Расширенный поиск

Во время VII Международного IT-форума в Ханта-Мансийске гендиректор компании «Новые облачные технологии» Дмитрий Комиссаров сообщил, что уже к концу 2015 года около 70 тысяч российских чиновников могут начать пользоваться отечественным офисным пакетом ПО «МойОфис».

Возможно, пересаживание работников госорганов на «МойОфис» станет одним из первых шагов в реализации программы правительства РФ по импортозамещению в IT-сфере. На данный момент уже подписан указ о создании единого реестра отечественного программного обеспечения, оглядываясь на который организации будут вынужденные корректировать свои планы по закупкам ПО, отдавая предпочтение отечественным аналогам зарубежных разработок. Кроме этого совсем недавно с указом президента России наметился и ценовой дисбаланс: свободное ПО фактически получило на рынке России преимущество перед импортным, коммерческим.

Данная инициатива уже успела получить как положительные, так и отрицательные отзывы со стороны российских разработчиков госслужб и предпринимателей.  Помимо понятной радости от дополнительного финансирования отечественных компаний (на создание аналогов западного ПО Минкомсвязи планирует получить до 18 миллиардов рублей) и создания IT-щита против возможных санкций со стороны Запада, у ряда экспертов появляются опасения по поводу сокращения рынка программного обеспечения в России и возможных махинаций при закупках софта.

Чтобы разобраться в сложившейся ситуации на российском рынке ПО и узнать какие плюсы могут принести преференции отечественным IT-компаниям Digital Report обратился к директору по B2B/B2G продуктам “МойОфис” Евгению Фенюшину, руководителю отдела корпоративных систем управления T-Systems RUS Михаилу Аксенову и исполнительному директору АРПП «»Отечественный софт» Евгении Василенко.

Есть ли у вас приблизительные данные по процентному соотношению количества закупаемого отечественного и импортного ПО в российских учреждениях?

Михаил Аксенов: Количественных данных у меня нет. По моим наблюдениям в этом году серьезно просели продажи иностранного ПО бизнес класса. На прежнем уровне остались продажи БД, офисных программ и ОС. Просто потому, что отечественных аналогов немного. Специализированное ПО и до резкого курса правительства на отечественный софт было российским. Основной оборот в этой сфере в денежном выражении приходился на заказные разработки. Если мы говорим о малых предприятиях, то там тоже использовались готовые продукты российского производства, например, 1С, просто потому, что они дешевле. В сфере информационной безопасности российские учреждения уже давно отдают предпочтения российскому софту, что понятно. Так что здесь тоже изменений нет.

Евгений Фенюшин: В соответствии с опубликованным данными Минкомсвязи, которые в основном соответствуют нашим оценкам ситуации, доля импорта программного обеспечения составляет от 50% до 97% в зависимости от типа ПО. Наиболее опасная ситуация на наш взгляд сложилась в сегменте системного и офисного программного обеспечения (соответственно 95% и 97% импорта), что создает существенную угрозу информационной безопасности государственных и коммерческих предприятий.

Евгения Василенко: На данный момент только четверть используемого в России ПО является отечественным. Это средняя цифра по рынку, в разных сегментах ПО доля отечественного разная. Например, у российских разработчиков сильные позиции в сфере информационной безопасности, ERP-системах. В сегменте операционных систем, офисных пакетов доля иностранных производителей очень высока.

Сохраняется ли у отечественных организаций предубеждения по отношению к качеству и функционалу российским программам , а так же тяжело ли убедить клиента сделать выбор в пользу ПО отечественных разработчиков?

Михаил Аксенов: Не замечал. Рынок открыт (был, по крайне мере), информация доступна, все плюсы и минусы давно известны. Вопрос не в предубеждениях, а в реальных возможностях программ. Например, SAP ERP способна обслуживать большее количество пользователей, чем система 1С.

Заказчики и поставщики уже давно работают от потребностей. Особенно в условиях сокращения бюджетов приходится просчитывать множество факторов. Но есть сферы, где российский софт в принципе не может тягаться с мировыми лидерами хотя бы потому, что в них вложены миллионы человеко-часов разработки и усовершенствований. Например, российских аналогов таких баз данных как Oracle просто нет. Опять же замещать офисное ПО на российское себе дороже еще и потому, что большинство пользователей знакомы и хорошо работают именно с продуктами Microsoft. То есть в процессе импортозамещения придется вложиться еще и в переобучение пользователей. А это совершенно другая цена владения ПО. И я не говорю о человеческом факторе, когда можно столкнуться с сопротивлением рядовых пользователей, с их нежеланием переходить на новый софт и тратить время на освоение нового. А если сотрудники в возрасте, то можно получить серьезные проблемы.

Евгений Фенюшин: Определенная настороженность отечественных организаций к российскому ПО на рынке присутствует. Отчасти это связано с тем, что большинство компаний имеет в основном опыт эксплуатации только зарубежного программного обеспечния  и, возможно, с историческими причинами — сложившееся десятилетиями мнение, что все зарубежное лучше. Но практика показывает, что многие просто не знают про аналогичное ПО российского производства, часто обладающее даже лучшими эксплуатационными характеристиками и существенно более качественной технической поддержкой.

В последнее время  интерес к отечественному программному обеспечению существенно увеличился в том числе и  благодаря работе АРПП (Ассоциации российских производителей программных продуктов). На рынке стала доступна информация об отечественных решениях, которые на общих основаниях конкурируют и выигрывают конкурсы у зарубежных аналогов.

Отличными примером может служить опыт 1С, Лаборатории Касперского, Яндекса. Очень часто успешное пилотирование позволяет кардинально изменить отношение заказчика а предлагаемым российским разработкам. После объявления на рынке продукта “МойОфис» мы получили огромное количество обращений от компаний, желающих протестировать наше решение. Так что российский рынок начинает активно присматриваться к отечественному программному обеспечению.

Евгения Василенко: Безусловно, есть предубеждения заказчиков в отношении российских продуктов. Иностранные вендоры имеют миллиардные бюджеты на продвижение своей продукции. Они могут в течение нескольких лет бесплатно раздавать свои продукты, чтобы убить локальных игроков и замостить рынок. Все это приводит к тому, что иностранные программные продукты на слуху, а значит, их покупку легче обосновать перед руководством. Заказчики зачастую даже не знают о российских решениях, которые им могут подойти. Именно на то, чтобы изменить такую традицию закупок направлены разработанные при активном участии нашей Ассоциации меры поддержки отечественного ПО.

В каких IT-сферах (безопасность, офисные решения, БД и тп.) закупщики чаще всего отдают предпочтения отечественным разработкам?

Евгений Фенюшин: На мой взгляд вопрос не в предпочтениях закупщиков, а в наличии на рынке зрелых, способных конкурировать решениях. На текущий момент это безопасность, ERP системы, системы документооборота. С выходом на рынок “МойОфис» таким сегментом станут офисные системы.

Михаил Аксенов: Традиционно это сфера информационной безопасности.

Существует ли вероятность того, что изза введения программы импортозамещения ПО в госучреждениях, российские разработчики воспользуются предоставленной им монополией и поднимут цены на свои разработки?

Евгений Фенюшин: В законодательстве посвященном импортозамещению не предполагается запрета на использование и закупку зарубежного программного обеспечения. Выбор поставщика происходит в конкурентной среде и только при равных характеристиках продуктов должны быть оказаны преференции отечественным разработкам. Я не вижу в этом законодательстве никаких рисков манипуляций и потенциала завышения стоимости российских продуктов.

Михаил Аксенов: Безусловно. Это нормальные законы рынка – сокращается предложение, повышается цена. По моим прогнозам, в полной мере мы прочувствуем повышении цены в 2016 году, в котором экономисты обещают улучшение финансовой ситуации в стране. Сейчас, вроде, кризис, но как только рынок выйдет хотя бы в период стагнации, цены сразу и поднимут. И ценник будет расти, пока рынок снова не придет в равновесное состояние. Хотя первые звоночки повышения цен мы увидим уже в этом году. Второй фактор, который повлияет на повышение цен – российские разработчики не предлагают стандартных решений в сфере специализированного ПО, обкатанных годами. А индивидуальные разработки всегда дороже.

Евгения Василенко: Разработанные меры поддержки отечественного ПО довольно мягкие. Заказчик может купить иностранные продукты, если существующие российские решения ему объективно не подходят. При этом заказчик должен опубликовать, каким характеристикам не соответствуют отечественные продукты. Такой подход нацелен, в первую очередь, на прозрачность выбора ИТ-решений. И мы будет изучать опубликованные заказчиком обоснования, привлекать внимание профильных ведомств к намеренным злоупотреблениям, когда указываются требования, которые заказчику на самом деле не нужны. Например, заявлена работа системы для 1000 пользователей при общей численности сотрудников заказчика в 15 человек.

Говорить о монополии российских производителей довольно трудно. Сейчас ситуация ровно обратная. Тут важно отметить, что, во-первых, в большинстве сегментов ПО есть отечественные конкуренты. И у нас в Ассоциации многие компании конкурируют друг с другом. Во-вторых, предложенные мягкие меры, отсутствие жесткого запрета на закупку иностранного ПО не дадут российским разработчикам расслабиться и почивать на лаврах. Наоборот, они должны будут активно развиваться, чтобы воспользоваться ситуацией для увеличения своей доли рынка.

Какова позиция вашей компании по поводу решения правительства о предоставлении преференций российским разработчикам?

Евгений Фенюшин: Мы считаем это решение полностью обоснованным и стимулирующим российских разработчиков к выпуску конкурентоспособных решений. Отсутствие запрета на закупку зарубежного ПО формирует на рынке здоровую обстановку приводящую к постоянной работе компаний над повышением качества продуктов. Необходимо отметить, что российское законодательство в этой сфере одно из наиболее либеральных. В большинстве стран мира, таких как США, Бразилия, Китай власти страны активно используют политику поддержки национальных производителей при госзакупках.

Евгения Василенко: Безусловно, и закон, и проект постановления правительства направлены на поддержку российских производителей. У нас в стране сейчас бывают парадоксальные ситуации, когда российским производителям проще добиться успеха в других странах, чем у наших государственных заказчиков. Получается, что мы тратим деньги на развитие иностранных ИТ-отраслей, а российские компании не получают заказы и спрос, необходимые для их развития. Надо сказать, что поддержка национальных производителей при госзакупках является стандартной мировой практикой. Принятые на уровне закона, а также рассматриваемые сейчас в правительстве меры позволят восстановить справедливость и дать возможность достойным российским продуктам быть востребованными у государственных заказчиков в России.

Михаил Аксенов: Из минусов. Подобное решение, безусловно, замедлит темпы автоматизации российских предприятий, как я уже говорил, стандартных российских решений во многих сферах нет, а индивидуальные разработки не только дороже, но и дольше. Отсюда вытекает второй минус – за чей счет банкет? Цены будут расти, российские госкомпании переложат свои издержки на плечи налогоплательщиков, то есть нас с вами.

Из плюсов. Будут создаваться новые рабочие места, увеличиться количество граждан страны, занятых в высокотехнологичной сфере. Также через какой-то время сформируется отрасль с 4-5 крупными игроками, которые возьмут на себя крупные разработки и развитие отечественного софта. Другой вопрос, сможет ли выстроенная система работать в условиях рыночной конкуренции, когда границы откроют. В этом плане очень показателен пример Автоваза – предприятие делает не очень хороший продукт, но все еще на плаву благодаря господдержке и пошлинам на иностранные авто. Смог бы Автоваз просуществовать без этих двух факторов? Сомневаюсь.

 

 

Об авторе

Александр Николайчук

IT-журналист. Руководил отделом журналистских расследований в агентстве "Минск-Новости", работал журналистом в "БДГ: Деловая газета", "БДГ: Для служебного пользования", редактором интернет-издания "Белорусские новости" и TUT.BY. Автор проекта "Ежедневник", создатель PR-агентства ЕТС и PDF-журнала ET CETERA, систем Bonus.tut.by и Taxi.tut.by, рекламных и PR-проектов. Руководил Radio.tut.by и TB-TUT.BY. Награжден ассоциацией "Белинфоком" за вклад в освещение развития телекоммуникационной отрасли Беларуси. Главный редактор международного аналитического ресурса Digital-Report.ru, редактор "Слово делу".

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели