Расширенный поиск
Гульмира Биржанова, юрист ОФ «Правовой медиа-центр» (Астана), эксперт в области национального и международного медиа-права, побеседовала с журналистом Digital.Report Айгерим Толеухановой о проблемах управления интернетом в Казахстане.
IMG_7199

Гульмира Биржанова

Какие тенденции можно отметить сегодня по Казахстану в сфере правового регулирования интернета, и как они отличаются от прежних практик?

В мире есть несколько подходов к тому, как регулировать интернет. Первый заключается в том, что государству не вмешивается в саморегулирование интернета. Второй подход — это ограниченное участие государства в управлении интернетом и правоотношений в нем (скажем, в вопросах детской порнографии, терроризма, экстремизма и так далее). И третий подход состоит в жестком законодательном регулировании «по вертикали». Казахстан выбрал последнюю модель, и по моему мнению, это неправильно.

Во-первых, интернет технологически представляет собой возможность реализации фундаментального права человека на свободу выражения. Во-вторых, регулирование «сверху вниз» неизбежно в итоге приводит к прерогативе «рубильника» — когда государство оставляет за собой привилегию контролировать и фильтровать контент. С каждым годом в Казахстане вводятся изменения в законодательство в рамках этой, ограничительной модели регулирования, и правоприменительная практика тоже указывает на эту тенденцию.

Как развивался этот подход?

В 2009 году впервые ввели нормы, обозначившие дальнейший вектор интернет-политики. Именно тогда буквально все, что есть в интернете, обозначили как «средство массовой информации». Мера ответственности — административная, гражданская, уголовная — также была приравнена к СМИ. Из-за этого сегодня появляется сомнительная правоприменительная практика судебных решений по постам в Фейсбуке, например, и эта практика противоречит нормальным юридическим стандартам. Масс-медиа и правозащитники призывали отменить эту норму и тогда, и сейчас, когда принимается закон об информатизации. Нас не послушали. В качестве одного из возможных решений эксперты предлагали ввести понятие «сетевых изданий», т.е не все, что в интернете было бы СМИ, а только те сайты которые прошли постановку на учет как «сетевые издания» . По нашему мнению, это немного изменило бы ситуацию в лучшую сторону.

В последние годы стали выделяться громадные средства на госфинансирование СМИ, включая интернет-сайты. Также государство тратит деньги и на регулирование интернета — продвижение пропагандистских материалов, мониторинг и поиск незаконного контента, который подлежит блокировке. Но в Казахстане не существует реестра запрещенных сайтов, а мы убеждены, что эта информация должна быть открытой для общественности. Хуже того, с прошлого года в Казахстане можно блокировать сайты без решения суда — по требованию Генпрокуратуры. Эта норма была введена, несмотря на явную юридическую коллизию — ведь, согласно другому действующему закону, блокировки возможны только с санкции суда. Проблема блокировки сайтов в Казахстане выходит за рамки противоправного контента, блокируются сайты критической направленности, популярные независимые онлайн-издания.

Какие вызовы сегодня наиболее актуальные, на ваш взгляд, что требует решения в первую очередь?

Во-первых, мы предлагаем отменить норму, приравнивающую интернет к СМИ. Это решило бы часть проблемы и устранило бы путаницу в понятийном аппарате. Во-вторых, мы настаиваем, что для цензурирования онлайн-контента обязательно должна быть судебная процедура — со всеми необходимыми гарантиями для сторон в плане соревновательности процесса и возможностей для апелляции. Кроме того, при вынесении решения, судьи должны применять международный стандарт «повышенной терпимости публичных фигур», поскольку часто претензии к интернет-журналистам, блогерам и пользователям соцсетей идут от чиновников, депутатов и госслужащих, болезненно реагирующих на критику, воспринимающих ее как диффамацию и выставляющих многомиллионные иски «обидчикам» за моральный вред.

Еще одна проблема — в нашем законодательстве обозначено как можно заблокировать сайт, но не предусмотрено процедуры разблокировки сайтов. Все чаще блокируются зарубежные ресурсы. Например, сайт Ferghana.ru заблокирован в Казахстане с прошлого года после публикации о межэтнических столкновениях между гражданами Казахстана и Узбекистана. Недоступны сайты британской Daily Mail, кыргызского Kloop. Конечно, люди пользуются прокси-серверами, VPN и анонимайзерами, но это не решение системной проблемы. Avaaz.org, сайт онлайн-петиций, тоже больше года заблокирован после обращения к президенту Назарбаеву. За последний год имелись случаи перебоев в работе приложений-мессенджеров. Иногда фильтрации подвергается не весь сайт, а отдельные его страницы, как это происходит с сайтом казахской службы «Радио Свобода». И очень часто никто не берет на себя ответственности за такие внесудебные блокировки. Так, сегодня уже более двух месяцев заблокирован ratel.kz, блокируется zona.kz.

В последнее время участились спекуляции на тему возможной блокировки Фейсбука в Казахстане.

У людей во власти есть мнение, что Фейсбук сыграл какую-то значимую роль в «цветных революциях» и «Арабской весне», и они опасаются повторения таких событий в Казахстане. Однако, я сомневаюсь, что Фейсбук будет блокироваться у нас из-за его высокой популярности. Также есть мнение, что на этой платформе «крутится» очень много рекламы, и что этот сегмент бизнеса контролируется не последними людьми среди правящих элит.

В какого рода альянсах вы видите потенциал решения таких проблем? НПО и бизнес, НПО и правительство, может быть, силовые структуры, суды, или бизнес или власть…

Может сработать обращение к международным организациям, поскольку

казахстанские власти заинтересованы в международном признании и чаще реагируют на критику извне, чем изнутри.

А насколько готовы к сотрудничеству госорганы в вопросах регулирования интернета и внедрения международных стандартов в этом направлении?

У наших госорганов есть универсальная отговорка, когда речь заходит о международных стандартах: «у Казахстана свой путь». Но мы, как организация, работаем с депутатами парламента, с уполномоченным органом, можем сказать, что в последнее время с их стороны чаще идут на диалог. У нас есть возможность работать в рабочих группах по различным законопроектам, мы активно вовлечены в процесс принятия решений, высказываем свою позицию и вносим свои предложения. Есть вопросы, по которым они могут пойти на уступки, но в сфере прав человека у них, конечно, политической воли меньше.

А в каких сферах они более склонны сотрудничать?

Если НПО работает в сфере социальных прав — занимается детьми, людьми с ограниченными возможностями и т. п. — им легче идти на контакт, чем с НПО, которые занимаются политическими правами, например, правом на свободу слова. В последнем случае чаще возникает недоверие и неподопонимание, восприятие таких организаций как «иностранных агентов».

Что вы можете сказать о текущей ситуации с правом на доступ к информации?

Мы надеемся, что с принятием закона о доступе к информации, ситуация улучшится, поскольку там предусмотрена обязанность государственных органов предоставлять информацию онлайн и офлайн. Впрочем, нам не удалось добиться внедрения на законодательном уровне понятия «общественный интерес», но на сегодня, само принятие такого закона будет большим шагом вперед для Казахстана. Мы надеемся, что в будущем у нас будет возможность вносить в него конструктивные изменения и дополнения.

Расскажите о текущих направлениях и планах работы вашей организации.

Мы будем продолжать работать в направлении интернет-свобод и, в частности, обеспечения права на свободу выражения в интернете. В рамках этого проекта мы создали фонд помощи онлайн-журналистам на случай возникновения судебных конфликтов, связанных с публикациями в интернете. Они могут к нам обратиться за материальной поддержкой по покрытию судебных издержек и оплату адвокатов. Фонд действует с прошлого года, уже есть несколько обращений журналистов.

Также открыта онлайн-приемная на нашем сайте lmc.kz, где каждый интересующийся может обратиться с вопросом обо всем, что касается правовой безопасности в интернете. Основная деятельность нашей организации – это правовые консультации, представительство в суде, работа над реформой законодательства.

Еще одно направление – мониторинг госфинансирования СМИ и интернет-ресурсов. На нашем сайте доступна база данных по тому, сколько денег государство тратит, и на что. Эта информация очень непрозрачная, и работа по обнародованию этих данных довольно сложная.

Формат работы нашей организации — правовой, и мы стараемся говорить с государством, участвовать в разработке законодательства, поднимать тему приведения нормативно-правовой базы в соответствие с международными стандартами.

Айгерим Толеуханова (Астана, Казахстан).

Об авторе

Айгерим Толеуханова

Журналист (Алматы, Казахстан). Автор публикаций по вопросам мобильных технологий, прав человека, беженцев и гуманитарной помощи.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели