Расширенный поиск

Несколько лет назад ижевский бизнесмен-изобретатель Артем Субботин создал прототип симкомата — автоматизированного аппарата, сканирующего паспорт клиента, идентифицирующего его личность и оформляющего договор о покупке мобильной sim-карты. На прошлой неделе Минсвязи заявило: использование аппарата легально и не противоречит законодательству России. Интерес операторов связи не заставил себя ждать. Артем Субботин рассказал Digital.Report об истории создания аппарата, влиянии технологий на законодательство и о том, когда роботы заменят людей.

DR: Ваши проекты – не совсем обычный способ заработка. Вы были уверены, что симкоматы принесут доход?

Артем Субботин: Я до сих пор не уверен, что принесут, мне просто нравится делать то, что я делаю. Если бы я искал денежные ниши, у меня была бы своя бензоколонка. Если касаться кресел-мешков – мне просто понравился такой бин-бэг по телевизору. Я даже не знал, как это называется. Заказал на eBay чехлы, а дома наполнил, и получилась классная, продаваемая штука, из которой вырос мой бизнес. В России даже названия их пошли от меня. Сначала на рынке были мы и еще одна аналогичная компания. И из двух сформировался рынок, который сейчас вырос до нескольких тысяч игроков. И используют они наше название и нашу стоимость. Это изначально интересно, а когда еще и приносит деньги – это интересно вдвойне.

10527776_10201415335024394_4837590876437873826_n

Артем Субботин с Симкоматом

DR: Симкомат тоже делали «для себя»?

Артем Субботин: Не совсем. У меня тогда было 25 монобрендовых салонов связи «Билайн», а помимо них – еще около ста сотрудников, которые перемещались по городу и продавали карты с рук – брендированные торговые стойки. Мы работали в семи городах, и приходилось постоянно ездить контролировать. Из-за несерьезности работников, которые могли просто не являться на работу, родилась идея автоматизировать этот процесс. Я за эту идею уже много лет себя ругаю: ей отдано почти 5 лет жизни. Сначала она казалась легкой и простой, а вылилась в такую глобальную штуку, как изменение законодательства России.

DR: По итогу принесла желаемые результаты?

Артем Субботин: Да, мы сформировали новый рынок. Рынок автоматической идентификации и автоматического заключения контрактов. До этого нельзя было подойти к какому-либо роботу, чтобы он тебе что-то продал, если операция требует идентификации личности. А мы такой рынок сделали. Сейчас главное не упустить момент и начать на этом рынке зарабатывать.

DR: Какие-то службы сейчас пользуются вашим аппаратом?

Артем Субботин: Операторы связи. Мы провели тестирование со всеми российскими операторами и с белорусским «лайфом». Операторы о нас знают, и после того, как Минсвязи положительно ответили на наш запрос, от операторов пошел новый всплеск заинтересованности.

DR: Почему так долго тянули в Минсвязи? Вы ведь представили аппарат на выставке еще в 2012 году.

Артем Субботин: Да, мы привезли первый аппарат в 2012. Но это был аппарат, построенный в наших розовых мечтах и грезах. Он не предполагал подписи контракта, состоял только из сканера паспорта и диспенсера (устройство для выдачи чего-либо – прим. ред.) для выдачи сим-карт. Он никак не идентифицировал человека, не выдавал ему договор для подписи, там не было никакой админки. Но нам казалось, что эта штука сработает. Но – конечно, нет.

DR: Много изменилось в аппарате за три года?

Артем Субботин: Конечно. В 2012 была первая версия симкомата, а сейчас мы готовим уже пятую. В нем все изменилось. Мы разработали сканеры договоров, диспенсеры ручек, которые их выдают для подписи. К тому же, симкоматы занимаются и распечаткой звонков, сменой тарифного плана и так далее. В общем, заменяют стандартные функции салона связи.

DR: Как решили отдельно продвигать систему идентификации Check you?

Артем Субботин: В этом году мы пришли к выводу, что сам проект с симкоматами довольно узок – работать придется только с операторами связи, несмотря на то, что их 640 на весь мир. Поэтому сейчас основная разработка, которая продвигается, это Check you – система удаленной идентификации человека по документу – ID паспорта. Сейчас система работает в полуавтоматическом режиме: человек перепроверяет. Но через некоторое время мы отпустим ее на свободу, сделаем полный автомат.

DR: Насколько точно работает система идентификации?

Артем Субботин: По нашим исследованиям, идентификация человека человеком на паспортном контроле, например, или в салоне связи, не превышает 87%. Да и внешность меняется со временем, а компьютер идентифицирует личность по антропологическим точкам на лице, которые не зависят от старения. К тому же, если говорить о поддельных документах, аппарат снова точнее, так как человек не видит в ультракрасном и ультрафиолетовом спектре.

Распознавание же на данном этапе происходит и при помощи оператора: он сверяет распознанные машиной данные и документ. Когда система выставляет процент схожести человека с фотографией в паспорте, оператор также его доидентифицирует. В ближайшее время, пока система биометрии не достигнет каких-то космических результатов, мы человека из идентификации не уберем. Но удобно то, что он сидит в колл-центре и обслуживает десятки аппаратов из разных частей страны.

DR: В каких еще сферах можно использовать систему Passport Check?

