединения Empower Blind People

Эльнура Эмилканова: Да, и очень важно, чтобы достижения современного мира были доступны для них. На Западе сами компании стараются делать свои продукты максимально доступными. Скажем, если выходит новая модель «умной» стиральной машины с сенсорным управлением, производители могут предлагать возможность озвучивания их функций специально для незрячих и слабовидящих. То же самое, например, с киосками электронной регистрации в аэропортах.

В аэропорту Сан-Франциско используется система iBeacon — по мере передвижения по терминалу человек знает, где находится кафе, где — место для отдыха, а где — зона для детей. Все это ему озвучивает мобильное приложение таким образом, что он не просто проходит мимо, а получает информацию в доступной для себя форме.

Технологии могут помочь незрячим самим передвигаться по улице без необходимости все время спрашивать направление у прохожих. Этому помогает GPS-навигация, интегрированная в так называемые «говорящие» карты, которые ведут пользователя, сообщая ему о том, по какой улице он идет и как ему пройти в нужное место. Программа будут говорить ему, где повернуть.

Одним словом, также как вы ищете в электронных картах или через поиск что-то необходимое, незрячие могут делать тоже самое — просто чуть-чуть иначе, чем простой пользователь.

Достаточно ли хорошо помогают в этом встроенные функции «Специальные возможности» в операционных системах компьютеров и мобильных устройств?

Особо отмечу такие функции в операционной системе iOS на iPhone и iPad. Они очень хорошо помогают и достаточно интуитивны, пользователи с первого раза начинают их применять, не впадая в фрустрацию из-за чрезмерной сложности. Во многом это стало возможным благодаря работе Национальной федерации незрячих в США. Они через суд добились включения функций доступности, и сами незрячие потом помогали Apple разработать эти программные продукты.

Они позволяют не только озвучивать текст на экране, но и эффективно управлять устройством, писать сообщения и так далее. Человек может использовать специальные жесты при работе с сенсорным экраном — правда, для этого тоже нужно пройти небольшой тренинг.

Вообще, это распространенная практика, когда технологические компании при создании новых решений привлекают организации людей с ограниченными возможностями, включая незрячих. Скажем, работа над «автомобилем без водителя», который пытается создать Google к 2020 году, тоже идет с участием незрячих. Конечно, если это случится, это станет огромным прорывом в их жизни, большим шагом к самостоятельной, независимой и более полноценной жизни в обществе.

Какие еще есть технологии, которые могут облегчить жизнь незрячих людей?

Чтобы работать с компьютером, им помогают озвучивающие программы. В основном, их производят две большие компании, это Jaws и NVDA. Первая программа платная, защищена лицензией. Вторая является свободным программным обеспечение с открытым кодом. NVDA можно скачивать бесплатно. Поэтому для нашего проекта мы выбрали работу с NVDA.

Обе они озвучивают текст, который имеется на открытой странице. Однако это относится только к доступному для считывания тексту. Если текст размещен как картинка, например, она недоступна для чтения программой. Это довольно часто может быть проблемой, когда критически важное сообщение, например, необходимое для завершения какой-то операции онлайн, выводится лишь как картинка (скажем, кнопка «Отправить» при заполнении какой-то электронной формы).

Кроме того, есть и другие ограничения у этих программ. Так, у Jaws есть проблема с чтением PDF-документов, а NVDA их читает более или менее хорошо. У NVDA есть еще одно преимущество – она может быстро переключаться с одного языка на другой в автоматическом режиме. То есть, например, если текст частично на русском, а частично на английском, то синтезатор речи может сразу переключиться, а в Jaws придется идти в настройки программы и менять язык самому. Это, конечно, неудобно, особенно, для изучающих иностранные языки.

Расскажите, пожалуйста, нашим читателям, как незрячий пользуется такими программами. Для многих наших читателей это совершенно другой мир…

Да, я понимаю. Итак, как читать текст с помощью программы? Незрячие не используют мышку и не включают монитор, как мы. Для управления они используют комбинации «горячих клавиш». Их очень много, и нужно их выучить. Эти команды с клавиатуры двигают курсор, листают страницы, открывают и закрывают файлы в директории, где программа читает их названия, чтобы человек мог выбрать нужный документ.

Программа может читать по буквам, по слогам, по фразам, а может сплошным текстом. Работа с программами требует тренировки. По мере пользования, незрячие учатся быстро воспринимать текст, озвученный компьютером. Стороннему человеку может показаться, что программа бормочет что-то невнятное. Звуковое воспроизведение намного дольше по времени, в сравнении с чтением. Представьте, сколько продлится ваш обычный сеанс работы за компьютером, если вы будете ждать каждый раз, пока машина вам скажет «Пуск», «Открывайте», «Закрывайте». Натренированный незрячий пользователь может наработать навык восприятия озвученного текста на очень больших скоростях.

Существует еще одна высокотехнологичная разработка — аппараты брайлевской строки, которые подключаются к компьютеру и преобразуют весь текст, который есть на экране, в символы брайля на специальном планшете. Представьте, если человек учится в университете — чтобы не мешать другим заниматься в библиотеке своими «говорящими» программами, он может использовать наушники, но это может быть очень утомительно, если нужно прочитать много материала. Тогда он достает аппарат брайлевской строки и читает с него. Символы постоянно меняются на одной или двух строчках очень приятной на ощупь поверхности.

Есть специальные мини-ноутбуки без монитора, но с брайлевскими кнопками и необходимыми клавишами – пробел, пуск и другие. Человек просто набирает комбинации брайлевских букв и точек, машина преобразует его и воспроизводит для нас как обычный текст.

Вернемся к программам чтения — как широко они используются в Кыргызстане?

Наша страна отстает в этом плане, не в последнюю очередь из-за языкового барьера. Похожая проблема есть и в других странах, где местные языки используют уникальные, специфические символы. Обе программы не поддерживают кыргызский язык, и сегодня мы работаем над тем, чтобы эту проблему решить. Если нет языка в программе, вся информация, которая имеется на этом языке, недоступна для незрячих.

Компании пытаются включить разные языки и у них уже есть довольно большой перечень поддерживаемых языков, но есть такие страны, как наши, о существовании которых многие за рубежом даже не знают.

Каков процесс добавления нового языка в программу? Как государство может помочь в этой работе?

Конечно, это в первую очередь должно быть в интересах государства, чтобы распространять сферы использования государственного языка, делать его доступным для всех граждан страны.

На каком-то этапе один из депутатов кыргызского парламента занимался этой темой и даже нашел разработчиков в России, но тогда это стоило около миллиона долларов, огромные деньги. Но за это время технологии демократизировались и сейчас уже услуги этой российской компании оцениваются в 10 тыс. долларов. Правда, потом всплыли бюрократические нюансы — оказалось, что иностранные компании не могут участвовать в национальных тендерах. Впрочем, мы рассматривали это не как барьер, а скорее как возможность для нас.

Мы набрали группу местных ребят-разработчиков, при участии иностранных специалистов, чтобы они помогли локализовать программу NVDA. Я думаю это верный подход — иностранцы придут и уйдут, а кто будет работать с возможными техническими недостатками, с обновлениями базы и улучшениями функционала? Кроме того, местные разработчики знают специфику родного языка, у программы не будет «акцента».

Наши ребята брали похожие символы и соответствующие им звуки из других языков и старались подобрать оптимальный аналог в кыргызском языке, а если подходящего не было, то дальнейшая работа шла с лингвистами и дикторами.

Во второй беседе Эльнура Эмилканова расскажет о том, почему ее организация учит своих бенефициаров не полагаться на гаджеты и программы целиком.

Об авторе

Адиль Нурмаков

Кандидат политических наук, преподаватель Департамента медиа и коммуникаций в Университете КИМЭП (Алматы, Казахстан). Исследовательские интересы: новые медиа, интернет, гражданское общество, демократизация.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели