Digital Report

Играть по правилам

Prozac74/Flickr.com

В феврале 2016 года посчастливилось принять участие в 18-й Азиатской конференции по безопасности (18th Asian Security Conference), организованной Институтом исследований и анализа в области обороны (IDSA — Institute for Defence Studies and Analyses). Конференция была специально посвящена вопросам кибербезопасности и стратегической стабильности в регионе (и глобально) в связи с так называемой «милитаризацией» киберпространства.

Сборник публикаций — Securing Cyberspace: International and Asian Perspectives, который вышел по итогам конференции, дает любопытную палитру как международных, так и региональных взглядов на вопросы безопасности — как персональной, так и национальной — в связи со стремительным развитием ИКТ.

Немало времени на конференции было посвящено выработке норм поведения государств в киберпространстве, и в частности, успехам работы Группы правительственных экспертов ООН в 2015 году в этом направлении и возможным путям развития этой работы.  Об инициативах ООН, а также ОБСЕ, БРИКС и др. я говорила в своем выступлении, которое отражено в Главе 4 сборника (Working out the Rules of Global Cyberspace Governance). С августа этого года уже 5-я ГПЭ ООН с мандатом до 2017 года изучает возможности поддержания мира и безопасности в киберпространстве, и тема, конечно, останется под пристальным вниманием международного сообщества и в других правительственных и прочих форматах в ближайшие месяцы и годы.

Что касается самой ГПЭ, в этом году она соберет не 20, а 25 стран — в числе новых участников Швейцария, Нидерланды, Казахстан и другие страны с различным опытом и подходом к решению проблем кибербезопасности в контексте глобального мира и безопасности. В частности, новым членом стала как раз Индия, и она наверняка примет самое активное участие в ГПЭ с учетом существующих геополитических конфликтов в регионе. На предстоящей конференции Observer Research Foundation в Дели — CyFy -этой теме будет посвящено немало времени.

Уже было сказано, что эта группа скорее всего станет последней, в том числе потому, что дальнейшая, более подробная проработка правил поведения и их реализация в национальных регуляторных и технологических контекстах выходит за мандат площадки. Есть мнение, что ее успешная работа по примирению позиций и определению «общего знаменателя» позволит создать основу для будущего международного соглашения в области обеспечения международной информационной/кибербезопасности и предотвращения конфликтов в киберпространстве. Особенно если все-таки удастся более детально проработать вопросы применения международного права к киберпространству и определения понятий применения силы, вооруженного нападения (конкретно США уже признала кибератаки против государства как акт агрессии со всеми вытекающими последствиями в соответствии с правом вооруженного конфликта), типологии критической инфраструктуры, кооперации в отношении деятельности неправительственных субъектов и т.п. Надо признать, что относительно небольших кибератак против компаний и отдельных граждан все же гораздо больше, чем громких скандалов, которые попадают в газетные заголовки.

И все же по-прежнему важен вопрос, собственно, реализации договоренностей ГПЭ — с учетом их добровольности и юридической необязательности — и отсутствия механизма полноценного взаимодействия с техническими специалистами и частным сектором, отвечающим за значительную часть критической инфраструктуры, о которой идет речь.

 

Перейти к верхней панели