Артем Субботин: В огромном количестве сфер. Например, банковской: выдаче займов, мелком кредитовании… Да практически в любой, где необходима идентификация человека с его документом. В работу операторов связи мы внедряем Passport Check и отдельно. Есть проблема, когда непорядочные сотрудники оформляют сим-карту на последние данные в базе, а саму карту просто отдают кому-то. Для этого и работает Passport Check: есть специальный сканер, и клиент, приходя, сам прикладывает к нему документ. Работник видит данные, поправляет, подтверждает. Инновация именно в статистике: система собирает количество сканирований паспортов и количество реальных подключений. Это помогает выделять фрод на стороне дилера и салонов связи.

DR: Обслуживание такого аппарата стоит дешевле, чем зарплата человеку?

Артем Субботин: Конечно. Через нашу компанию выходит около 10 тыс. рублей, 200 долларов в месяц. А средняя зарплата по Москве от 30 до 40 тыс. А в салоне нужно два-три сотрудника. Если и минусы, о которых давно спорим с маркетологами: аппарат не может сам предлагать. Я же считаю, что инициатива должна идти от клиента. Человек, который идет по этажу торгового центра, вряд ли яро захочет купить сим-карту, если к нему подбежит человек с бешеными глазами и будет уговаривать. Захочет – пойдет и купит, сам. И мой аппарат все автоматизирует и по сути замещает салон связи.

DR: Может, готовится версия, способная продавать не только сим-карты?

Артем Субботин: Разрабатывается версия для «Ростелекома». В продажу ее не выпускали, но она существует. Это версия симкомата, к которому подключается вединговый шкаф – по сути, обыкновенная витрина. На дисплее меню, похожее на интернет-магазин, где можно выбрать гаджет или модем, почитать характеристики, расплатиться и получить товар. Для себя мы такие аппараты делать не собираемся, но, все уже просчитано, и, если будет заказ, — сможем сделать в короткие сроки.

DR: Есть какие-то бреши в работе симкомата?

Артем Субботин: Бреши есть, но они связаны не с аппаратом. Тут все просто: это робот, который просто выполняет функцию, в него заложенную. А проблемы, опять же, от человека. Например, договор вставляют не туда, куда нужно, значит разработчики плохо продумали интерфейс. Сам аппарат – исправно работающая железка.

DR: Не думали о том, что лишаете людей рабочих мест?

Артем Субботин: Когда в семидесятых появился банкомат, банкиры сказали разработчикам, которые пытались получить инвестиции: «Вы понимаете, что если люди не будут приходить в банк, мы не сможем предлагать им новые услуги, и вся банковская отрасль вымрет?» Всех банкиров не уволили, просто какие-то операции автоматизировали.

Тут так же: завтра весь мир симкоматами не заставят, соответственно, всех сотрудников салонов сразу не уволят. Мы только пять лет на этот уровень выходили, а сколько же идти к полной автоматизации в данной области… Все постепенно. И встречный вам вопрос: много знаете фонарщиков или крысоловов? Я был когда-то продавцом. И когда ты продаешь, развиваются только навыки общения. И такие профессии, которые не развивают человека, мне кажется, не имеют права на существование. Вымещение ненужных на данном этапе развития человечества профессий – нормальный процесс, называемый эволюцией.

DR: Сколько должно пройти времени, чтобы подобные аппараты заменили людей?

Артем Субботин: Если в целом касаться автоматизации – за ней будущее. Я не вижу для человечества прогресса в механической работе. Если о симкоматах – в России кардинальным будет 2015 год, несмотря на то, что кризис ситуацию немного подпортил. Если о мире в целом, я думаю, через 4-5 лет такая технология будет внедрена для всех операторов связи. Не буду голословным: наши партнеры в Китае в прошлом году реализовали около 50 000 симкоматов. Постепенно их внедряя, они перешли с 10 сотрудников до двух, установив около 20 аппаратов.

DR: Реально ли взломать этот аппарат? Как он защищен?

Артем Субботин: Взломать можно что угодно. Смысла особого нет: там не так много денежных средств. Его кассируют каждые три дня, поэтому денег меньше возьмут, чем инструментов испортят на взлом. Недавно пытались вытащить сим-карты из него, сняли защитный пластик, но все-таки не смогли. Все в отдельных металлических боксах.

DR: Хранятся ли данные о паспортах в памяти аппарата?

Артем Субботин: Нет, данные уходят оператору, соответственно, через аппарат проходят только транзитно. Есть специальная VPN (виртуальная частная сеть – прим. ред.), все данные защищены. Мы их не обрабатываем, а просто пропускаем через аппарат. При попытке повторно провести операцию (зарегистрировать несколько сим-карт на один паспорт), система повторяется с самого начала. В этом случае мы отслеживаем количество подключений в нашей сети симкоматов. Если человек будет подключать сим-карты через разные симкоматы, операторы не смогут этого отследить, а мы сможем, следим за этим.

DR: То есть такие аппараты не поставят данные под угрозу?

Артем Субботин: Совсем нет, данные защищены. Повторюсь, из моей практики, почти 99% утечки информации и других проблем – это человеческий фактор. Людям надо заниматься творчеством, чем-то, что развивает их, где требуется интеллект и креативность. А продавать симки может и машина.

Фото из личного альбома Артема Субботина на его странице в Facebook. 

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели