Расширенный поиск
Уровень интернет-свободы в мире демонстрирует отрицательный рост пятый год подряд: все больше правительств подвергают цензуре общественно важную информацию и накладывают на частный сектор все более строгие требования по удалению оскорбительного с их точки зрения контента, говорится в докладе Freedom House «Свобода в интернете 2015». Digital.Report приводит перевод вступительной части доклада.

Государственные власти посадили за решетку еще больше пользователей за их онлайн-деятельность, в то время как преступные и террористические группировки сделали наглядный пример для устрашения из тех, кто осмеливался разоблачать их деятельность онлайн. Это было особенно заметно на Ближнем Востоке, где публичное бичевание свободомыслящих блогеров, пожизненные заключения онлайн-критиков и обезглавливание интернет-журналистов стали мощным сдерживающим фактором на пути сетевой организации наподобие той, что лежала в основе Арабской весны.

Новый тренд заключается в том, что правительства стремятся переложить тяжесть ответственности за цензуру на частные компании и индивидуальных пользователей через требования удалить контент, а в случае неудачи прибегают к прямым блокировкам. Местные компании особенно уязвимы перед прихотью законодательных органов и недавним расцветом репрессивных мер. Но крупные международные корпорации вроде Google, Facebook или Twitter также столкнулись с аналогичными требованиями ввиду своей популярности.

Онлайн-слежка в мире только усилилась, несмотря на волну негодования после разоблачения Эдвардом Сноуденом в 2013 году массового сбора информации Агентством национальной безопасности США. Несколько демократических стран, включая Францию и Австралию, приняли новые меры, дозволяющие массовую слежку, отчасти из-за обеспокоенности внутренним терроризмом и распространением «Исламского государства» [организация запрещена в России и в ряде других стран Евразии – прим. DR]. Запреты на использование шифрования и прочих инструментов онлайн-анонимности становятся все более частыми, в то время как государственные власти ищут черные ходы к шифрованию, что несет угрозу для цифровой безопасности всех без исключения. Свидетельства того, что страны с плачевным уровнем прав человека приобретают технологии слежки и вредоносные программы у западных компаний типа Hacking Team усиливают подозрения в том, что эти инструменты используются для давления на политических диссидентов.

Несмотря на это, активисты, правозащитные организации и журналисты старались дать отпор ухудшающейся ситуации с глобальной свободой интернета. В Индии, под давлением петиции от гражданского сообщества, Верховный суд в марте 2015 года признал неконституционным ограничительный пункт закона, который использовался для криминализации онлайн-выражения, в частности в социальных сетях. В Аргентите Верховный суд защитил посредников от давления, направленного на превентивную цензуру контента от третьих лиц. А в Соединенных Штатах, USA Freedom Act в июне 2015 стал шагом в сторону реформы сбора данных в Сети после почти двух лет дебатов вокруг практик АНБ.

В более репрессивных странах, где потенциал законодательных изменений ограничен, активисты добились некоторых успехов в использовании информационных и коммуникационных технологий для призыва власть имущих к ответственности за их злоупотребления. В Эфиопии требования освободить блогеров проекта Zone 9, которых судили по обвинению в терроризме, привели к международной онлайн-кампании с хэштегом #FreeZone9Bloggers, которая, в свою очередь, содействовала освобождению пяти из девяти подсудимых в июле 2015 года. В Саудовской Аравии широкое использование смартфонов позволило активистам задокументировать нарушение прав человека в Сети, что вызвало общественное негодование и привело к увольнению двух чиновников.

Снижение интернет-свободы было менее резким по сравнению с предыдущими годами.

Хотя общая траектория интернет-свободы остается негативной, ее снижение было менее резким по сравнению с предыдущими годами. Маленькие победы, описанные выше, дают надежду на то, что негативный тренд можно развернуть и что борьба за свободный и открытый интернет будет продолжаться даже в самых суровых условиях.

Измеряя глобальное падение

Чтобы пролить свет на главные угрозы стремительно меняющейся онлайн-среды, Freedom House провел всестороннее исследование интернет-свободы в 65 странах мира. Этот ежегодный доклад, шестой по счету, отражает события с июня 2014 по май 2015 гг. Более 70 исследователей, почти все находящиеся в рассматриваемых ими странах, участвовали в составлении документа через анализ законов и практик, относящихся к интернету, проверку доступности отдельных сайтов и интервьюирование широкого круга источников.

32 из 65 исследованных страны находятся на негативной траектории интернет-свободы с июня 2014 года. Самое существенное ухудшение наблюдается в Ливии, Украине и Франции. Ливия, разрываемая внутренним конфликтом, испытала удручающий рост насилия против блогеров, новые случаи политической цензуры и рост цен на интернет- и мобильные услуги. Ситуация в Украине, на фоне собственного территориального конфликта и информационной войны с Россией, характеризуется ростом преследований за критический по отношению к действующей власти контент, а также рост насилия со стороны пророссийских военных формирований в восточных регионах страны по отношению к авторам проукраинских публикаций. Место Франции снизилось главным образом из-за противоречивых инициатив, последовавших после террористической атаки на сатирический журнал «Шарли Эбдо» – таких, как ограничения на контент, который может быть воспринять как «оправдание терроризма», преследование пользователей и существенно повысившийся уровень онлайн-слежки.

Китай стал самым вопиющим нарушителем онлайн-свобод минувшего года. В свете того, что президент Си Цзиньпин сделал «кибер суверенитет» один из приоритетов в качестве лидера Коммунистической партии Китая, интернет пользователи подверглись давлению за якобы «распространение слухов», более широкому внедрению законов против анонимности и нарушению в работе инструментов обхода онлайн-цензуры. Хотя их нельзя назвать новыми, эти меры были применены с беспрецедентной мощностью. Google, работа которого в прошлом часто прерывалась, был практически полностью заблокирован. Заслуженные правозащитники были посажены в тюрьму за онлайн-деятельность. Среди них адвокат Пу Чжицян, которому предъявлены обвинения в «инициировании раздора» в связи с 28 постами в социальных сетях, и 70-летний журналист Гао Ю, которого приговорили к семи годам тюрьмы за отправку «государственных секретов» иностранному сайту. Официальные цензурные органы подавляли онлайн-комментарии относительного о темах от демократических протестов в Гонконге до волатильности рынка ценных бумаг.

Сирия и Иран заняли 2-е и 3-е место соответственно среди самых больших нарушителей. Активисты, блогеры и гражданские журналисты в Сирии продолжают подвергаться жизненной опасности, исходящей от вооруженных формирований по всему политическому спектру. В Иране позитивные шаги президента Хассана Рухани и министерства ИКТ привели к повышению скорости интернет-каналов и распространению частот 3G среди всех крупных операторов. Однако, несмотря на реформистскую риторику президента, серьезные изменения в области гражданских свобод продолжают блокироваться верховным лидером и консервативными элитами страны. В июле 2014 года восемь молодых людей были приговорены в общей сложности к 127 годам заключения за антиправительственные посты в Фейсбуке.

С другой стороный, в 15 странах были зафиксированы положительные изменения. Самый большой прорыв произошел в Шри Ланке после выборов в январе 2015 года. Новое правительство разблокировало ранее недоступные сайты и прекратило нападки и преследование пользователей. Куба также сделала шаг вверх после восстановления дипломатических отношений с США, что открывает потенциал для ИКТ сектора. Стоимость доступа в интернет, хотя по-прежнему слишком высокая для большинства кубинцев, была сокращена вдвое; были открыты первые общественные точки доступа Wi-Fi; онлайн-СМИ приняли более критический тон по отношению к властям. В Замбии наблюдалось снижение основных ограничений на онлайн-контент по сравнению с предыдущим годом—тренд, который продолжился после избрания нового правительства в 2015 году.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели