Расширенный поиск

За последние два года Грузия отстала от глобальных и региональных тенденций в сфере развития электронного управления. Страна потеряла позиции в рейтинге ООН по е-governance. Эксперты надеются, что за следующие два года Грузия исправит ситуацию.

Все последние годы Грузия показывала хорошие результаты в сфере электронного управления, однако в 2016 году наступил регресс. Такое мнение выражают эксперты Организации Объединенных Наций. По данным исследования «E-Government Survey 2016» ООН, Грузия опустилась на пять позиций по сравнению с показателями предыдущего рейтинга. Руководитель направления электронного управления Института развития свободы информации (IDFI) Теона Турашвили считает, что место страны в рейтинге могло бы быть значительно выше, если бы было государство исполнило хотя бы минимум тех обязательств, которые взяло на себя в рамках инициативы Open Governance Partnership (OGP). Например, «если бы был создан портал электронных петиций или опубликованы стандарты публикации открытых данных, или был больше развит портал my.gov.ge».

Грузия в рейтинге ООН

Отчет E-Government Survey ООН готовит раз в два года. Исследование оценивает глобальные тенденции развития электронного управления и определяет существующие проблемы. Эксперты организации составляют два индекса – электронного управления и электронной вовлеченности.

Грузия в рейтингах E-Government Survey UN

2014

2016

Е-управление

56 место (0,60)

61 место (0,61)

Е-вовлеченность

49 место (0,59)

76 место (0,56)

 

Согласно отчету за 2016 год, Грузия в списке из 193 стран заняла 61 (0,61) место, спустившись с 56-го (0,56). В индексе электронной вовлеченности страна опустилась еще ниже в списке – с 49 места (0,59) в 2014 году на 76 место (0,56), потеряв 27 позиций. При этом сами показатели уменьшились не намного. Потерю места в рейтинге Теона объясняет так: «Мы за эти два года ничего нового не придумали, тогда как другие страны не стоят на месте и показывают успехи, тем самым, опережая нас».

Показатели Грузии отстают от среднеевропейских – большинство западных стран показали оценки в районе 0,7 баллов. Среди 15 постсоветских стран Грузия на 8 месте по индексу е-управления и на 10 месте – по е-включенности (в 2014 году в обоих списках была на 7 месте). Улучшили свои позиции страны Балтии, Азербайджан, Беларусь, Россия и Казахстан.

Сооснователь и директор Института развития свободы информации Гиорги Клдиашвили разочарован ухудшением позиций Грузии в рейтинге UN E-Government Survey 2016. В декабре в Париже прошел ежегодный саммит инициативы Open Governance Partnership. В нем приняла участие грузинская делегация под руководством президента. «Впервые в истории саммитов OGP Грузия не привезла с собой ни одного приза и не была номинирована ни на одну медаль. Хотя мы, как страна-сопредседатель партнерства, должны подавать пример другим. Президент, выступая на церемонии открытия, рассказывал об успехах Грузии менее трех минут. Потому что нечем блистать. Министр юстиции, который представляет в OGP грузинское правительство, опять говорила об открытии общественныех центров и проактивной публикации информации – хотя это обязанности 2012 года. После того было утверждено уже два новых плана действия. Если так продолжим, очень плохо покажем себя миру», – написал Клдиашвили на своей странице в Facebook.

Место Грузии в рейтинге UN e-Government

Год

2010

2012

2014

2016

Место в рейтинге

100

72

56

61

 

Как составляют рейтинг: главные  компоненты

При расчете индекса е-управления эксперты учитывают три фактора:

  1. Наличие онлайн-сервисов – оцениваются функционирующие государственные веб-страницы, особое внимание уделяется национальным порталам, электронным услугам и е-платформам;
  2. Развитие телекоммуникационной инфраструктуры – аналитики учитывают число интернет-пользователей, пользователей мобильной связи, беспроводного интернета и другие показатели;
  3. Человеческий капитал – учитывается активность граждан в использовании технологических инноваций.

Рейтинг электронной вовлеченности отражает готовность правительства использовать новые технологии для вовлечения граждан в процесс е-управления. При его составлении учитывают три фактора:

  1. Электронная информация – доступность публичной информации;
  2. Электронная консультация – оценивается возможность граждан участвовать в разработке публичной политики;
  3. Принятие е-решений – способствует ли государство участию граждан в принятии решений.

Постсоветские страны в рейтинге UN E-Government Survey 2016

Место в рейтинге

Страна EGDI* Наличие онлайн-сервисов Развитие телекоммуникационной инфраструктуры Человеческий капитал

13

Эстония

0,8334

0,8913

0,7329

0,8761

23

Литва

0,7747

0,8261

0,6262

0,8717

33

Казахстан

0,7250

0,7681

0,5668

0,8401

35

Российская Федерация

0,7215

0,7319

0,6091

0,8234

45

Литва

0,6810

0,6087

0,5831

0,8512

49

Беларусь

0,6625

0,4855

0,6304

0,8716

56

Азербайджан

0,6274

0,6812

0,4852

0,7158

61

Грузия

0,6108

0,6377

0,4184

0,7763

62

Украина

0,6076

0,5870

0,3968

0,8390

65

Республика Молдова

0,5994

0,5942

0,4850

0,7191

80

Узбекистан

0,5434

0,6884

0,2463

0,6954

87

Армения

0,5179

0,4275

0,3922

0,7338

97

Кыргызстан

0,4969

0,4275

0,3123

0,7508

140

Туркменистан

0,3337

0,0870

0,2559

0,6583

139

Таджикистан

0,3366

0,1232

0,1866

0,7001

*EDGI (E–Government Development Index)

Работа над ошибками

По мнению главы Управления инфраструктурой DEA Николоза Гагнидзе, в сфере электронного правительства не все так плохо. «За первые девять месяцев 2016 года при помощи Data exchange infrastructure было совершено 26 млн транзакций, и их число растет. По его словам, чаще всего пользователи просматривают информацию следующего рода – план действий строительно-реабилитационных работ, реестр пунктов обмена валюты и реестр лиц, осуществляющих денежные переводы. Среди ведомств, предоставивших открытую информацию – Национальный банк, аппарат министра по евроинтеграции, официальное издание грузинского правительства «Мацне», Дом юстиции и Информационная система управления образованием.

Среди новшеств также – мобильная аппликация, созданная на основе данных реестра пунктов обмена валюты и бизнес-портал для коммерческих организаций, добавленный к платформе my.gove.ge. «Пока в нем работает всего несколько сервисов, например возможность переписки, при помощи которой можно отправить запрос почти любому административному органу. Позже планируем внедрить другие сервисы», – рассказал Гагнидзе на конференции GITI-2016.

Однако руководитель направления электронного управления Института развития свободы информации (IDFI) Теона Турашвили считает, что существующие платформы е-governance развиваются недостаточно: «Е-управление стоит на месте, вместо того чтобы переходить на следующий этап. Портал открытых данных есть (data.gov.ge), но на нем выкладывают информацию всего лишь несколько ведомств. Платформу my.gov.ge надо больше развивать, привлекая к ней пользователей». По ее мнению, грузинские власти только на словах называют развитие электронного управления приоритетным. «Еще в июле прошлого года правительство анонсировало создание портала петиций ichange, но он до сих пор не создан. Не исполнено также обещание разработать новый закон о свободе информации, взятое властями в 2014–2015 годах», – говорит Турашвили.

Отдельная проблема, по ее мнению, – неравномерное внедрение е-управления на уровне центральной власти и органов местного самоуправления. «Только несколько муниципалитетов используют электронные системы управления. Существующее цифровое расслоение негативно сказывается на рейтинге страны», – отмечает Турашвили.

Шанс есть

Основатель эстонской Академии электронного правительства Ивар Талло помогал грузинской команде внедрять систему е-управления. Откат Грузии назад в сфере e-governance эксперт объяснил DR так: «Думаю, дело в том, что грузинское правительство много чего пообещало как в формате OGP, так и напрямую организациям-донорам и странам, но не смогло исполнить обещания, за которые доноры уже заплатили». Исполнить обещания, по его словам, помешало то, что «была слабо выстроена общая программа развития ИТ-нужд и координация ИТ-разработок. «Особенно тяжело видеть, как низко упала е-вовлеченность – с 49 до 76 места», – говорит Талло.

Тем не менее он смотрит в будущее с оптимизмом: «Даже для того, чтобы сохранить то же место в рейтинге, вам надо двигаться вперед, как это делают другие страны. Я чувствую в воздухе признаки улучшения. У нового правительства есть шанс исправить ситуацию», – сказал он DR.

С оптимизмом в будущее смотрят и другие участники ИКТ-индустрии. Министерство экономики анонсировало проект, который обещает стать грандиозным – Дом Бизнеса, строящийся для предпринимателей. Он объединит все государственные сервисы, которыми пользуются предприниматели, в одном физическом и электронном пространстве. В единую систему войдут 600 услуг от 60 государственных учреждений. Дом бизнеса – часть реформы, подразумевающей полную перестройку системы государственных услуг. «Проект предполагает большую и серьезную реформу управления, в основе которой будет лежать оптимизация бизнес-процессов», – сказал на церемонии закладки камня министр экономики и устойчивого развития Дмитри Кумсишвили. «В Доме Бизнеса будет использован тот же подход «единого окна», что и в Домах юстиции, только Дома Юстиции ориентированы на обычных граждан, а Business House – на предпринимателей. Мы также планируем внедрить принцип «все везде» – он предполагает, что любая услуга должна быть доступна в любом месте. За новой концепцией предоставления госуслуг стоит такая развитая IT-Core система, что не будет иметь значения, куда обратиться – услуги можно будет получить и в Доме юстиции, и в Доме бизнеса, и даже в каком-нибудь центре в далекой деревне», – объясняет советник министра экономики и устойчивого развития Арчил Букиа.

Еще один проект, который, по мнению некоторых экспертов, поможет Грузии подняться в мировом рейтинге – внедрение электронной цифровой подписи (ЭЦП), о необходимости введения которой говорят давно. Она призвана упростить взаимодействие между гражданами, бизнесменами и административными органами. «Благодаря ЭЦП можно будет получить электронный сервис дистанционно – это повысит эффективность оказания услуг. Это особенно важно для таких секторов, как банковская, страховая и сфера здравоохранения», – говорится в сообщении правительства. Оно уже приняло законодательные изменения – осталось дождаться одобрения парламентов. После того как закон вступит в силу, ставить цифровую подпись на электронных документах можно будет при помощи удостоверения личности нового образца с биометрическими данными. Планируется также реализовать проект Mobile ID – он позволит ставить цифровую подпись при помощи мобильных телефонов. Глава Агентства обмена данными при Минюсте Ираклий Гвенетадзе предполагает, что на все это уйдет около полутора лет: «За полтора года правительство должно представить план, по которому цифровая подпись во всех государственных учреждениях будет принята обязательной к исполнению».

Об авторе

Яна Исраэлян

Журналист, редактор (Тбилиси, Грузия). Окончила Школу Журналистики при «Радио Свобода» и Школу медиа-менеджмента (Киев). Изучает политологию на магистратуре в грузинском Государственном университете Ильи. В разное время работала на телевидении и радио, в газетах и журналах. В 2008 году получила приз UNFPA в номинации «Лучшая статья». Сотрудничает с рядом местных и зарубежных изданий, участвует в межрегиональных проектах, снимает документальные фильмы. Сфера интересов: информационные технологии, социальные медиа, гражданская журналистика. yana.israelyan@digital.report

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели