Лет двести понадобится человечеству, чтобы прийти к новому общественному укладу, основанному на цифровом единстве. Как результат – полная информационная свобода и обновленная экономика без разделений на государства и валюты. Фундамент нового мира закладывается уже сегодня, рассказал Digital.Report председатель правления «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико.

Мир движется в сторону цифрового равенства и нового формата экономики, построенной с учетом доступных телекоммуникационных технологий. Можно ожидать, что это приведет к унификации денег, исчезновению валют?

Все правильно, зачем нам сегодня Webmoney, евро, рубль и еще что-то другое. Сегодня мне нравится рубль, а завтра — нет, или я приезжаю за границу, рассчитываюсь рублевой карточкой, а мне по курсу списывают валютный эквивалент. То, куда движется мир с блокчейнами, криптовалютами — это попытка построить систему с неким автоматически рассчитываемым стоимостным эквивалентом. Единым эквивалентом. Если вернуться в исходную точку истории, в момент, когда появились деньги, то первоначально они и были этим стоимостным эквивалентом. В древности эквивалент был в виде ракушек, шкур, изделий из редкого металла, и на каком-то этапе люди определились с эквивалентом золота или другого металла для разных товаров. Так вот сейчас, я абсолютно уверен, что технологически мы подходим к идее автоматического немонетизированного расчета этого эквивалента. Что будет этим эквивалентом – вопрос пока непонятный.

Уже есть какие-то варианты?

Виктор Бабарико

Пока нет. Сейчас все пытаются заменить эквивалент и обойтись без него.  Блокчейн — это попытка обойтись без единого эквивалента. Криптовалюта — это некий аналог единого эквивалента, но все-таки он привязан к существующему стоимостному выражению. Но если посмотреть на основные темы профильных конференций, становится понятно — все уже отказываются от идеи блокчейнов, биткоинов и придумывают совершенно другой инструментарий. Я считаю, что люди правильно и четко понимают, что нам нужен единый эквивалент, который рассчитывается, что очень принципиально, автоматически, без участия человека. В этом случае исчезает фактор, который мы наблюдаем в разности курсов валют. То есть сильное государство может определять, например,  что работая в Америке, слесарь получает полторы тысячи долларов, а слесарь с такими же компетенциями в Беларуси — 300 рублей. Потому что экономики разные? Но для слесаря, собственно, все равно. Получается, его зарплата зависит только от места, в котором он применяет свои профессиональные навыки. Обидно.

Вы думаете государства выпустят из рук такой рычаг экономического контроля?

Я считаю, что эпоха экспертной экономики, где между потребителем и производителем всегда стоял эксперт в лице банка, государства, депутата, — уходит. Экспертное звено возникло из-за того, что технологии коммуникаций не успевали за ростом человечества. Два племени, разделенные горами, уже не могли между собой общаться. Сейчас произошел технологический рывок, когда я могу спросить одновременно практически всю планету о том, что мы будем делать. Условно. Новые технологии коммуникаций дали нам возможность спрашивать большинство, и решения людей уже несильно зависят от национальной принадлежности, а очень скоро не будут зависеть и от языковой. Люди уже начали объединяться не по территориальному признаку, а по интересам. Поэтому в экспертах уже нет необходимости.

Вам не кажется, что мы все идем в сторону финансового и телекоммуникационного коммунизма?

Не к коммунизму. История социализма — более дорогая, чем история капитализма. Только богатая страна может позволить себе социализм. Эксперимент с попыткой сделать социализм в бедной стране провалился. Скандинавский социализм существует. Отдельные страны достигли уровня, когда они могут просто платить своим гражданам по 2,5 тысячи евро. Экономически коммунизм возможен в том случае, когда планетарное богатство станет доступным всем. Но принцип социализма — от каждого по способности, каждому по труду — это жестко, но понятно. Умеешь пилить — получил определенную сумму. Но принцип коммунизма — от каждого по способностям, и каждому по потребностям — очень сложный и несет в себе больше элемент не экономический, а нравственно-этический. Ты пилишь, но потребность у тебя, как у академика. Для коммунизма должен быть определенный общественный уклад. В то, что он возникнет в текущих реалиях — не верю. Естественный отбор должен быть, а значит сохранится и расслоение общества. Мы разные, а значит способности и потребности у нас разные. Поэтому мы идем к цифровому единству, более экономически выгодному, и унификации. Я верю и считаю справедливым, что рабочий в Китае, при одинаковых компетенциях, должен получать столько же, сколько рабочий в Америке. Но несправедливо, если разные качественные и количественные результаты одного труда нужно оценивать одинаково. Люди должны иметь возможность совершенствовать свои навыки и получать больше. Это эволюционная история о том, что если я хочу быть лучше, то должен прилагать больше усилий, а значит и оценка моя должна быть отличной от других.

Так будет цифровое единство или нет?

Единство будет, равенства не будет. Будет цифровое единство, но не будет статусного равенства.

Через сколько лет этого можно ожидать? 

Смешно на эту тему делать прогнозы. Есть эволюционные скептики, которые говорят, что человек не построит единого общества, потому что на пути к этому он сам себя уничтожит. При переходе от экспертной экономики к новой, более выгодной, меня пугает количество экспертов и их сильное сопротивление. Эксперты в лице государств, депутатов, институтов по всему миру делают все возможное, чтобы не выпустить рычаги контроля. Как это так, говорят эксперты, если вы сами начнете объединяться в сообщества и управлять процессами, вы не сможете развиваться, у вас нет на это компетенций. Поэтому скептики говорят, что эпоха абсолютного цифрового равенства не наступит никогда. Но, если использовать принцип прогнозирования Ходжи Насреддина, то я думаю, в лет 200 можно уложиться. История денег насчитывает порядка 2,5 тысячелетий, у нас процесс пойдет раз в 10 быстрее.

 

Share

Об авторе

Александр Николайчук

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в "Белорусской деловой газете", информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Напишите комментарий

Перейти к верхней панели