Расширенный поиск

Первое подключение к интернету в Армении состоялось в 1993 году. Тогда скорость соединения составляла 2,4 кб/с, сегодня – 170 ГБ/с. С появлением 3G интернет стал доступен в любой точке страны. По данным «Internet Society-Армения», доступ к Всемирной сети имеют 52% жителей сельской местности и 64% — городской. Количество зарегистрированных доменов в зоне .am – 24 тысячи. Какие интернет-вызовы стоят сегодня перед Арменией? Как охраняются персональные данные? Какие подходы выбирает страна в управлении национальным сегментом Всемирной сети? Об этом DR рассказал вице-президент Internet Society-Армения (ISOC-Армения) Григорий Сагиян.

sagyan

Чем сейчас занимается ISOC Армении?

С первого сентября мы начали прием заявок на регистрацию в армяноязычной зоне հայ. Прием стартовал примерно в одно время с грузинской программой, однако Грузия в итоге отказалась от своего домена ჯი, опасаясь путаницы из-за транслитерации. Сейчас, в так называемый период «sunrise», мы уведомляем владельцев торговых марок и организаций о том, что они могут зарезервировать за собой право регистрировать домен. Первого декабря прием заявок закончится, и в январе начнется регистрация. Заявок пока мало – около ста. Причина, видимо, в том, что не все знают.

Какие мотивы у компаний регистрироваться в зоне հայ?

Во-первых, языковый фактор. Согласно нашему исследованию, 30% пользователей в Армении не знают никаких других языков, кроме армянского. Во-вторых – реклама на родном языке будет иметь большее воздействие. И третье – сохранение национальной идентичности.

Пользователи, государство, бизнес-сектор – у каждой из этих трех сторон свои интересы в развитии высоких технологий, порой противостоящие друг другу. Как в Армении решается этот вопрос?

В августе прошлого года по постановлению правительства была создана межведомственная комиссия Internet Governance Council (IGC). В Совет по управлению Интернетом вошли представители государственного и общественного секторов, научных кругов и СМИ – представители всех перечисленных вами сторон. Cо стороны государства – это Министерство транспорта и связи, Минэкономики, МВД и Союз национальной безопасности (аналог КГБ). Бизнес представляют два крупнейших телекоммуникационных оператора (UCOM и Аrmentell, работающий под торговой маркой «Билайн»). Интересы пользователей представляют защитник прав человека (омбудсмен), Ереванский пресс-клуб, Центр свободы информации, информагентство «Ноян-топан», Союз компаний ИТ-сектора и мы (ISOC). Всего в комиссии 17 человек. Председатель IGC – замминистра транспорта Гагик Тадевосян, секретарь – я. Смысл работы комиссии в следующем: Интернет развивается так быстро, что законодательство за ним не поспевает.Но чиновник  не может сесть и написать от себя закон – необходимо мнение экспертов. То есть Совет создает кратчайший канал обмена информацией между всеми участниками диалога.

Как работает новый орган? Как достигается согласие по спорным вопросам?

Совет обсуждает тему, решение принимается простым голосованием. По итогам дискуссии, стенограмма которой публикуется на сайте, мы формируем рекомендации. Но у нас нет рычагов, чтоб заставить их выполнить. Тем не менее, мне кажется, к мнению комиссии будут прислушиваться, потому что каждый из членов – авторитетная личность в своей области.

Какие темы сегодня на повестке дня Совета?

Одна из актуальных тем – нейтральность сети по отношению к информации, которая по ней течет. Например, операторы типа Вайбера работают в Армении без лицензии, но оказывают услуги голосовой связи. Получается, что местные компании строят-строят, создают инфраструктуру, потом приходит Вайбер и на их построенном делает свой бизнес, не неся при этом никаких расходов. Представитель одного из операторов сказал, что не знает, что делать: «Каждый год мы вкладываем 25 млн долларов в развитие сети, но каждый год наши доходы падают на 7%. Потому что все перешли на Вайбер».

На эту тему в Совете была дискуссия. Пришли к выводу, что мы не можем и не должны контролировать этот процесс. Решили пойти по пути европейцев и американцев, которые считают, что технологии развиваются, и старые способы регулирования не работают. За запретом Вайбером может последовать запрет Гугла или Фейсбука. Это тупиковый путь. Китайцы, положим, могут себе это позволить, а армяне не могут. В Армении пытались создать свою программу наподобие Вайбера Zangi (в переводе с арм.– «Звони»), но она не выдержала конкуренции.

Как в Армении обстоят дела с защитой персональных данных?

Не очень хорошо. Долгое время работал закон, принятый еще в 2002 году. По сути, он был только на бумаге, никто не следил за его выполнением, да и следить было не за чем – он был размытым. Первого июля вступил в силу новый закон. Он довольно жесткий – написан по подобию европейских, которые ужесточают требования защиты персональных данных. Но закон пока не работает должным образом. Согласно новому закону, любая компания, обрабатывающая персональные данные, должна иметь лицензию на предмет, хорошо ли она сохраняет эти данные.

Вопрос, кто будет выдавать лицензии – государственная организация или частная, до сих пор не решен. Если государство, будет ли это означать, что оно лезет в бизнес, лишний раз заставляя предпринимателей платить за бумажку? И потом, какие гарантии, что новая структура правильно оценит, хорошо ли я храню данные или нет? Никаких. А как с компаниями, которые рассылают клиентам смс о скидке – их тогда тоже нужно будет проверять. И что делать с Избирательным кодексом, на сайте которого лежит список избирателей со всеми данными?

Тогда этот закон в интересах пользователей – их личные данные не должны быть в открытом доступе.

Не должны, но есть. Я уже не говорю о базах данных абонентов мобильных, которые регулярно утекают. Тут масса проблем. Поэтому так тянется с законом. Решение о том, кто будет проверять надежность сохранения персональных данных, примет правительство. Вероятно, весь процесс займет около года. Все идет к тому, что проверку доверят государственной конторе. Шансов, что допустят частные компании, мало. Для примера, в Европе – это госорган, в США – частники. Посмотрим, что решится у нас.

В армянском интернет-пространстве обсуждается вопрос онлайн-казино. Есть новости по этой теме?

Эта проблема еще не решена. Тут два момента. Первый – казино должно иметь лицензию, разрешающую его деятельность. Второе – места, отведенные под казино, строго определены (у нас их – три). В случае с онлайн-казино невозможно соблюсти ни одно из них.  Что делать? В Армении думают взять пример Франции, Бельгии, Латвии, Эстонии, которые используют фильтры, делая доступ к ряду сайтов невозможным. Но тогда смотрите, что получится. Каждый оператор должен будет а) установить систему фильтрации и б) иметь утвержденные Минфином списки адресов онлайн-казино. Плюс – должна быть группа, которая будет отлавливать казино, нарушившие запрет. Одним словом, это плохой путь, который приведет к созданию кибер-границ. А самое главное – это неэффективно, что видно на примере тех же Франции и Бельгии, откуда пользователи легко находят способ обойти запрет. Даже из Китая, где возвели в Сети «Великую китайскую стену», все равно заходят, куда хотят.

А вариант предложить им платить за доступ армянских пользователей к их сайтам не рассматривается?

Такой вариант выбрали США. В Америке онлайн-казино не могут развернуться – им запрещено принимать деньги, перечисленные с пластиковых карт, выпущенных банками США. Это эффективно. Другой вопрос, что онлайн-казино знают: если американцы возьмутся, то закроют их. Поэтому они добровольно решили не принимать деньги из США. Удастся ли Армении иметь такое влияние на онлайн-казино? Маловероятно.

Как в Армении борются с киберпреступностью?

Как раз на прошлой неделе в Грузии прошла конференция, посвященная кибербезопасности, в которой участвовали постсоветские страны и страны Восточной Европы. Мы обсуждали идею создать некий координирующий орган и обмениваться информацией о нарушениях – к примеру, одна страна сообщает другой: «С ваших IP-адресов идет DDoS-атака, примите меры».

Подобная организация есть в ЕС, но она предполагает создание государственного органа, который работал бы за счет бюджетных средств. Грузия, хотя и не является членом ЕС, имеет такую структуру – страна сама решила придерживаться такой политики. Армения, в отличие от стран Таможенного союза, в 2007 году подписала Будапештскую конвенцию по борьбе с киберпреступностью. Документ обязывает создание фокальных точек, которые сотрудничают, минуя дипломатические каналы. Это более оперативно, чем обычный путь – через МИД и Интерпол. Функции этого focus point в Армении выполняет полиция. Но тут есть небольшая тонкость, которую надо учесть. Такая международная кооперация подразумевает проведение следственных действий, предположим, США в киберпространстве Армении. Конечно, с рядом оговорок, а не так, что «я открыт, приходи, смотри, все, что у меня есть». Но все же это означает, что кто-то может удаленно смотреть, что происходит у тебя в Сети. Это одна из причин, почему некоторые страны не подписали конвенцию.

Есть ли в Армении случаи наказания за киберпреступления?

Есть, но не очень много. Один из громких случаев был пару лет назад, когда в Голландии поймали армянского хакера – он незаконным путем получил персональные данные, взломав чужой компьютер. Но так как информацию он не продал, то есть финансового компонента преступления не было, ему дали немного – полгода. В противном случае, сидел бы до сих пор. Когда его арестовали, спросили, где он хочет отбывать срок – в Армении или Голландии. Он выбрал Армению. Подытоживая, скажу одно: власти осознают, что свободный интернет – залог развития.

Ставить искусственные препоны нельзя – это отрицательно повлияет на международный имидж страны. Четкое понимание этого в Армении есть. Тот факт, что мы работаем в одной комиссии с государством, говорит о заинтересованности властей и их желании учитывать мнение общества.

Об авторе

Яна Исраэлян

Журналист, редактор (Тбилиси, Грузия). Окончила Школу Журналистики при «Радио Свобода» и Школу медиа-менеджмента (Киев). Изучает политологию на магистратуре в грузинском Государственном университете Ильи. В разное время работала на телевидении и радио, в газетах и журналах. В 2008 году получила приз UNFPA в номинации «Лучшая статья». Сотрудничает с рядом местных и зарубежных изданий, участвует в межрегиональных проектах, снимает документальные фильмы. Сфера интересов: информационные технологии, социальные медиа, гражданская журналистика. yana.israelyan@digital.report

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели