Расширенный поиск

Российские законодатели до сих пор пытаются сдерживать бурное развитие интернет-технологий. Об этом на прошедшем в Минске Форуме по управлению интернетом (IGF) рассказал российский предприниматель, интернет-омбудсмен, член экспертного совета «Агентства стратегических инициатив» и генерального совета «Деловой России» Дмитрий Мариничев.  При этом он опроверг недавние сообщения о том, что Россия готовится оградить Рунет от внешнего мира, создав тем самым собственную, закрытую сеть.

Изоляция Рунета: «Процессом оптимизации должны заниматься коммерческие компании»

Последние истерики на счет того, что Россия хочет сделать какой-то закрытый интернет к 2020 году – передернутое вранье. Речь идет не о локализации интернет-трафика, не об отгораживании стеной от мира, а только о гарантии, что от одного абонента, находящего на территории Российской Федерации, до другого абонента, находящего в России, с вероятностью в 99% трафик будет проходить по сетям, находящимся в России. Не более того. Россиянам это только на руку, так как гарантирует отказоустойчивовать системы как таковой, более высокие скорости за счет оптимальных маршрутов. По сути – это банальная аналитика и логистические исследования, которые на себя взяло Министерство связи и коммуникации России. На самом деле – это позитивная тенденция, хотя ложка дегтя есть и здесь. Процессом оптимизации должны заниматься, как и во всем мире, коммерческие компании, а не государство. Но когда этого нет, будет лучше, если оно начнется с государственных институтов и потом отойдет на коммерческую, корпоративную почву.

Агрегаторы: «Мы пилим сук, на котором сидим»

Сегодня мы пытаемся противостоять целой серии законов, которые касаются интернет-агрегаторов. Сначала законодатели говорили о торговых агрегатах. Самый известный – Яндекс.Маркет, который объединяет компании, которые предлагают товары или услуги. У нас вводились законы, которые практически уничтожали этот класс информационных сервисов и закрывали этот бизнес для компаний. Это уникальная ситуация, когда мы пилим сук, на котором сидим. Нам удалось локализовать эту проблему. Была долгая череда конструктивных изменений, вносимых в закон и инициативу. Однако проблема до сих пор находится в подвешенном, замороженном состоянии. Но появился закон о новостных агрегаторах, который мы рассматриваем, как элемент цензурирования.

Ведь предъявлять требования к новостным агрегаторам, те же, что и к ресурсам, которые эти новости пишут – кощунство. Как можно предъявлять какие-то требования к агрегаторам за то, что они переносят информацию не искажая ее. Это наглядный пример, когда (российские законодатели, – прим. Ред) пытаются регулировать то, что видят на экране, не понимая, как работают роботы (поисковые, – прим. Ред), как работает сама система, распределяются роли между сервис провайдерами в сети интернет, кто является ответственным лицом. Но это происходит. После новостных агрегаторов у нас возникает целая череда агрегаторов (объектов законодательного внимания, – прим. Ред), которыми нам приходится заниматься.

Интернет-такси: «Наши люди в булочную на такси не ездят»

Недавно у нас прошли споры по агрегаторам такси. Говорили стоит ли применить агрегаторам такси избыточные регуляторные функции в то время, когда Uber пытается изменить классическое законодательство на территории США, чтобы стимулировать развитие и приход новых технологий. В Европе налюдается аналогичная картина, хотя при этом руководителей Uber сажают за решетку, закрывают сервисы. Все связанно с чем? С тем, что классическая система управления таксомоторными парками практически не должна применяться, но на ней базируется функциональность общества как таковая, монополия муниципалитетов. Фактически мы говорим об ограничении конкуренции. Если взять обычных граждан, как потребителей, то мы от этого ничего не выигрываем. Наши люди в булочную на такси не ездят. А сейчас ситуация благодаря тому, что тот же Яндекс.Такси и Uber достигли в Москве колоссальных успехов, изменилась. За последних полтора года они смогли переформатировать всю индустрию таксомоторного парка на территории Москвы. В итоге в Москве люди стали ездить в булочную на такси – это стало очень дешево. В некоторых случаях даже дешевле, чем воспользоваться общественным транспортом, не говоря уже об удобстве. Время подачи автомобиля в центре Москвы – от одной до четырех минут. Это максимум.

Представьте, что такое для мегаполиса такая скорость подачи автомобилей. Аналогичную картину можно наблюдать только в Нью-Йорке, но там такси работает «по руке», оно просто курсирует по городу. У нас же произошла логистическая оптимизация. А если взять Париж, то до прихода Uber заказать такси в столице Франции было чем-то сногсшибательным. На улице поймать практически невозможно. А после какого-нибудь ледового шоу, вы даже на Елисейских полях не поймаете такси или будете стоять в очереди, как в России на маршрутку. Понимаете, отсутствие законодательства позволило Uber в России и Беларуси обогнать развитые страны и создать новые конструкции, которые для нас, потребителей оказались выгоднее. Сейчас мы ведем диалог с депутатами. Увы, даже институт омбудсменов в России на депутатов влиять не может, они вольны принимать все, что захотят.

И вот депутаты пытаются сейчас принять закон о такси, который защитит классические такси и никак не будет стимулировать ни проникновение интернета в эту отрасль, ни стимулировать появление новых технологий. На мой взгляд – это является проблемой в регуляторике развития интернета. Интернет для меня, как воздух, а воздух невозможно регулировать. Можно изменять качество воздуха, можно строить стены, которые не дадут дуть ветру. Но все равно остановить проникновение молекул воздуха даже за стену – невозможно. Поэтому ограничительные меры, которые принимаются в отношении интернета или пропагандируются с трибун ни к чему не приведут. В моем понимании – это конкретное зло.

 

Об авторе

Владимир Волков

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в “Белорусской деловой газете”, информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели